Под прицелом
Блог

Почему накрыло Матвея Елисеева и при чем тут изотоник? Разбираемся в главной загадке биатлона

В сборной России по биатлону – знаковые замены: впервые за много лет с Кубка мира в резерв переведены Евгений Гараничев (75-й и 113-й в гонках Эстерсунда) и Матвей Елисеев (30-й и 78-й).

Их случаи принято обобщать, хотя это больше инерция: опытные гонщики выступают значительно ниже возможностей и, чего уж, немного раздражают – детскими ошибками, резкими репликами или, наоборот, отсутствием любых реплик.

На самом деле ситуации разные: Гараничеву почти 34, он давно регрессирует и не тянет на Кубке мира (порой не тянет до комичного). А вот спад 28-летнего Елисеева не смешной: он входил в сезон уверенным третьем номером сборной, крепким эстафетчиком, еще недавно призером этапов в личных гонках.

Как все развалилось и при чем тут изотоник?

1. Лучше начать с версии самого Матвея после 78-го места в спринте, со 101-й скоростью: «Мне стоит взять паузу – не на один день, не на одну гонку. Был момент, о котором я не хотел упоминать, но он все-таки был: 1,5 месяца я по состоянию здоровья летом не мог тренироваться.

Я пропустил два сбора в Рыбинске с Каминским – просто физически не мог работать больше часа, биохимия была ужасная. Скорее всего, не подошел изотоник, который нам давали в команде. Он был из растворимых таблеток – соответственно, состав неполноценный. Это был накопительный эффект, и к концу сбора меня просто сложило».

Матвей собирался сказать что-то про печень, но корреспондент «Матч ТВ» Дмитрий Занин его перебил.

Тренер Юрий Каминский заочно парировал: «Первый раз слышу об истории с изотоником. Я не могу вспомнить, что было на сборе в Рыбинске. Наверное, он перепутал это со сбором в Токсово. Он там не мог тренироваться, потому что на первом сборе в Бельмекене (Болгария) перебрал. Когда его останавливали, он не хотел, говорил, что все нормально.

Но в сентябре по тестированию в лаборатории он показывал приличные результаты, по некоторым показателям свои лучшие. Не надо переносить с больной головы на здоровую».

И позже добавил: «Эти прессованные таблетки ничем не отличались от порошка, разве что в них добавлена сода, чтобы быстрее растворялись – вот и все».

2. Давайте сначала поймем, мог ли изотоник свалить спортсмена на 1,5 месяца? Мы попросили Елисеева, чтобы он хоть немного дополнил:

«На первый сбор в Болгарию нам привезли изотоник из растворимых таблеток. Нас предупредили, что будет такой вариант. Дальше моя вина, что я не позаботился… Собственно говоря, я и не знал, как может среагировать мой организм. Но я не позаботился о том, чтобы взять себе обыкновенный напиток, к которому привык.

У нас были достаточно объемные тренировки, и в конце сбора биохимия просто катастрофически упала и 1,5 месяца держалась в плохом состоянии. Помог остеопат, с которым я давно работаю. До этого нормально тренироваться не мог: час – и полное выключение организма.

– Чем именно изотоник на таблетках хуже обычного?

– Вопрос, скорее, к химикам. Энергетическая ценность разная – возможно, на тренировках не хватало энергии, ведь они были по 5-6 часов. Да и вообще состав немного отличается. А никогда не знаешь, на что организм неадекватно среагирует.

Я очень жалею, что фирма Voronin Nutrition, с которой я сотрудничаю, еще не успела к тому моменту произвести свой изотоник».

Мы связались с Юрием Клюшенковым, главой компании «Спорт-экспресс», занимающейся дистрибуцией спортивного питания в России и узнали – похожа ли на реалистичную версия Матвея.

«Изотоник – по сути, набор солей и минералов. Часто добавляется сахар – для циклического спорта это не проблема, да и без сахара очень сложно употреблять такие напитки. Он нужен, чтобы восполнить водяной баланс за счет соли, чтобы эта вода задержалась в организме; а также те полезные минералы, которые в тренировках выходят из организма. Для здоровья костей, для быстрого восстановления.

Изотоник в порошке – хорошо растворимый продукт. Если спортсмен использовал таблетированную версию, которая сейчас в моде, то я скажу так: уместить в таблетку необходимую дозировку сложно. Хотя это удобная форма: кинул таблетку, растворил, не надо возить банку и пакеты.

Порошки – более стандартная история. К тому же в таблетку наверняка добавляют что-то, что помогает ей быстрее раствориться. В таком случае с желудком после приема изотоника может быть не все хорошо, к примеру, образуются известковые отложения на стенках. Говорю по своему опыту – так что возможно, спортсмену не зашло. Но тогда зачем продолжать употребление, если желудок реагировал? Чтобы говорить что-то точнее, надо смотреть конкретно, не со стороны.

Но вылететь на 1,5 месяца из-за изотоника – ну не знаю. В самом изотонике нет ничего, кроме соли, сахара и минералов. Мы все это и так ежедневно употребляем в пище, так что изотоник не может отрицательно повлиять на человека».

Кажется, в этой истории правды не найти. С одной стороны, спортсмен лучше всех понимает свое состояние: если сложило после нескольких недель приема, то вполне нормально связать кризис именно с новым напитком.

С другой, контраргументы от Каминского и Клюшенкова тоже весомые. По крайней мере, мы знаем, что в сентябре тесты показывали: Матвей в порядке – значит, проблема изотоника (если она была) решилась.

3. Сейчас Елисеев по делу вылетел из сборной, сочувствовать нечему.

Но странно и забывать, что всего два года назад – то есть последний раз, когда Матвей готовился с командой в нормальном режиме – у него получился хороший сезон:

• в трех из четырех первых спринтов он финишировал в топ-4. Гонка, в которой невозможно забраться высоко, если не хватает скорости;

• первый подиум, да и в целом – несколько лучших результатов в карьере;

• 15-е место в общем зачете. Для сравнения, в прошлом сезоне никто из команды не финишировал выше.

Да, два года назад Елисеев выдал плюс-минус такой же прогресс, как Эдуард Латыпов в прошлом сезоне. Тогда команду тренировали Сергей Белозеров, Максим Максимов, плюс подключалась на стрелковую часть Альбина Ахатова – и она серьезно повлияла на Матвея.

Удивлены прорыву Матвея Елисеева? Его разбудили жена-психолог и суперстрелок Альбина Ахатова

4. Слабость Елисеева давно известна: последний круг. На самом деле эта слабость – общая на команду (мало кто из наших умеет добавлять или хотя бы не сильно проигрывать в финале); просто у Матвея из-за его фактуры и манеры передвижения она смотрится выпуклее.

И дело не в том, что он недорабатывает в тренировках. Его проблему отлично объяснял Белозеров:

«Мышечно Матвей талантлив не меньше Логинова, но находится как бы на противоположной стороне от Саши.

Логинов – аэроб, ему от природы даны хорошие возможности утилизации лактата. Скажем так, он более приспособлен для нашего спорта. Матвей обладает высокими координационными способностями, у него высокий анаэробный потенциал – что для нас, может быть, не столь важно. Утилизационные возможности ограничены, но это подлежит тренировке.

Соревнования – не оздоровительные мероприятия, а стресс и разрушение для организма. И у Матвея это происходит быстро. Поэтому его надо готовить точечно».

Слова Белозерова прямо подтверждаются результатом: даже в сильный сезон Елисеев скатывался от недели к неделе, а острее всего выглядел после пауз – выходя на свежего. Проблема последнего круга не исчезнет, но ее можно минимизировать и играть с ней тактически – как минимум выборочно снимать Елисеева с гонок и этапов.

5. Наконец, огромный резерв – в самом отношении Матвея к делу и окружающим.

За 3-4 последних года его кто только не тренировал: Хованцев с Истоминым, Белозеров с Ахатовой и Максимовым, некий личный тренер, Каминский, с сентября вот Башкиров. Это такой винегрет из идей и методов, что уже не понять: какая работа дала эффект, а где искать слабое звено? Причем так даже в рамках этого года: то ли Матвея срубил изотоник, то ли лишнее рвение, то ли смена тренера?

От Каминского Елисеев ушел летом после ссоры на сборе – вот так было, если суперкоротко: в выходной биатлонист уехал на сплав по реке, потерял высоту, не был готов к тренировке на следующий день, но вышел на нее наперекор тренеру.

Биатлонист Елисеев и тренер Каминский поссорились в автобусе – из-за чего и какие последствия для всех?

В этой истории – весь Елисеев. Кажется, нет тренера, который не жаловался бы на работу с Матвеем: он упрямый и эмоциональный, нередко делал сверх меры или, наоборот, бросал упражнения, если не клеилось (да что там, бросал даже гонку на ЧМ).

И если с изотоником уже ничего не изменить (остается только выбираться из ямы), то поработать над характером явно в силах Матвея. До Олимпиады два месяца, а Елисеев в лучшей форме – это большое усиление для команды, прежде всего в эстафете.

Успеет вернуться?

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, Алексей Филиппов; globallookpress.com/Kalle Parkkinen/Newspix24 Joel Marklund/Keystone Press Agency; instagram.com/m_eliseev93

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные