android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Дмитрий Губерниев: «Я работаю и для тех, кто меня критикует»

Популярный комментатор и телеведущий Дмитрий Губерниев дал настолько откровенное интервью Sports.ru, что даже неожиданно для себя угодил в ловушку. Попса в репортажах, Басков и рок-музыка, зависть и стыд, Слепцова и Нойнер, рейтинги футбола и биатлона, фартовая работа на «Евровидении» и предстоящие отлучки на «Евроспорт».

- Почти два года назад в интервью Sports.ru вы пообещали не меняться как комментатор. Получается?

– Скажу честно: чем больше вижу опросов, которые проводятся у вас на портале, тем меньше мне хочется меняться. Когда, по мнению коллег, журналист оказывает такое влияние на вид спорта, это заставляет его держаться твердой генеральной линии. Возможны лишь легкие тактические изменения. Стратегически я абсолютно уверен в себе, остаюсь таким же, каким был. В этом мне помогают профессионалы, и я к ним прислушиваюсь.

«Я помню всех чемпионов – наших и не только»

- Между желанием держать генеральную линию и топтанием на месте очень тонкая грань.

– Не повторяется тот, кто сидит на диване и молчит! Я продолжаю готовиться к репортажам, по мере сил пропагандирую тот или иной вид спорта. Я начал интересоваться биатлоном с ЧМ-82 в Минске, который перенесли из-за плохой погоды. Я помню всех чемпионов – наших и не только.

Насчет грани вы правы, но чтобы ее чувствовать – у меня есть публика, мои учителя. Они следят за тем, что я делаю, и не дают делать плохо. Да, можно, наверное, иногда добавить желтизну. Даже не желтизну, а попсу. Но, понимаете, я всю жизнь слушаю рок, воспитан на классике рока. В любом случае, элементы попсы позволяют себе многие исполнители, но, в конечном итоге, генеральная линия у них прежняя.

- Переслушиваете свои старые комментарии?

– Не так часто. Считаю, каждый следующий репортаж можно сделать лучше, поэтому мне не нравится то, что было раньше. Я читал, что Хворостовский тоже не доволен своими прежними записями. Недавно Пол Стэнли, солист группы «Kiss», сказал, что если бы можно было возвратиться в 87-й год, он бы переделал альбом «Crazy Nights». Вот и я думаю, что вернулся и сделал бы все лучше.

- Вас принято воспринимать ура-патриотом, преподносящим всех иностранцев чуть ли не врагами.

– Это неправда. Никто никого врагами не преподносит, послушайте мои репортажи.

- Слушал.

– И кто был врагом, объясните, пожалуйста...

«До сих пор завидую Рафаэлю Пуаре, что он обнимает по ночам свою жену Лив-Грете»

- Хорошо, давайте сформулирую иначе. Вы регулярно делаете акцент на столкновении россиян с иностранцами.

– В какие-то ключевые моменты – да. Почему нет?

- И при такой манере получается симпатизировать кому-то из зарубежных спортсменов?

– Вы хотите фамилии?

- Было бы неплохо.

– Бьорндален, Магдалена Нойнер. До сих пор завидую Рафаэлю Пуаре, что он обнимает по ночам свою жену Лив-Грете. Но зависть белая.

- Можно ли комментировать биатлон в ином ключе – без противостояния «наших» и «не наших»?

– У меня никогда не было комментария «наши против не наших». Дело в том, что меня учили: по ту сторону экрана люди гораздо умнее, чем мы. Поэтому обращать внимание нужно на тех, кто образован, кто имеет чувство юмора. Александр Анатольевич Ширвиндт, не побоюсь этого слова, мой добрый друг, как-то сказал: «Знаешь, в наши годы тоже бегали. А вот кто на ком женился – это хорошо».

Так считает человек, который «подсел» на биатлон вместе со своей семьей, заставил «подсесть» Театр сатиры. Я не думаю, что что-то делаю неправильно. На фоне огромного количества пошлятины, которая существует на нашем ТВ, не считаю, что разговоры в духе «кто на ком женился», – это пошло и не интересно!

- Вас недавно слышали на «Евроспорте». Продолжение следует?

– Я там буду иногда появляться, но биатлон оставлю Курдюкову и Терехову.

«У меня никогда не было комментария «наши против не наших»

- Появляться будущей зимой?

– Да. Это разовые акции.

- По лыжам соскучились?

– В том числе.

- Вам не кажется, что в личностном плане российские лыжники измельчали?

– Если копать глубоко, это будет касаться не только наших лыжников. Всегда кажется, вот «были люди в наше время». Думаю, в каждом поколении хватает достойных личностей. Меня учили, что неинтеллигентный человек не может добиться успеха в спорте. Если он отдает точный пас или четко раскладывает технику на дистанции, то сам по себе хорошо образован. По крайней мере, в этом деле. Конечно, люди все разные.

Я вспоминаю слова великого журналиста Льва Филатова: «Чтобы иметь оценку беспристрастную, не нужно дружить со спортсменом». Именно дружить, понимаете? Но общаться с ним обязательно нужно.

- Почему лыжи безоговорочно проиграли биатлону в популярности?

– Я был бы рад, если бы лыжи конкурировали с биатлоном. Не сомневаюсь, появись у нас возможность купить «Тур де Ски» и показать эту многодневку на «России-2», биатлонная аудитория с удовольствием бы посмотрела.

Очень горд, что лыжные рейтинги рыбинского этапа Кубка мира не так уж много уступают биатлонным. В восьмидесятые годы лыжный чемпионат мира был событием гораздо более значимым, чем биатлонный. Биатлон тогда еще даже показывать не научились.

Если футбол, особенно российский, в основном низкого качества, показывать каждый день, как биатлонные гонки, мы его даже плаванием легко обгоним.

«Чтобы иметь оценку беспристрастную, не нужно дружить со спортсменом»

- Пожалуй, соглашусь.

– Ну согласитесь, некорректно сравнивать. Если ориентируемся на матч «Спартак» – ЦСКА, то давайте ориентироваться на…

- Олимпийскую эстафету.

– Возьмем даже любой немецкий этап Кубка мира! Когда Оберхоф начнется, и мы опять будем гулять в Новый год 14 дней, любой нормальный человек, устав от повсеместных рождественских трусов (кстати, я там тоже поучаствую в качестве персонажа), переключится на «Россию-2» и будет получать удовольствие в прайм-тайм, создавая нам огромный рейтинг. Многие люди как-то ни с того, ни с сего стали смотреть биатлон – и это приятно.

- «Ни с того, ни с сего» – насколько велика в этом ваша заслуга?

– Я достаточно скромный человек. Комментатор – вторичная история. Всегда. Сначала – вид спорта, потом комментатор. Я бесконечно благодарен огромному количеству людей из разных регионов, которые признавались, что я помог им увлечься биатлоном. Мне это безумно приятно. Я работаю для этих людей и для тех, кто меня критикует. Для всякого художника оппозиция – очень важный фактор. Какие бы опросы не проводились, но 70 на 30 в мою пользу, и я этим горжусь.

- Возникшим понятием «губерниатлон» тоже гордитесь?

– Продолжая разговор про попсу. Я как-то «приложил» в эфире Баскова. Он мне ответил: «Какая разница, старик, что ты сказал. Главное – фамилию назвал, и отлично». Причем это дорогой артист, по-прежнему собирающий огромную аудиторию. Но я не хотел бы оказаться на его месте. Каждому свое.

«Я как-то «приложил» в эфире Баскова»

- Своими учителями вы не раз называли ушедших из жизни Георгия Суркова и Анатолия Малявина…

– Заочными учителями. Я с ними никогда не был знаком.

- Сейчас есть те, на кого можно ориентироваться? Или, может, даже брать пример...

– Колоссальное уважение у меня вызывает работа и подготовка к репортажам Леши Попова. Безумно люблю слушать Сергея Курдюкова, с которым мы добрые друзья. Он как-то сказал, что мы яблоки с одного дерева. Абсолютно согласен. В свое время, когда мы вместе работали на «Евроспорте», он заставил меня здорово подумать, рассказывая некие подробности из жизни спортсменов. Мол, неплохо бы покопаться в каждом и найти такие вещи, которые мало кому известны. Нравится, что делает Вова Стогниенко. Люди учатся, не стоят на месте. Мне бы тоже так хотелось.

- Поклонники «Формулы-1» заметили, что стиль Попова ощутимо изменился. Ваше влияние?

– Сложно сказать. Мы с ним довольно часто общаемся, ведем одну программу. Наверное, нам есть, что друг у друга почерпнуть.

- Раз вспомнили про Сергея Курдюкова. Почему большинство телезрителей предпочитает слушать его, а не вас?

– Все зависит от эмоционального восприятия. Если бы я был телезрителем, мне было бы сложно разорваться. Наверняка было бы интересно то, что делает Курдюков, но послушал бы и Губерниева. Вообще хорошо, что есть разные комментаторы. Сейчас сложно представить ситуацию, в которой Николай Озеров комментировал бы один – этакий комментатор всея Руси.

Я всю жизнь гордился, что знаком с великими спортсменами, могу вспомнить про них в эфире. В своих видах спорта я знаю всех великих, а все великие знают меня. Не так много людей на ТВ обращают внимание на то, что было когда-то. Я стараюсь этот момент всегда держать в голове. Вот в Холменколлене комментировал этап, и вспомнилась фраза Суркова с лыжного ЧМ-82: «Верхушки сосен пронзают небо». Я сказал то же самое.

В интернете видел заросшую травой могилу Малявина. Здорово, что у меня есть возможность использовать служебное положение и вспомнить о таких людях. Это важно.

«Я всю жизнь гордился тем, что знаком с великими спортсменами»

- Футболисты говорят, что если нет волнения перед матчем, то пора завязывать.

– На самом деле это не футболисты говорят. Есть четкое утверждение одной из лучших женщин ХХ века Людмилы Пахомовой. Волнение помогает и несет, как на крыльях. А мандраж перед стартом просто пригибает к земле. Полностью согласен. Если ты сидишь в эфире, и не вспотели руки, надо менять работу.

- Вспомните комментарий, после которого спортсмены приходили к вам с претензиями.

– Знаю, что сборная обиделась на меня, когда провожали Колю Круглова. Потом мы все выяснили с ребятами. Может, в чем-то я был не прав, слишком резкую оценку дал в эфире. Спорт такая штука, всех рассудил: после этого мы все проиграли! Случайность или нет, но в эстафете остались без медалей, а Ванька Черезов был лучшим в масс-старте, даже, по-моему, в цветы не попал, надо посмотреть.

- Бывает, что неосторожно брошенная фраза гложет?

– Конечно! Мы живые люди. Мне легко комментировать, я всего лишь мастер спорта по гребле. Был бы трехкратным олимпийским чемпионом по биатлону, то не смог бы радоваться так же. Меня бесконечно задевает мерзкая и отвратительная реакция болельщиков, когда они оценивают личность Александра Тихонова. Людям просто надо почитать басни Крылова и знать свое место. Тихонов велик, этим надо гордиться. Какой бы он ни был. Даже если бы он сейчас пожизненно сидел в тюрьме, это не умаляло бы его спортивных заслуг.

У нас, так понимаю, в XX веке трое общепризнанных гениев. Первый – Владислав Третьяк, причем в любительском хоккее. Второй – Лев Яшин. И третий – Тихонов. Кстати, когда Александр Иванович узнал от меня, что он любимый спортсмен Николая Озерова, то чуть не заплакал.

- Поступки и фразы некоторых наших биатлонистов вас не коробят?

– Если вы про Слепцову, мы с ней много раз беседовали. Она призналась, что тогда в Ванкувере сказала чушь. Света – умная девочка, все понимает. Еще меня расстроило, когда на Олимпиаде Максим Чудов не дал интервью. Такое бывает, что люди ведут себя не слишком уважительно к прессе. Но потом после серии замечаний Мутко и Прохорова, дисциплинарные меры возымели действие.

«Мне легко комментировать, я всего лишь мастер спорта по гребле»

- Съемки в фильме «Что такое биатлон» понравились? Не слишком приторно вышло?

– Нормально. Ну, если бы снимал Алексей Учитель, выглядело бы чуть иначе. Люди делают, значит, это кому-то нужно.

- В психологическом плане чем комментарий «Евровидения» отличается от комментария биатлона?

– Да ничем. Точно так же готовимся, общаемся с людьми. Это мой второй опыт. Первый – когда победил Билан. Стоило спортивному комментатору провести «Евровидение», наши сразу же победили. Есть элемент фарта. Петра Налича тоже отправляли куда-то на 25-е место, а мы с Ольгой Шелест опять «обеспечили» достойный результат. В нашем деле главное – «обеспечить». А если серьезно, то мне понравилось. Если канал доверит в следующий раз – съезжу и откомментирую.

- Вас, любителя рока, хоть что-то впечатлило?

– Фестиваль попсовый, конечно. Когда победил Билан, выступала классная финская группа «Terasbetoni», но после «Lordi» им было тяжело.

Сейчас вот в студию прошел Дмитрий Дятлов, наш спецкор. Мы с ним в Будапеште ходили на «Iron Maiden». А в последний день «Евровидения» в Осло попали на «AC/DC». Представляете, как мне повезло. Видно все, рост два метра.

- Вы ведете шоу «Кто хочет стать Максимом Галкиным»…

– Не веду, слава Богу, программа закрылась. Отработал свою часть, получил удовольствие, познакомился поближе с Максимом. Если будут предложения, не мешающие основной работе, соглашусь. Но я спортивный комментатор.

- Есть телепередача, на которой вы мечтали бы поработать в качестве ведущего?

– Нет. Я доволен тем, что у меня есть. Мечтаю дальше продолжать комментировать биатлон, лыжи, плавание, греблю, прыжки в воду, вести «Неделю спорта», пикироваться с Поповым и работать в новостях. Я счастливый человек.

«Оговорился, черт побери! Вот вы меня застали врасплох»

- В конце этапа или сезона ощущаете усталость от биатлона?

– Она от всего может появляться. По правде говоря, хорошо, что биатлонный сезон только несколько месяцев в году. Есть возможность переключиться, заняться чем-то еще.

- Можете прямо сейчас назвать топ-5, допустим, женского тотала?

– Юнссон выиграла… Надо вспоминать… Сейчас посмотрю, вспомню. Еще активно не готовился к сезону.

- Нойнер выиграла.

– Нойнер, точно. Оговорился, черт побери! Вот вы меня застали врасплох. Свойство памяти, не в качестве оправдания. Совсем не готовился, сейчас еще закончим с плаванием. Биатлону посвящу весь ноябрь.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы