Блог Hello

И все-таки мы объясним, почему Германия так облажалась

Вадим Лукомский – о провале Йоахима Лева.

Высокомерный Лев потерял связь с реальностью

Перед стартом ЧМ Германию отличали две особенности – только Испания чаще била по воротам после комбинаций из 10 и более передач и только Испания чаще отбирала мяч на чужой трети поля. Владение мячом у чужих ворот и высокий прессинг – это элементы футбола лучших клубов планеты. Они требуют невероятной слаженности и редко работают на уровне сборных.

Грубо говоря, есть три модели игры, которые основаны на владении с высоким прессингом.

1) Тики-така (aka ватакат) – та самая тики-така, которую ненавидит Пеп Гвардиола: «Ненавижу пас ради паса, всю эту тики-таку. Это мусорный футбол без всякой цели. Всегда нужно понимать, зачем ты даешь пас — целью должен стать гол в ворота соперника, не нужно красиво играть в пас поперек поля».

Так играла Испания Висенте дель Боске, «Манчестер Юнайтед» Луи ван Гала и часто играет «Тоттенхэм» Маурисио Почеттино. Гвардиола описал минусы такого стиля, но плюсов тоже достаточно. Благодаря технике игроков, у команды хороший контроль темпа матча. Благодаря малому количеству обострений, мало потерь и контратак. По этой же причине почти всегда достаточно игроков для слаженной реакции на потерю. Моменты генерируются в основном за счет индивидуальных качеств, а не за счет комбинаций, но с сильными игроками это может работать. Особенно в турнире со схемой плей-офф.

Проблемы? Это очень скучно и не гарантирует действительно большого количества моментов у ворот соперника.

2) импровизационный футбол. Испания-2018, «Арсенал» при Арсене Венгере и многие команды Карло Анчелотти играют в атакующий футбол без четкой структуры. Такой футбол часто бывает зрелищным. При достаточно техничных футболистах он чаще приносит успех, чем наоборот.

Плюс очевиден: дикая непредсказуемость для соперника и огромные возможности для креативных игроков. Минусы: настолько же дикая нестабильность, когда игра не идет, и уязвимость к прессингу – игроки двигаются без структуры, иногда отнимают друг у друга зоны, а когда в одной зоне больше одного игрока, сопернику проще накрывать. С контрпрессингом тоже бывают проблемы, так как футболисты в таком стиле часто располагаются очень близко друг к другу для комбинаций и оставляют свободными остальные части поля – если быстро перевести мяч, можно наказать.

3) позиционная игра (Juego de posicion). Команды Гвардиолы, «Боруссия» Томаса Тухеля, многие испанские команды используют эту концепцию.

Поле делится на 20 зон. Игроки заполняют их в зависимости от положения мяча. В оптимальном сценарии в одной вертикальной линии должен быть только один игрок, в большинстве горизонтальных – тоже только один (лишь иногда два). Добиться этого в каждом эпизоде безумно трудно, но на клубном уровне возможно. Но даже штаб Гвардиолы сравнивает эту задачу с изучением нового языка. Чтобы говорить свободно, нужен минимум год.

Плюсы: это владение провоцирует моменты и ставит соперников перед трудными решениями, игроки почти всегда в хорошей позиции для прессинга в момент потери. Минусы: это требует нереальной слаженности.

Есть еще один вариант – выбрать самую трудную из этих концепций, сделать ее еще труднее и использовать совсем не оглядываясь на соперника. Почему-то Йоги Леву это показалось отличной идей.

За основу он взял позиционную игру Гвардиолы, но вместо привычной интерпретации, в которой ширина создается благодаря вингерам, которые только в заключительной стадии атаки получают свободу, решил, что отвечать за ширину в разных ситуациях будут свободно передвигающиеся 4 игрока атаки (на деле – никто). Наверное, и такой вариант можно реализовать, но он потребует еще большей слаженности, чем у лучших клубов планеты. На уровне сборных – просто безумная идея.

И это не все. «После Евро-2012 мы сказали себе: конечно, анализ соперника важен, но уже не в таком объеме. Теперь мы хотим сами расставлять акценты», – рассказал Лев перед стартом турнира. Тренер Германии говорит, что так сборная играет давно, но это не совсем так: даже на Евро-2016 (Лев считает этот турнир лучшим по качеству игры) в каждом матче плей-офф Германия меняла схему под соперника. И это нормально: это создает более удобные условия для рискованных розыгрышей мяча от защитников, которые в любом случае будут частью стиля Германии.

Статистика Impect хорошо показывает, как такой стиль создал Германии больше проблем, чем преимуществ. Impect подсчитывает количество продвижений мяча сквозь защитников. Итоговая цифра – это количество отрезанных точными передачами защитников. Грубо говоря, чем больше показатель, тем чаще команда оказывается без давления у чужих ворот. Атакующий Impect Германии – 40. Оборонительный – 51 (31-й результат на турнире). Только у 5 команд разница хуже – все они вылетели.

Высокомерный и трудный стиль привел к 3 ярким проблемам.

Нехватка ширины в атаке

Концепция Лева, в которой за ширину отвечают не вингеры, а взаимозаменяемые атакующие игроки, не работала из-за нехватки слаженности. Ширина атак у Германии была лишь тогда, когда ее создавали крайние защитники, но с двумя оговорками: 1) для этого они должны были одновременно подключаться в атаку (что делало команду более открытой при контратаках); 2) Германия необъяснимым образом игнорировала левый фланг – и все равно атаковала предсказуемо.

Два тренда показательны. Во-первых, в каждом матче Лев после перерыва упрощал игру и стремился добавить ширины (часто переводом Вернера на левый фланг). Во-вторых, все три соперника использовали против Германии схему 4-4-2 при обороне: если для Мексики и Швеции это основной вариант, то Корея специально подготовилась. В разборе первого матча показывал, почему это так хорошо работает. Там же – примеры вопиющей нехватки ширины, которая преследовала Германию весь турнир.

Тяжело обойтись без упоминания Лероя Сане в этом пункте. Он – эталон роли флангового игрока для системы, которая лежит в основе идей Лева. Он провел мощнейший сезон в этой роли в клубе. Даже его индивидуальные качества заметно помогли бы. Германия – худшая среди топ-сборных по обводкам и попыткам обводок; 23-я среди всех команд. Качественный дриблинг создает пространство против глубоких оборон. Сане компенсировал бы некоторые системные недостатки футбола Лева.

Контратаки соперников

За три матча этого ЧМ немцы пропустили 7 ударов после контратак. За весь розыгрыш ЧМ-2014 – 5. У компании Opta, которая ведет подсчет, строгие требования к контратакам – сюда попадают только самые быстрые розыгрыши со своей половины поля. В более широком смысле почти половина ударов соперников немцев – это контратаки. 44% ударов по воротам Мануэля Нойера были нанесены в пределах 10 секунд после отбора (21-й результат на ЧМ).

Германия играла с самой высокой на турнире линией обороны. Среднее расстояние до ворот соперника было 32,5 метра. На деле это означало, что огромную часть поля при потерях защищают только два игрока – центральные защитники. Играя в такой агрессивной манере нужно либо обеспечить качественный контрпрессинг, либо поддержку бедным ЦЗ.

Контрпрессинг сломался из-за нехватки Бастиана Швайнштайгера, которые великолепно читал такие эпизоды. Сами Хедире не хватает понимания игры, чтобы подстраивать позицию на случай потери партнеров и правильно реагировать. Тони Кроос этим никогда не занимался, а, когда попытался, сильнее обычного проявилась его лень при обороне и нехватка скорости.

Второй вариант – оборона большим количеством игроков – не работал из-за описанной выше проблемы с шириной атак. Крайние защитники реагировали на проблемы в атаке подключениями и оставляли центральных совсем без поддержки.

4 из 7 контратак пришлись на матч с Мексикой. После него Матс Хуммельс раскритиковал Лева публично: «Когда команда использует 7-8 игроков в атаке, очевидно, что атакующая мощь слишком сильно превышает оборонительную стабильность. Я часто говорил об этом, когда мы обсуждали проблемы внутри команды, но никакого эффекта не было. Нам не хватает подстраховки при контратаках. Часто защищаемся только я и Джером Боатенг».

Хуммельс пропускал второй матч из-за травмы шеи, полученной на тренировки, но кажется, его слова повлияли на Лева. Он выпустил в стартовом составе Себастьяна Руди с целью улучшить контрпрессинг. Это работало. Он лучше Хедиры читал такие эпизоды.

Но таким решением Лев создал новую проблему. Германия играла в меньшинстве, когда мяч оказывался у них. Руди вообще не участвовал в розыгрыше, при этом не подключался в атаку, чтобы хотя бы отвлекать на себя внимание.

Это вынудило Тони Крооса опускаться в линию к защитникам и по сути играть третьего защитника в позиционных атаках. В обычной роли Кроос гениально продвигает мяч, но почти никогда не делает это, находясь на линии с защитниками. Из-за этого он порой пробовал слишком рискованные передачи, которые с этой позиции нельзя исполнять. Германия перестала получать контратаки из-за нехватки контрпрессинга, но стала получать новые – из-за неоправданных рисков Крооса. Гол шведов – хороший пример.

Розыгрыш мяча

К матчу с Кореей Лев придумал новый вариант розыгрыша мяч от защитников, который привел в провалу. 44% действий матча проходили на трети поля Кореи. Это показывает невероятную готовность соперника отдавать территорию. Обычно при таком соотношении только 10-15% действий приходятся на треть доминирующей команды. В этом матче на трети Германии было 22% действий. Это подчеркивает, как медленно они продвигали мяч.

Причина? В состав вернулся Хедира, но он играл не в типичной роли с подключениями вторым темпом в штрафную, а в осторожной, которая предполагала его участие в розыгрыше. Я правда не люблю чрезмерно критиковать игроков, не зная точно их инструкций, но такого очевидного фэйла вообще не помню. Даже 13-летний парнишка из академии «Сельты» справился бы лучше!


Хедира игнорирует огромную свободную зону, поэтому один кореец контролирует сразу двух соперников. Атака Германии не продвигается.

Это повторялось безумно часто (1,2,3). Иногда даже по два раза за 10 секунд – 1,2!


Озил оттянулся глубже, потому что заметил, как Хедира регулярно игнорировал очевидную свободную зону. У Германии теперь минус 1 игрок в атаке. В оптимальном розыгрыше Хедира на позиции Озила, Озил – выше.

Матч с Кореей стал самым показательным в плане нехватки атакующих скоростей. Но проблема прослеживалась весь турнир. Из 73 ударов Германии по воротам соперников лишь 16 уложились в 10 секунд после начала атаки. Это худшее соотношение на турнире. И да: 15 из 16 – это удары Германии после стандартов. Отчасти это умышленное следствие стиля, но такая предсказуемость вредит любой команде.

План Б был слишком радикальным

Йоахим Лев несколько раз публично признавался, что с 2013-го его главным ориентиром стал Пеп Гвардиола. Однажды каталонского тренера попросили коротко и просто сформулировать его принципы. «Если хочешь хорошо атаковать через центр, тебе нужны игроки, которые широко открываются на фланге. Если хочешь проводить опасные атаки по флангу, тебе нужны полезные игроки в центре», – выдал Пеп.

Что конкретно имеется в виду? Чтобы хорошо играть в центре, нужно создать центральным плеймейкерам пространство, лучший способ сделать это – использовать ширину атаки. Чтобы хорошо сыграть на фланге, нужно перегрузить центр или противоположный фланг, чтобы создать изоляцию, чтобы обыгрыш и подача/прострел не были частью предсказуемой атаки.

Лев на этом ЧМ пытался играть и через центр, и через фланги, но абсолютно всегда нарушал описанный выше простой принцип. Стартовый план Лева подразумевал кучу техничных плеймейкеров в центре, но не создавал им пространства за счет ширины атак.

После перерыва или чуть позже немец переходил к плану Б, который строился на широкой упрощенной игре. На фланг перемещался Вернер, в атаку выходил Марио Гомес, Германия играла шире, но использовала ширину для бесконечных предсказуемых навесов, а не для созидания, как это делают топ-команды.

Германия – лидер ЧМ по навесам. 96 навесов с игры – на 36 больше, чем у любой другой команды. Только 18 были точными (30-й результат).

Вот простое олицетворение проблемы. Германия, используя ширину атаки, сбила оборонительную схему соперника и создала пространство в центре, но вместо возвращения мяча в центр последует предсказуемая подача.

Что-то еще?

Реализация и невероятная игра вратарей соперников. Германия – лидер по ударам и вторая команда по ударам в створ ворот. Есть куча оговорок относительно остроты и предсказуемости их ударов (об этом ниже), но в долгосрочной перспективе оба показателя коррелируют с результатами. Вылет команды с такими цифрами – аномальное явление.

Добавим немного контекста статистике Германии. Если учесть остроту ударов, они наиграли на 5-6 голов вместо 2 реально забитых. Это невероятная для дистанции в 3 матча разница. Настолько большие расхождения между реальными голами и ожидаемыми всегда говорят о серьезном невезении, хотя более подробное изучение контекста ударов частично объясняет плохую реализацию немцев.

Средняя острота удара Германии – 0,08 (30-й результат). Германия не создала ни одного момента с вероятностью гола более 50% (у Бельгии таких 7, у Испании – 6). В каждом из матчей Германия создавала наибольшую долю остроты после 60 минуты – то есть, в хаотичных предсказуемых атаках с соперником в глухой обороне.

Это хорошо дополняет описанные выше проблемы, но объективно даже у такой проблемной Германии с чуть менее ужасной реализацией или менее выдающимися перфомансами вратарей соперников был бы отличный шанс на выход в плей-офф. Ряд еще более проблемных фаворитов такой шанс получил.

Необходимость всегда отыгрываться или вскрывать соперника при 0:0 еще сильнее оголили недостатки стиля Лева.

«Мы так и не показали качественного футбола. Быстрые голы всегда сильно помогают в этом плане, но во всех 3 матчах мы догоняли соперников. Это трудно для любой команды», – объяснял Тони Кроос.

В это же речи Кроос извиняется и признает справедливость немецкого провала, так что это скорее объяснение, чем отмазка. Кроос прав минимум в двух вещах: 1) если бы у Германии появился шанс контролировать матчи, а не догонять соперников, проблемы проявились бы не так ярко; 2) у Германии действительно были шансы забивать первыми – против Швеции и Кореи они создали первый явный момент матча, но не реализовали, а затем были сурово наказаны.

Атмосфера. По ходу турнира распространились слухи о расколе в команде и открытом конфликте между «баварцами» и «хип-хоп тусой». Эту информацию не подтвердил ни один авторитетный репортер. Вероятно, все было не так плохо, но проблема точно существовала.

Томас Мюллер публично признал, что лучшей атмосферы, чем в 2012-м, в сборной никогда не было. Лев, объясняя решение не приглашать Сане, упомянул о том, что он не «установил нужный контакт» с партнерами. Даже простой анализ возраста футболистов и опыта игры за сборную наталкивает на мысли о конфликте поколений. Вопрос в том, насколько он серьезный.

Фото: globallookpress.com/Christian Charisius/dpa; Gettyimages.ru/Denis Doyle; globallookpress.com/Yohei Osada/AFLO SPORT; Gettyimages.ru/Alexander Hassenstein (4,8); globallookpress.com/imago/Sven Simon, Roland Krivec/DeFodi.de; REUTERS/Hannah McKay

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья