Блог LAKings

Анже Копитар заставил хоккейный мир считаться со Словенией

Материал Sportsnet, посвященный звезде «Лос-Анджелеса» Анже Копитару и его карьерному пути, который должен сделать его первым словенцем в Зале хоккейной славы.

Когда Анже Копитар впервые привез Кубок Стэнли в Словению, встретить его пришли тысячи человек. На футбольном стадионе в его родном городе для празднества была сооружена специальная сцена, трибуны были забиты под завязку. Через толпу Анже провезли на специальной карете, и каждый болельщик протягивал руку, пытаясь прикоснуться к своему кумиру и легендарной серебряной чаше.

Повсеместно раздавались скандирования: «Анже! Анже! Анже!». На сцене ему салютовала команда молодых хоккеистов. Копитар поднял Кубок над головой, и, казалось, вся толпа повторила это победоносное движение. Впервые игрок из Словении выиграл Кубок Стэнли, и впервые хоккейный Грааль навестил эту небольшую страну, что граничит с Австрией, Хорватией, Италией и Венгрией. Практически вся Словения не спала ночами и наблюдала, как Копитар и его «Лос-Анджелес» бьются с «Нью-Джерси» в финале Кубка Стэнли-2012.

Он стал национальным героем, иконой, «чудом»… Какими только эпитетами его не награждала местная пресса. «Я бы назвал его словенским Брэдом Питтом, – говорит бывший партнер Копитара по «Кингс» Джастин Уильямс, который в том году навещал Анже в Словении и присутствовал на празднованиях. – Его там знают все».

Уже практически десятилетие Копитар входит в число лучших форвардов лиги. И тем удивительнее, что, кажется, далеко не все знают о нем. Выступление на Западном побережье в городе звезд нивелирует звездный статус самого Копитара. И несмотря на то, что он давно зарекомендовал себя в качестве одного из самых стабильных и надежных центрфорвардов лиги, его имя редко упоминается, когда речь заходит о лучших игроках НХЛ. Начиная со старта карьеры в НХЛ в 19 лет, Копитар стабильно идет по графику, близкому к очку за игру, и является непревзойденным мастером игры в меньшинстве, однако в его активе до сих пор нет ни одной значимой индивидуальной награды (за исключением двух чемпионских перстней).

«Я считаю, что Анже входит в число трех лучших центрфорвардов лиги, уступая лишь Кросби и Тэйвсу, – сказал как-то сам Уэйн Гретцки. – И с каждым матчем он становится только лучше».

Матьяж Копитар, отец Анже, не собирается спорить с Великим в оценках игры своего сына: «Кто лучше знает, если не он? Так что это должно быть правдой».

«Я уверен, что если бы Анже выступал в Канаде или же в Чикаго, Нью-Йорке, то ему уделяли бы больше внимания», – вторит капитан «Кингс» Дастин Браун. «При игре 3 на 5 он первым выходит на лед. При игре 4 на 5 он также первый. И на последних минутах он всегда на льду. Вот что отличает его от других», – добавляет Дрю Даути.

Когда Дэррил Саттер впервые встал у руля «Кингс», он недооценил способности словенца – ошибка, которую совершали многие. Но тренер быстро уяснил, что его первый центрфорвард обладает особыми познаниями в игре. Хоккеисты подобного плана, как говорит Саттер, могут помочь своему тренеру больше, чем сам тренер помочь им.

С тех пор Копитар и Саттер стали очень близки. Также за последние пару лет Анже очень сблизился с сыном Дэррила – Крисом, который болен синдромом Дауна. Они любят говорить о спорте и проводить время вместе после тренировок. Недавно в семье 28-летнего Копитара появился первенец. И первым, кому Анже сообщил об этом событии, стал именно Саттер. «Он очень любит своих жену и ребенка. Это становится видно при первом же взгляде», – говорит Дэррил.

Привязанность к семье и дому стали основополагающими при воспитании молодого Анже и открыли ему путь в большой хоккей, который должен привести его в Зал хоккейной славы. Конечно, очень помогло и то, что хоккей неразрывно был связан с семьей Копитаров с самого рождения Анже. «Есть четкая причина, почему он так много знает и так хорошо понимает игру. Он вырос на хоккейной арене, – объясняет Саттер. – С юных лет он учился азам игры».

С самого детства Копитар следил за каждым движением своего героя – как он катается, как он пасует, как бросает. Анже представлял, как он сам выходит на эту белоснежную арену и, прорываясь сквозь строй соперников, забрасывает шайбу за шайбой. В точности как его герой. Конечно, Анже слышал о других звездах: Гретцки, Халл, Лемье. Но это были лишь истории об отдаленных событиях, похожие больше на легенды и мифы. А Матьяж Копитар – остроатакующий левый крайний – был всегда рядом. И когда он победно вздымал руки вверх, празднуя победу в чемпионате Словении (а это удавалось ему трижды – с 1992 по 1994 годы), вместе с ним воображаемый кубок над головой поднимал и юный Анже. И мальчик мечтал быть как этот самый герой. Величайший игрок, которого он знал.

Копитар начал учиться хоккею, когда ему было 4 года. На заднем дворе отец и дед специально для него соорудили хоккейную коробку. Когда Анже чуть подрос, он стал отрабатывать технику бросков, в качестве вратаря используя своего младшего брата Гашпера. И так они могли играть до поздней ночи. Если отец был дома, то он был на льду вместе с сыновьями, подсказывая и давая инструкции. Если его не было – значит, его можно было увидеть в телевизоре в роли национального хоккейного героя.

Словения тогда была технически молодой страной. Она получила независимость от Югославии только в 1991 году. Она была свободной и гордой. И на ее скромной территории было всего шесть ледовых арен. Но фанаты обожали игру. На сражениях между «Есенице» и «Олимпией» (команда из Любляны) яблоку было негде упасть – словенский аналог противостоянии «Монреаля» и «Бостона».

Матея Копитар постоянно занималась детьми, путешествуя от одной ледовой площадки до другой. В то время она видела больше хоккея, чем ее муж. Когда команда Матьяжа играла дома, то он брал сыновей вместе с собой на арену. Анже сидел на месте отца, слишком стесняясь что-то сказать, и просто смотрел на все с широко отрытыми глазами. «Вот оно», – думал он. Однажды он добьется своей цели – он будет полноправным членом этой раздевалки.

Тогда еще Копитар не мог представить, как далеко эти мечты заведут его. Он даже не имел возможности смотреть матчи НХЛ, не говоря уже о том, чтобы представить себя играющим за команду, цвета которой когда-то защищал сам Уэйн Гретцки. Именно постер Великого висел в центре комнаты, которую делили два брата.

Возможно, именно тогда у Анже стали появляться мысли о нечто большем. Он помнит, как наблюдал за игроками из России, которые приезжали в команду отца. Их игра потрясала – постоянное движение шайбы, превосходство во всем. Но истинное великолепие он познал во время Белой олимпиады в Нагано. Копитар не мог оторвать взгляда от Сергея Федорова в составе сборной России и шведа Петера Форсберга, которые и стали для него новыми ориентирами.

Вскоре Анже уже перерос уровень словенского хоккея. Он постоянно играл в старших возрастных категориях и даже попробовал на вкус профессиональный хоккей в возрасте 15 лет. Он не просто шел по стопам отца. Он обгонял его семимильными шагами.

Когда в 2004 году появилась возможность выступать в юниорской лиге Швеции, Копитар и его семья понимали, что он обязан ехать. Он отправился в стан единственной команды, которая пригласила его на просмотр. Переезд в Швецию оказался ключевым решением для его карьеры, превратив Анже в одного из топовых европейских проспектов. На молодежном чемпионате мира-2005 взгляды всего хоккейного мира были прикованы к нему. И разговоры о нем не утихли даже после того, как США и Канада уничтожили словенскую молодежку.

Скауты стали задаваться вопросом, а не нашли ли они европейский ответ Сидни Кросби, и притворялись, что имеют представление о том, где находится Словения. Однако, в отличие от большинства ярких проспектов, Анже не присутствовал на процедуре драфта-2005 в Оттаве. У его команды уже открылся тренировочный лагерь, и он не хотел бросать партнеров. Вместо этого он наблюдал за драфтом по телевизору. Когда Копитар был выбран «Лос-Анджелесом» под общим 11-м номером, его телефон практически сразу же зазвонил. Это был отец. Годами он был строгим и требовательным человеком. Но в этот момент Матьяж Копитар не мог сдержаться. Впервые сын услышал, как его отец плачет.

«Он не мог найти слов», – вспоминает Анже. Так они молчали в трубку пару минут. Когда Анже перезвонил отцу чуть позже, он вновь услышал слова прагматичного тренера: «Ты сделал только первый шаг. Настало время сделать еще несколько».

Следующий сезон Копитар провел в чемпионате Швеции, после чего решился переехать в новый хоккейный мир. Теперь с семьей его разделяли 10 тысяч километров и разница во времени в 9 часов. Но все его родственники не могли пропустить дебютную игру Анже против «Анахайма», пусть по словенскому времени она и начиналась в 4:30 утра. У них не было возможности смотреть телетрансляцию, так что единственной их связью был некачественный радиорепортаж из Анахайма. «Мой английский тогда был недостаточно хорош, поэтому мы плохо понимали, что происходит», – вспоминает Гашпер. Но он смог уловить имя брата и слова «первый гол». «Я думаю, что он забил», – сказал Гашпер родителям. Они все с нетерпением стали ждать обновление статистики на компьютере, и действительно вскоре имя Анже появилось на экране. В той игре он забил еще один гол. Семья же после завершения матча свалилась без сил и приступила к празднествам только на утро.

Вскоре побудка в 4:30 утра стала традицией в семье Копитаров. Матея отказывалась пропускать хоть одну игру сына, который проводил дебютный сезон в одном звене с Патриком О’Салливаном и Дастином Брауном. Это была самая молодая тройка в команде, но и самая эффективная. И именно в них тогда еще новый генменеджер «королей» Дин Ломбарди видел фундамент, на котором будет строиться новая команда.

Копитар, которому тогда было 19 лет, и 21-летний О’Салливан въехали в апартаменты, которые они арендовали у партнера по команде Джорджа Парроса. В то время они еще не были узнаваемыми персонами в Лос-Анджелесе, так что для двух молодых людей такая жизнь на пляжах Хермоса-Бич казалась раем. «Мы были двумя молодыми парнями, которые просто бегали по пляжу, – вспоминает Копитар. – Это было здорово».

О’Салливан помог Анже привыкнуть к новому стилю жизни, который разительно отличался от того, к чему тот привык в Швеции, не говоря уже о Словении. Он должен был привыкнуть к вещам, которые для местных жителей кажутся обыденностью: к примеру, в каком ресторане поужинать. Их любимым местом стала The Cheesecake Factory. Ветераны Роб Блэйк, Маттиас Нурстрем и Крэйг Конрой также очень помогали, взяв шефство над молодым европейцем. На выездах он делил номер с Брайаном Уиллси – ветераном, который уже многое повидал за свою карьеру и который приглядывал за ним и знакомил с городами, где они бывали.

В чемпионате «короли» выглядели паршиво и закончили регулряку на 14-м месте в Западной конференции. Но именно в это время Копитар отшлифовывал свой талант. И он закончил регулярку с 20 голами и 61 очком. К концу сезона ушла застенчивость и пришла уверенность в своих силах.

В следующем году родители и брат переехали в Лос-Анджелес и четверо Копитаров обосновались в доме на пляже. О’Салливан также часто навещал своего партнера. Не стоит напоминать о сложных отношениях в семье самого Патрика. Так что он всегда был желанным гостем в доме Копитаров. «Было непривычно видеть, что из себя представляет нормальная семья», – признается О’Салливан.

Дальнейшую историю успехов Копитара вы, наверное, знаете и сами. Он стал лучшим бомбардиром «королей» на второй сезон и получил приглашение на Матч звезд НХЛ. Под руководством Терри Мюррея Копитар вырос в одного из лучших двусторонних центрфорвардов лиги. Он заключил 7-летний контракт на 47,6 млн долларов и стал ключевым звеном одного из лучших клубов последнего времени. Вскоре к нему присоединились Дрю Даути и Джонатан Куик.

Однако выдающаяся игра Копитара не получала признания, которого заслуживала. Но это стало меняться с появлением у руля «Кингс» Дэррила Саттера в декабре 2011 года. «Лос-Анджелес» прополз в плей-офф только с восьмого места, но затем смел всех в плей-офф. В первом матче финальной серии с «Нью-Джерси» Копитар забил шикарный победный гол в овертайме в ворота Мартина Бродера. Этот гол заставил всех говорить о словенце и осознать, насколько же он хорош.

Когда настала очередь Анже поднять заветный Кубок над головой, он обратил свой взор на секцию 105, где расположилась его семья. Он увидел, отца, мать, брата и тогда еще подругу Инес и вознес трофей над головой. «Немногое может заставить меня плакать. Но при виде ликующего брата у меня комок подступил к горлу», – вспоминает Гашпер. Позже, когда семья присоединилась к триумфатору на льду, он схватил младшего брата в свои медвежьи объятия, оставив большие пятна пота на сером свитере Гашпера.

Во время локаута в сезоне-2011/12 братья вместе играли в Швеции, где Гашпер пытался запустить собственную карьеру. Он успел немного поиграть в США, но вскоре вернулся в Европу. Для матери это было непростое время, так как она одинаково ревностно следила за карьерами обоих сыновей. Иногда ей приходилось смотреть сразу две трансляции одновременно. Если же она была на стадионе на игре одного из сыновей, то за другой трансляцией она следила по телефону. 

На Олимпиаде в Сочи во главе сборной Словении стоял Матьяж Копитар. Конечно, Анже стал лидером команды, которая стала самым приятным сюрпризом турнира, обыграв соперников из Словакии и пробившись в четвертьфинал – знаковое достижение для страны, которая насчитывает чуть более 200 зарегистрированных хоккеистов. Многие игроки национальной команды специально ходили на тренировки других сборных, в составе которых были энхаэловцы, и поражались мастерству последних. «Для меня это был особенный турнир. И не только потому, что во главе команды стоял мой отец. Кто знает, доведется ли тебе еще когда-нибудь принять участие в Олимпиаде?».

И он гордится тем, что бы частью этой команды. «Все думали, что о нас вытрут ноги, – говорит Анже. – Но мы сдюжили и нанесли Словению на карту хоккейного мира».

Вернувшись в расположение «Лос-Анджелеса», Копитар закончил сезон с 29 голами и 70 очками – седьмой год подряд став лучшим бомбардиром команды. В плей-офф он добавил еще 29 очков, а «короли» смогли вытянуть три семиматчевых серии и выиграть второй Кубок Стэнли за три года.

В этот раз привезя Кубок на родину, Копитар смог больше им насладиться. Вместо широких празднеств он привез его в дом деда, где все семья могла насладиться красотой трофея. «Невероятно, что ты можешь всей семьей сидеть за столом, в центре которого красуется Кубок Стэнли», – признается Копитар.

Сидя вместе с семьей, Анже и Гашпер начали изучать великие имена, выбитые на Кубке. Уэйн Гретцки, Сергей Федоров, Петер Форсберг, Джо Сакик. «И ты начинаешь думать: Сакик выиграл два, – заключает Копитар. – Два – это здорово, но, может, я смогу взять еще один».

Источник: Sportsnet

Фото: twitter.com/AndoHaitaian; Gettyimages.ru/Bruce Bennett; facebook.com/akopitar11; Gettyimages.ru/Dave Sandford/NHLI

Олицетворение «короля». Анже Копитар

Анже Копитар. От А до Я

Вокруг света 2.0: Словения

P.S. VK сообщество | Блог «Новый Уровень»

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья