Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Конец одной любовной связи

Второй год кряду межсезонье для ЦСКА начинается с разрыва «новостной бомбы»: отставку Евгения Пашутина с поста главного тренера вряд ли мог спрогнозировать даже самый скептически настроенный по отношению к армейцам болельщик. Sports.ru пытается восстановить логику, которая двигала руководством клуба.

Я встретил вас

Главная черта ЦСКА современной эпохи – это подчеркнуто гламурный образ клуба. Даже перед четырьмя легендарными буками стоит знаковая трехбуквенная аббревиатура, которая для людей понимающих означает очень многое: ЦСКА – единственный в России ПБК. В одном единственном слове – профессиональный – заключено не столько декларирование превосходства над остальными БК вся Руси, сколько подчеркнутое отношение к значимости флагмана российского баскетбола и требование ко всем работникам клуба соответствовать «высокому званию». Слова про «флагман» и соответственные алкогольные ассоциации неизменно вызывают улыбку у армейского президента Андрея Ватутина, но для себя он, кажется, формулирует это вполне четко и ясно доносит свою точку зрения через прессу. От третьих лиц можно много слышать о том, что в клубе дело поставлено в лучших традициях не только топовых европейских команд, но и представителей НБА. Насколько это соответствует действительности, мы можем лишь догадываться (хотя успехи ЦСКА делают этот вопрос не принципиальным), но важно, что Ватутин (выпускник журфака, когда-то пресс-атташе РФБ и правая рука Сергея Кущенко в том числе и по вопросам контактов со СМИ) лучше любого баскетбольного функционера в этой стране осознает значение пиара и грамотной постановки общения с прессой и болельщиками.

ЦСКА менял вектор развития, но делал это не в безрадостном ключе «Динамо», а в стиле Остапа Бендера – тратя последние 30 рублей «на представительство»

Здесь соблюдаются два определяющих условия: во-первых, потрясающая открытость клуба (дело не только в многообразных интервью – например, Ватутин стал первым, кто открыл свои конференцию и блог, равно как и первым человеком, сподобившимся на беспрецедентный выход к болельщикам в ноябре прошлого года), во-вторых, стремление избежать даже минимального негатива касаемо родного клуба в прессе. За последние годы таких примеров было вроде бы всего три. Прошлогодняя новость из lifesports по поводу невыплат и возможной забастовки игроков (Андрей Владимирович признал факт невыплат, но поспешил всех заверить, что все скоро наладится и для беспокойства нет причин), вышедшая за рамки приличия пикировка с Серджо Скариоло, когда Ватутин «защищал честь клуба» (итальянец, которому все происходящее поднадоело, действительно, перешел на личности), и уже упоминавшаяся объективная ситуация с игровыми проблемами, когда президент, фигурально выражаясь, «принял огонь на себя».

Так вот, к чему все это? Для ЦСКА Ватутина образ всегда был очень важен. Достаточно вспомнить, с какой помпой преподносилось назначение главным тренером Евгения Пашутина. Тогда речь шла не просто о том, что в условиях пост-рецессии акционеры отказались давать деньги под итальянского мэтра. Была заявлен революционный курс на молодежь и представителей российского баскетбола, ЦСКА становился «русским проектом», а в приглашении Евгения Пашутина видели «системность и последовательность». Неоднократно по ходу сезона Ватутин говорил о связке Пашутин-Шакулин, позиционируя ее как баскетбольный аналог дуэта Быков-Захаркин – армейцы и тут готовили тренерские кадры для родины. ЦСКА менял вектор развития, но делал это не в безрадостном ключе «Динамо», а в стиле Остапа Бендера – тратя последние 30 рублей «на представительство».

Вся эта преамбула значима только по одной причине. Подобная дотошность в отношении собственного имиджа позволяет понять, на какой существенный шаг пошел Андрей Ватутин сейчас, предпринимая ход, который серьезно подпортит ему репутацию и обещает вылиться не одним ведром гневных помоев. Когда я пишу этот текст, об отставке Пашутина еще не объявлено официально, и неизвестно, какое обоснование для нее предложит ПБК ЦСКА. Но каким бы прилизанным оно ни было, этот шаг свидетельствует о том, что угроза провала в следующем сезоне казалась руководству клуба более чем реальной и пугала гораздо больше, чем любое негодование в прессе. Попробуем взглянуть на прошедший сезон и понять, как Евгений Пашутин, взявший три трофея и попавший в Финал четырех, умудрился пройти путь от расхваливаемого ученика Кондрашина, Ивковича, Блатта и Мессины до человека, с которым ЦСКА не по пути.

Все сложно

На первый взгляд возвращение Евгения Пашутина в ЦСКА получилось невероятно успешным. Тут и трофеи, и набившее оскомину доминирование, и вроде бы раскрытие талантов (Саша Каун), но все это руководители красно-синих посчитали недостаточным. Конечно, тут можно применить примитивную логику и рассуждать с позиции Фомы неверующего. Все трофеи завоевывались на просторах нашей прекрасной родины, где соперник у армейцев от силы один, и тот – «Химки». Доминирование оформилось уже к 2010 году, когда армейцы благодаря чудо-броску Лэнгдона оказались в самой слабой группе на этапе Топ-16, а потом вынесли не похожую на себя из-за отсутствия определяющего игрока «Каху Лаборал» (финал испанской лиге показал, как много для басков значит фигура Тьяго Сплиттера) и благодаря фантастической игре ветеранов взяли третье место в Париже. Прогресс Саши Кауна также можно списать на обстоятельства. Изначально на место основного центрового предполагался Дмитрий Соколов, который столько наслушался от Владимира Гомельского, что мнение болельщиков его уже не волнует. Саша раскрылся сам, благодаря своим физическим качествам и прошлогоднему опыту став незаменимым фундаментом для защитных порядков армейцев. Но все это слишком поверхностно и общо. Естественно, доля Евгения Пашутина в победах ЦСКА немалая. Стоит разложить его работу на разные компоненты, чтобы понять, почему проигрыш в финале Евролиги и в полуфинале Кубка России плюс чемпионство считались успехами для корифея европейского баскетбола Мессины, а три трофея и поражение от блещущей разными красками «Барселоны» (которая гнала в этом сезоне «Реал» в хвост и гриву) трансформировались в отставку дебютанта Пашутина.

- нерациональное использование средств

Начать стоит с очевидного. Главной проблемой для Пашутина (сложно сказать, насколько это важно для армейских боссов в условиях кризиса) стало его неумение/нежелание рационализировать финансовые затраты клуба. Ему был предоставлен карт-бланш, и вроде бы Евгений Юрьевич все делал правильно: взял необходимого ему центрового оборонительного плана, привлек знакомых еще по работе с молодежной командой игроков, по ходу сезона – когда стало понятно, что на Смодиша рассчитывать не приходиться – усилил состав симпатичным британцем. Только оказалось, что все это – деньги на ветер. Центровой оборонительного плана оказался страстным коллекционером персональных замечаний и поразил широкие массы лишь занятной техникой пробития штрафных и наличием самого обаятельного на отечественных просторах агента. Молодые ребята изо всех сил улыбались на скамейке. Британец радовался успехам «Тотенхэма» уже из московских пабов и купался в аплодисментах при каждом своем появлении на паркете.

Наблюдение за игрой ЦСКА Пашутина многих наталкивало на мысль, что как такового тренерского почерка у команды нет

- отсутствие резерва

Весь сезон Матеранский мучил Пашутина вопросами: доколе тот собирается играть всемером? Тренер сначала объяснял. Потом отшучивался. Затем как-то раз дал очень строгий ответ, формулой которого была установка «играют сильнейшие». После этого Диман как-то солидаризировался с коучем и стал размышлять о том, что и, правда, если такая тактика приносит успех, зачем искать чего-то еще? Суть вопроса, как кажется, все же была в другом. Пашутин строил действия команды по лекалам своего наставника. Игра как таковая немного видоизменилась (что объяснялось главным образом кадровыми перестановками), но строилась она на тех сильных качествах, которые были выявлены еще при Мессине. Несмотря на то, что отсутствие надежного резерва априори было проблемой, за сезон армейский тренер не смог – с теми ресурсами, которые у него были – найти и наиграть помощников для основной шестерки. Именно это в итоге аукнулось поражением от «Барселоны»: задняя линия осталась сильнейшей в Европе, но, стоило провалиться Планиничу, как замены ему не нашлось (Понкрашов старался, но джокером стать не сумел), передняя и вовсе держалась на честном слове и Кауне. Отсутствие же замены стартовым «большим» (в полуфинале против «Барсы» Пашутин дал поиграть достаточно долго неготовому Смодишу) изначально делало шансы армейцев призрачными.

- игровые нюансы

С игрой армейцев все совсем не так однозначно. С одной стороны, Пашутин проявил себя незаурядным специалистом. Во-первых, психологом – ему удалось, например, удовлетворить лидерские амбиции ведущих игроков. Во-вторых, «мастером концовок» – в этом сезоне, особенно на старте, армейцы были хороши в этом компоненте, как никогда. Злопыхатели тут обычно вспоминают, что в решающие моменты руководили на скамейке совсем другие люди. В-третьих, он всегда хорошо чувствовал свои активы и понимал, кому стоит доверить судьбу команды, в тот или иной момент игры – понятно, что из четырех человек выбрать легче, чем из восьми – но удивляющие «вспышки» от Холдена, Лэнгдона, Шишкаускаса и Планинича стали неотъемлемой чертой «нового» стиля ЦСКА. В-четвертых, показал, что способен учиться на своих ошибках: о проблемах с игрой против «зонной» защиты, которые наблюдались в третьем круге, армейцы напрочь позабыли в плей-офф.

С другой, наблюдение за игрой ЦСКА Пашутина многих наталкивало на мысль (подкрепленную словами Рамунаса Шишкаускаса), что как такового тренерского почерка у команды нет, и в основном все достигается на фундаменте, заложенном Мессиной (с известными скидками на разницу в исполнителях), и на классе исполнителей.

В защите это было менее заметно: Пашутин в отличие от Мессины стал чаще играть «зоной», полагаясь на подстраховку со стороны Кауна и Хряпы, а при персональной опеке не стеснялся инициировать размены (те же Хряпа и Каун оказались достаточно маневренными, чтобы успевать за «малышами», а Шишкаускас и Лэнгдон изо всех сил толкались со Сплиттером и прочими).

В нападении – чуть больше. Атака ЦСКА, конечно, выглядела совсем иначе. Если раньше мяч скорее доводился до «больших» (Лорбека и Смодиша), которые активно давили «в усах» и не стеснялись выходить ближе к дуге и поливать оттуда, стягивая на себя защитников и скидывая мяч партнерам, то теперь акцент делался именно на взаимодействие «малышей» и эксплуатацию их сильных сторон: габаритов проникающего под щит Планинича, броска Лэнгдона, который теперь не только получал мяч на дуге или на выходе из-под заслона, но и порой оставался один на один, ну и всем известных индивидуальных качеств Холдена и Шишкаускаса. Любая попытка защитника помочь означала скидку под кольцо на Кауна. От национальной команды была позаимствована роль Виктора Хряпы в качестве пойнт-форварда: капитан выходил на дугу и оттуда отдавал первый (а порой и последний) пас одному из «маленьких». Изменения вроде бы значительны на первый взгляд, но решения также уж слишком обусловлены доставшимся багажом и найдены исключительно за счет индивидуальных качеств, тех сильных сторон, которые были подчеркнуты во времена Мессины.

Расставание

На выходе получается неоднозначная картина. Кому-то может показаться, что позиции Пашутина сейчас выглядят гораздо стабильнее, чем прошлым летом. До этого была лишь противоречивая стажировка в «Спартаке», завершившаяся локальным успехом – победой над терпящим финансовый крах «Динамо». На этот раз за спиной Пашутина вроде бы (по выражению Сергея Тараканова) «шикарный сезон». Если раньше было ощущение, что дебютант может закончить работу в ЦСКА еще до Нового года, то теперь он доказал, что способен добиваться результата. Можно сколько угодно говорить про недостатки, ошибки, проблемы, про силу инерции и костяк из ветеранов, про удачу и помощь арбитров. Своими успехами Пашутин – притом, что, конечно же, представления о нем как о тренере европейского уровня не сложилось – доказал, что он не провалит дело и, безусловно, заслужил право на продолжение работы. Не ошибается только тот, кто ничего не делает – любому тренеру необходимо иметь право на ошибку, потому что только через шишки можно расти и двигаться вперед. Примеры Хавьера Паскуаля и Симони Пьяниджани тому лишнее подтверждение.

Пашутин на данном этапе для ЦСКА – это путь в никуда

Но у Евгения Пашутина этого доверия нет. И сравнения со специалистами из «Барселоны» и «Сиены» помогает понять, почему. Его успехи сейчас не сопоставимы с теми, что были у обоих тренеров, но команды тех все же представляли собой живые организмы, эволюционирующие и развивающиеся. Паскуаль построил команду фактически с чистого листа, планомерно обогащая ее все новыми талантами. Пьяниджани, как и Пашутин, получил звездный коллектив в наследство, но проявил себя как новатор, создал фактически новую команду (не по исполнителям, а по игре), задав свою ротацию, привнеся тактические нюансы, выведя коллектив на новый уровень (хотя бы с игровой точки зрения). У армейского коуча всего этого не было (быть может, именно из-за отсутствия доверия и необходимости добиваться результата, быть может, из-за того, что кто-то не оправдал его надежд, или у игроков, имеющихся в его распоряжении, и, правда, нет сильных сторон, которые можно было бы использовать на уровне Евролиги). Причина тут не столь важна. Важно понимание того, что при всей своей выучке и подготовленности Евгений Пашутин на данном этапе для ЦСКА – это путь в никуда. Одна из важнейших целей – развитие игроков, вектор совершенствования и подготовки кадров для сборной – осталась не реализованной. Для того, чтобы научиться этому, ему еще предстоит поработать в клубах среднего/выше среднего уровня, благополучие которых напрямую зависит от умения не только играть на сильных сторонах баскетболистов, но и развивать их.

Сейчас же ЦСКА делает выбор в пользу специалиста, который идеально подходит для клуба, желающего оптимизировать затраты в тяжелые времена. В этом можно увидеть поспешность, попытку сделать выбор в пользу лучшего в противовес хорошему, неблагодарность (и даже отсутствие патриотизма) по отношению к Пашутину, но все эти доводы не работают для элитного клуба. Как это не парадоксально, выбор где-то очевиден: Вуйошевич – опытнейший специалист, не раз строивший коллектив с нуля, давший импульс для развития множества игроков, не раз прыгавший, казалось бы, выше головы, если хотите, даже опровергнувший естественные законы Евролиги, где все же доминируют гранды. Евгению Пашутину еще предстоит таким стать. Центр по подготовке тренерского штаба для национальной команды теперь переезжает в Казань.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы