Young Hockey
Блог

«Такого турнира, как на Олимпиаде-1998, больше не будет никогда». Чешский вратарь 8 лет играет в России и обожает Екатеринбург

Когда Якуб Коварж приехал в Екатеринбург восемь лет назад, и он был не слишком известным вратарем – пару раз съездил на чемпионат мира, в КХЛ тогда ехали более статусные ребята, и «Автомобилист» был в лучшем случае середняком. Сейчас он один из самых высокооплачиваемых и самых преданных игроков КХЛ, а «Авто» – уже года три пытается доказать, что он теперь тоже топ-клуб. 

Из этих восьми лет в России, Коварж семь провел в Екатеринбурге (ровно на сезон уходил из команды из-за конфликта с тренировавшим тогда «Автомобилист» Андреем Разиным – и что интересно, в «Северсталь»). Так что превращение «Авто» в претендента на элиту происходило на его глазах.

С Якубом мы говорили исключительно на русском языке, что неудивительно, учитывая его стаж в КХЛ. В этом интервью он признался в любви к Екатеринбургу, вспомнил породивший множество мемов фэйл из матча с «Амуром» и великую Олимпиаду-98 и признался, что с детства боится сильных бросков.

Играл в плей-офф с травмой колена, уверен, что серию с «Авангардом» можно было спасти

– Вы заканчивали сезон с травмой. Как сейчас дела?

– Неделю назад улетел в Германию на запланированное восстановление после операции, которую мне сделали после плей-офф. Еще неделю буду готовиться здесь по индивидуальной программе, а потом присоединюсь к команде перед последним турниром в Челябинске. 

– Будете готовы к старту сезона?

– Не стоит загадывать. Надеюсь, что буду.

– Каково это – играть с травмой в плей-офф?

– Это зависит от характера травмы и позиции игрока. Травма, которая была у меня, сильно мешала. Я со своим стилем игры провожу много времени на коленях, и это было тяжело, я не мог выкладываться на 100%. Постоянно приходилось давать какую-то слабину, чтобы не порвать себе колено. 

– Играли на обезболивающих?

– Нет, я от них отказался, потому что нужно было чувствовать эту боль. Так я мог понимать, какие движения можно делать, а какие будут вызывать дискомфорт в колене. 

– Вы настояли на том, чтобы играть с травмой?

– Не я выбираю состав на игру, но у меня спросили: «Будешь играть»? Я сказал, что хочу. Я весь сезон шел с командой к этому плей-офф и не хотел его пропустить. Если бы я совсем не мог играть, меня бы заменили.

– Как оцените прошлый сезон? 

– Трофей может выиграть только одна команда. У нас уже четыре года ставятся высокие задачи, но мне кажется, в прошлом сезоне у нас было меньше всего шансов чего-то добиться. С самого начала сезона многое не получалось. 

– С чем это связано? 

– Команда каждый год меняется, поэтому нет смысла сравнивать разные составы, каждый из которых добивался разного результата. Я не могу сказать, что у нас спад, потому что в предыдущем сезоне была совершенно другая команда.

– Но проиграли вы все-таки будущему обладателю Кубка Гагарина.

– В тот момент мы не знали, кто станет чемпионом. Конечно, «Авангард» был победителем нашей конференции. Но, мне кажется, если бы мы не накосячили с удалением в четвертой игре и довели счет 3:1 до конца, все могло сложиться по-другому –  мы бы сравняли счет в серии. Из-за очень глупых ошибок отдали игру сопернику и практически потеряли шансы спастись в серии. Было очень обидно.

– Кого можете выделить из игроков «Авангарда»?

– Всю защиту. Вообще оборонительная система привела их к успеху. Создавать моменты против «Авангарда» в плей-офф было очень сложно. Плюс у них невероятное большинство и очень высокий процесс реализации. 

Гол от «Амура» – случайность, просто потерял шайбу из виду

– В прошлом сезоне у вас был интересный эпизод в игре с «Амуром». В овертайме выход 2 в 1 на ваши ворота, потом пас, но вы почему-то не переместились в другой угол. В итоге Михал Йордан забивал в пустые ворота. Что это было?

– За несколько секунд до этого один из наших игроков потерял клюшку, которая так и осталась лежать в нашей зоне. В моменте, когда был выход 2 в 1, наш защитник занял позицию недалеко от этой клюшки. И когда игрок «Амура» начал отдавать пас, шайба спряталась за этой клюшкой, а клюшку загораживал защитник. Я потерял шайбу из виду, искал ее у своего защитника, а она оказалась уже в воротах. 

– Наверное, обидно пропускать такие голы?

– Обычный игровой момент. Потом посмотрел повтор, потому что интересно было, как шайба оказалась у Йордана. С тренером вратарей даже не стали разбирать этот эпизод. А что там разбирать? Человек просто потерял шайбу из виду. Я не считаю это своей ошибкой. Ошибка – это когда ты что-то делаешь неправильно, и из-за этого пропускаешь гол. А когда теряешь шайбу из-за клюшки, которая лежит перед тобой, то что тут поделать? Я понимаю, что со стороны этот момент выглядел смешно, но такое случается. 

– Можете вспомнить какую-то свою ошибку, за которую действительно стыдно было?

– У меня почти 800 матчей на взрослом уровне, какой смысл вспоминать ошибки? Они случаются в каждой игре, просто иногда тебя за них наказывают, а иногда нет. Любой хоккеист, который пытается что-то сделать, совершает ошибки. Ошибка – это нормально. Конечно, желательно делать их поменьше, но совсем без них – никак. 

– Вы быстро забываете свои ошибки?

– Ошибку забыть намного легче, чем моменты, когда мог что-то сделать, но не получилось. Я лучше получу гол от красной линии и буду знать, что это была моя ошибка, чем, например, пропущу три буллита подряд. 

Сильные броски – страх на всю жизнь, но приходится терпеть

– В плей-офф 2015 года вам разбили маску броском. Помните?

– Очень хорошо помню. Это был Оскар Меллер в третьей игре против «Ак Барса». У меня тогда маска раскололась, и ее кусочек попал мне в глаз. Больше двух периодов пришлось доигрывать с одним глазом, потому что второй был весь в крови. 

– Почему не попросили замену? Играть ведь действительно тяжело.

– Когда вы горите 0-2 в серии с «Ак Барсом», нельзя давать себе слабину и плакать, что у тебя какая-то травма. Нужно сделать все, что от тебя зависит.

– Были какие-то последствия после попадания осколка в глаз?

– Нет, на следующий день глаз уже начал видеть. И потом на игре все прекрасно видел. 

– Не было потом страха перед сильными бросками?

– Этот страх есть всю жизнь, но это часть моей работы. С ним никак нельзя справиться, просто приходится терпеть. Причем на игре не так опасно, как на тренировках.

– У кого в КХЛ самый сильный бросок?

– Помню, что очень сильный бросок у защитника Захарчука, который в «Ак Барсе» играл. У Кутейкина из «Спартака». Но самый сильный бросок, который я почувствовал на себе – у Дениса Куляша.

Олимпиада-1998 – величайшая в истории, сейчас нет таких звезд

– Вы как-то сказали о финале Олимпиады-1998: «Если бы не Шталенков, чехи бы вас 6:0 разорвали».

– Я смотрел этот матч несколько раз. Для меня он самый памятный, потому что моя страна впервые выиграла Олимпиаду такого уровня, который уже никогда не повторится. Это был единственный раз, когда на Олимпийские игры приехали все самые большие звезды хоккейного мира. Такого турнира больше не будет никогда.

– Но были же и другие Олимпиады с энхаэловцами, и в 2022 году вроде тоже могут приехать.

– Да, но сейчас нет таких звезд, как раньше: Павел Буре, Ягр, Гашек, Койву, Лидстрем, Модано, Гретцки, Руа… Таких игроков уже никогда не будет, именно поэтому тогда был самый большой турнир в истории хоккея.

– А чем вам понравился Шталенков?

– У нас в той игре было очень много моментов, но Шталенков везде спасал. Если бы не рикошет за 10 минут до конца игры, он бы и с голевым броском справился (Петр Свобода забросил на 49-й минуте единственную шайбу – Sports.ru), и игра шла бы к буллитам.

– Можете назвать лучшего вратаря за всю историю сборной Чехии?

– Конечно, Гашек. Мне кажется, он один из лучших вратарей в истории хоккея, а не только нашей сборной. Человек выигрывал приз лучшему вратарю НХЛ шесть раз! Здесь вообще не может быть других вариантов.  

Следит за футболом, иногда ходит на «Урал»

– Как вам сборная Чехии на чемпионате Европы по футболу?

– Никто не ожидал, что она дойдет до четвертьфинала, это очень хороший результат. Жаль, что игра с Данией не очень получилась, плюс длинный перелет на матч. Грустно закончился для нас этот чемпионат. 

– Кто был лучшим? Патрик Шик?

– Он забил много голов, но я считаю, что неправильно оценивать качество игры только по этому показателю, потому что футбол – командная игра. Мне очень понравился защитник Владимир Цоуфал, который в «Вест Хэм» перешел. Очень креативный игрок – и передачи грамотно раздает, и в отборах хорош. 

– Ожидали, что итальянцы выиграют турнир?

– Если честно, да, потому что я смотрел их товарищеский матч с чехами перед началом турнира. Они играли просто фантастически, поэтому я сразу сказал, что они мои фавориты на этом турнире.

– Следите за выступлениями футбольного клуба «Урал»?

– Да, стараюсь. Плюс, если погода позволяет, хожу на домашние игры. Знаком с несколькими ребятами из команды, мы билеты друг другу на игру дарим.

– Как вам переход Месси в «ПСЖ»?

– Когда стало понятно, что он точно уходит, мне было очевидно, что он перейдет именно туда. Хотя мне, конечно, хотелось бы, чтобы он переехал в другую лигу – в Англию. Но было понятно, что арабские деньги просто не позволят ему перейти в другую команду. Будем наблюдать за новым «Галактикос» в Париже.

– А разве хорошо, когда в одной команде собирается столько звезд? Ведь каждый будет тянуть одеяло на себя. 

– Ну если брать в пример хоккей, то можно вспомнить СКА, который много лет набирает звезд в команду. Оказалось, нужно было взять еще больше звезд, чтобы наконец-то Кубок Гагарина взять. Можно сказать, что они выиграли его за счет денег. И то, у них не получается каждый год это сделать. 

Хоккей и футбол немного разные. В футболе деньги решают гораздо больше. Можно посмотреть, например, на «Баварию», у которой бюджет раз в 10 больше, чем у всех остальных клубов лиги. Они из-за этого выигрывают 9 из 10 чемпионатов.

– Вы фанат английского футбола и должны помнить, что совсем недавно «Лестер» выиграл АПЛ, а в прошлом сезоне национальный кубок. Это не пример того, что не все деньги решают?

– Да, но после победы в чемпионате они продали очень много своих игроков за большие деньги. В итоге у них сложилась хорошая молодая команда во главе с ветераном Джейми Варди. «Лестер» взял кубок уже в статусе одной из топовых команд.

Влюблен в Екатеринбург, но хочет еще поиграть в Чехии

– Вы сказали, что в СКА в свое время собрали команду звезд. А вас туда не приглашали?

– Конкретного предложения от СКА не было никогда. Были разговоры с «Ак Барсом», ЦСКА и «Салаватом Юлаевым» в свое время. Но у меня контракт с «Автомобилистом», а выкупить меня стоило в тот момент очень дорого.

– Что больше всего нравится в Екатеринбурге?

– Люди с добрым уральским сердцем. Город очень красивый, компактный. Много парков появилось, набережная хорошая, открываются рестораны с вкусной едой. Даже наш старенький Дворец спорта «Уралец» мне нравится.

– Мы с вами сейчас говорим на русском языке. Насколько сложно было его выучить?

– В первом сезоне вообще практически не старался, а потом привык. Сейчас даже читаю что-то. Пытаюсь вот дочитать Гарри Поттера, но иногда приходится в словарь заглядывать.

Больше всего люблю читать про историю, в прошлом году много прочитал про Вторую мировую войну. Про то, как немцы свои лагеря строили. Недавно дочитал книгу про Чернобыль. Наверное, она уже шестая. Сериал по этой теме очень понравился, который выходил недавно.

– Вы бы хотели остаться в России после хоккея?

– Нет, и карьеру хочу закончить дома, чтобы напоследок еще раз поиграть перед своими родителями, друзьями. 

Второй год КХЛ с потолком зарплат. Как теперь распределяются звезды?

СКА набрал так много топовой молодежи, что идет в сезон с шестью полными пятерками. Но там вообще нет взрослых звезд

Войнов второй раз пропустил сезон и вернулся на большие деньги. Но об НХЛ, похоже, можно забыть

Фото: hc-avto.ru; РИА Новости/Павел Бедняков, Максим Богодвид; instagram.com/jkovar21

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные