Блог Выигранный воздух

Сергей Семак на «Радио Зенит»: «У нас нет игроков уровня Месси и Халка. Мы должны быть сильны коллективной игрой»

16 мая главный тренер «Зенита» Сергей Семак и его ассистент Виллам де Оливейра приняли участие в уникальном радиомарафоне на волнах петербургских радиостанций. На «Радио Зенит» тренеры «сине-бело-голубых» рассказали о самых важных играх, о зимних кадровых перестановках и взаимоотношениях внутри команды.

 - Как у вас дела?

Виллиам де Оливейра: Все хорошо, работаем. Праздновали чемпионство. Сейчас уже вернулись в обычный режим.

Сергей Семак: Прекрасно. Особенно, когда на улице светит солнце, то сразу думаешь, что день удался. Сегодня как раз этот день: есть удовлетворение и от погоды, и от результата. Но мы свое уже отпраздновали, поэтому сейчас продолжаем работать, думать о перспективах и готовиться к следующему матчу.

- Сразу после празднования, Сергей Богданович, Вы сказали, что на выходных хотели бы выспаться. Удалось?

С: Конечно.

- Сколько часов Вы проспали в один день? Какой рекорд по времени?

С: Часов семь, а может и девять я поспал. Беспрерывно спать я не могу, у меня ведь есть дети, собаки, поэтому кто-то да разбудит.

- Вильям, а как у Вас?

В: Не могу сравнивать себя с главным тренером. Всегда высыпаюсь.

С: Вообще он не любит спать (смеется). Спит по шесть часов.

В: Да, для меня этого достаточно.

- Сергей Богданович, то есть по ходу сезона вы по 3-4 часа спите?

С: Нет, я ведь главный, поэтому могу позволить себе поспать, а Вил не может, потому что я даю ему задание. Вот он работает все ночь, а я сплю. Начальник должен спать, а помощники работать (смеется). 

- В какой момент стало понятно, что вот оно – золото уже блестит, и мы точно станем чемпионами? Такой момент действительно был, или такие ощущения присутствуют только у болельщиков?

С: Только у болельщиков. У нас не было этого ощущения. Только за последние четыре тура, когда было понимание, что нам до чемпионства хватит и четыре очка. Но полной уверенности, конечно, не было. Это футбол, и здесь бывает абсолютно все. Примеров таких множество во всех чемпионах и наш – не исключение.

В: Получилась такая ситуация, что когда мы выиграли у «Краснодара», то много людей уже думали, что мы чемпионы. Но на самом деле, так не было. То есть если бы мы не выиграли следующую игру, то неизвестно как сложилась бы турнирная ситуация. Команда шла ровно весь чемпионат, поэтому и добилась успеха.

С:  Гораздо важнее была игра даже с «Динамо». Потому что любая потеря очков могла бы вернуть нас обратно. Во-первых, это было бы сложнее психологически, а во-вторых, конкуренты бы почувствовали, что нас можно догнать. Вот эти два матча с «Динамо» и «Крыльями Советов», которые мы отыграли после «Краснодара» были не менее сложными, чем с «Краснодаром» – с точки зрения игры и психологии.

- А при счете 0:1 в Грозном не было мысли, что все тоже может перевернуться?

С: Мы никогда не сдаемся. В том же Грозном да, ошиблись, пропустили, но смогли перестроиться, переломить ход матча за счет каких-то моментов, и было бы обидно, если бы не удалось забить.

- Перед началом сезона, Сергей Богданович, Вы признали, что когда Вас пригласили на пост главного тренера «Зенита», то действовали по принципу «нужно ввязаться в драку, а там посмотрим». Славная охота в итоге получилась?

С. Да, я ведь стараюсь быть реалистом. Было дано задание, и предоставлены возможности, исходя из этого, мы поставили определенные задачи. Проблем было огромное количество, на то она и работа главного тренера, чтобы по мере возможностей решать эти проблемы.

- У Виллиама вообще новое место работы было – «Зенит». Как вам?

В: Конечно, хочется, чтобы всегда все было идеально, но так не бывает, поэтому что-то где-то надо исправлять по ходу сезона, и хорошо, что у нас это получилось.

- В тренерском штабе и в команде бывают разные новобранцы. Про них говорят, что либо не получилось вписаться в коллектив, либо что будто всю жизнь здесь был. Вот, у многих возникло ощущение, что про Вас – это последнее утверждение.

В: Я очень быстро здесь адаптировался – благодаря тренерскому штабу и футболистам. Но вообще, я уже знал здесь многих людей: с кем-то вместе играли, с кем-то – и друг против друга.

С: Приехала его жена, посмотрела Петербург, сказала: «Мне здесь нравится» и Вилу уже стало спокойно (смеется).

В: Да, причем когда впервые мы посетили Россию, супруга сказала, что ее любимый город – это Петербург. А потом когда переехали сюда жить, то поверили в судьбу.

- Сергей Богданович, что вы почувствовали, когда Вас раскачивала команда перед виражом?

С: Безысходность, деться-то некуда. Я думал, главное, чтобы не разошлись и не бросили.

В: Хотел убежать, но не дали.

С: Спрашивал, могут ли обойтись без главного тренера в этом процессе. Ведь это успех, прежде всего команды, это их заслуга: блестяще провели сезон, а матч с ЦСКА и вовсе сыграли на твёрдую пятёрку. Поэтому это был праздник игроков.

- Разглядели себя на плакате с файером?

С: Нет, смотрел наверх, думал о чем-то большом.

- Была шутка, что «Зенит» на седьмом месте от счастья был в этот день.

С: Конечно, это было счастье. Огромный выплеск эмоций. Особенно после матча в Грозном, когда мы поняли, что чемпионы. Хотелось, чтобы в день матча с ЦСКА все получилось. Болельщики, рекорды, игра. Всё это придаёт настроение. Это был момент, когда мы были на седьмом небе от счастья. Это паззлы той радости, которую нам доставил этот сезон.

- Кажется, что матч с «Краснодаром» – это то событие, которое объединило всю футбольную страну: все были в невероятном восторге. Даже болельщики «Спартака» и ЦСКА на форумах писали, что наконец-то у нас в РПЛ матч высокого уровня. При этом есть мнение, что в нашем чемпионате так ярко играть не принято. Когда этот матч закончился, что вы испытывали?

С: Если бы мы закончили 2:1, то не было бы той радости. В Краснодаре получился запредельный сценарий, что вроде бы и моментов не так много было у наших ворот, но при этом пропустили в концовке. Подобная история была и в матче с «Локомотивом» - тогда случился рикошет. Ничейный результат вроде бы нас и устраивал, но больше мы хотели выиграть, поэтому и побежали забивать. Важность матча повлияла на яркое ощущение от этой игры. Но скажу, что по ходу сезона много было хороших игр не только у «Зенита», но и у «Краснодара», просто тогда накал повлиял на ощущения.

- Вильям, Вы в потасовке не пострадали, которая случилась во время замены Оздоева на Анюкова?

В: Нет, я, конечно, хотел сказать пару слов на португальском. Было кому, но думаю, что он меня понял (смеется). А так, я согласен с Сергеем Богдановичем, в плане эмоций игра была запредельной. Все футболисты хотели выиграть. Первые 25 минут - я не помню, чтобы мы столько моментов создавали когда-либо. Это был матч высокого уровня. Было бы обидно, если бы мы упустили победу.

С: Прежде всего мы доказали себе, что были сильнее, заслуженно победили конкурентов.

- Был зимний период, когда не все ладилось с точки зрения игры на поле. Большой болельщик «Зенита», лидер группы «Танцы минус» Владимир Петкун даже сказал, что Вы слишком хороший тренер для этой команды, что Вам нужно было высверливать им глаза, бить их в бок, а может бить и по лицу, для того, чтобы они, наконец, заиграли, однако в итоге победила человечность Семака. Вы согласны с ним?

С: Думаю, что тренер должен решать поставленные задачи. А каким образом он это делает, это уже второй вопрос. То есть в одной команде ты должен найти подход в плане человечности, в другой, наоборот, должен абстрагироваться. Поэтому главная задача тренера – понять, как он будет себя вести в команде, какой найдет подход к игрокам. Все методы хороши, выигрывает тот, кто дает результат.

- Вильям, а вы как считаете, победила человечность, или были какие-то  другие методы?

- Все футболисты разные. Главное чувствовать команду. Нужно научить индивидуально того или иного игрока, чтобы он на поле показывал лучшие свои качества.

(вопрос слушателя): - Как осенью родилась идея играть в три защитника?

СС: Мы исходим из состояния тех игроков, которые у нас есть. Была большая проблема в том, что получили травмы футболисты с российским паспортом. К сожалению, потеряли Сашу Кокорина. Мы ждали его с начала сезона. Это тот игрок, который должен был усилить скорость, качество игры. Самый важный был момент, когда он сказал, что готов играть. Появилось огромное облегчение, потому что было достаточно сложно. Дальше мы разбирались, искали комбинацию игроков для того, чтобы это приносило результат. Каждый день проводили анализ соперника, анализ собственной игры, возможности футболистов. Все это привело к тому, что пришли к игре с тремя защитниками.

(вопрос слушателя): - Виллиам, как по-португальски можно уважительно к Вам обратиться на улице?

ВО: Я на это вообще не обращаю внимания. Бывает Виллиам, иногда Оливейра, где-то Артур, потому что у меня это второе имя – без разницы. Любой вариант.

- Сергей Богданович, интересует трансферная политика клуба. Насколько ключевым событием стал уход Леандро Паредеса? Со стороны показалось, что после этого сразу все наладилось.

- А что было плохо? Мы закончили осеннюю часть на первом месте. То, что будет легко – никто не обещал. У нас было преимущество в пять очков, четыре, одно – не важно, но мы на первом месте. Умолять заслуги ребят, которые играли всю осеннюю часть, ни в коем случае нельзя. Что касается Паредеса, то это предложение, от которого нельзя отказаться, естественно. Были разговоры, что его нельзя отпускать, но я всегда отношусь уважительно ко всем игрокам. Если есть возможность проявить себя в более сильном клубе, чемпионате – грех этим не воспользоваться. Что касается новичков, они добавили нам вариативности, качества и баланса. У нас появился Азмун, быстрый игрок, который может хорошо открываться за спину. Баланс в игре появился с приходом Барриоса, а качество – начало атаки и передачи хороши у Ракицкого. То есть три игрока, которые повлияли на качество игры нашей команды. А на результат? Ну мы и были первыми. Просто усилились и создали запас прочности.

- Ракицкий, Барриос и Азмун – это чьи кандидатуры, если не секрет. Как их нашли для «Зенита»?

СС: Перед нами стояла задача в каждую трансферную компанию укреплять две-три позиции, чтобы эти игроки добавляли конкуренцию, улучшали качество игры нашей команды. По многим причинам не получилось усилиться летом. Что касается зимы, то наши аналитики смотрели Барриоса еще летом и показывали его нам с Толей Тимощуком. Но тогда у нас не было возможности его приобрести, потому что была огромная группа игроков в центре поля. К тому же не позволила финансовая составляющая. Что касается Ракицкого, то мы его рассматривали год назад, но тогда цена была очень высокой, и мы не смогли его приобрести. Летом я позвонил ему напрямую и спросил, есть ли у него желание играть в «Зените». Он ответил согласием. Мы запустили процесс, поговорили с агентом, решили этот вопрос. Что касается Азмуна, то я его давно и хорошо знаю. На всякий случай поинтересовался на возможность перехода у Курбана Бекиевича (Бердыева), встретил понимание в этом вопросе с его стороны. Потом о возможности перехода нападающего поговорили с руководством «Рубина», потому что от этого трансфера выиграли бы все. Учитывая финансовую ситуацию, команда получает какие-то деньги. Для игрока – это возможность развития, шаг вперед. Я прекрасно знал его игровые качества. То есть всех новичков мы не один час хорошо проанализировали, чтобы потом в них не сомневаться. Думали, что они нам помогут. Так и случилось.

- Как оцените сезон для Дриусси, потому что он играл на неродной позиции.

СС: Конечно, он чувствует себя комфортнее в центре вторым нападающим. Но если нужно для команды, он играет не только на этой позиции. Я восхищен не только им. У Ригони все непросто складывалось, когда он вернулся из аренды. Ему приходилось пахать на тренировках, так же как и Краневиттеру, Эрнани, Дриусси. То есть, ни к кому из игроков у меня нет претензий. Вопросы возникают и у россиян, и у иностранцев, но они никак не связаны с поведением и отношением к делу. Мой искренний восторг к тем игрокам, которые не попадают в стартовый состав, потому что им приходиться гораздо сложнее. Тем не менее все они счастливы, радуются победе, чемпионству – это говорит о многом. Для меня, как для тренера – бальзам на душу, когда забивает мяч один игрок, а радуется вся скамейка. Все понимают, что они часть команды. Это очень важно. Прежде всего, выражаю благодарность всем ребятам за их профессионализм.

- Зимой на форумах болельщики требовали продать Эрнани, но Вы его оставили. И он прибавил. Что Вы в нем разглядели?

СС: Конечно, Эрнани нужно больше играть. У него прекраснейший удар. Думаю, он один из лучших по игре наверху. У него есть хорошие качества, но ему нужно больше и больше играть, чтобы почувствовать уверенность. Сложно показывать хорошую игру выходя время от времени, но, выходя на поле, он всегда выкладывается на сто процентов. Мы уверены, что каждый игрок отдает все силы ради команды, ради победы.

- Виллиам, это вы придумали, чтобы штрафные бил Ракицкий?

ВО: Нет, это не я придумал. Просто мы видели, что у Ракицкого есть хороший удар. Кстати, много розыгрышей штрафных придумывает Анатолий Тимощук, но в случае с Ракицким он сказал, чтобы просто дали ему мяч и он пробил.

- То есть сработали шахтерские четверки?

СС: Конечно, придумываем стандарты. Дело в том, что у нас есть группа игроков, которые много отрабатывают стандарты гораздо больше, чем Ярослав. Но он попросил, мы ему доверили. Мы прекрасно знаем его удар, говорим о тех позициях, откуда удобнее бить. Он проявил инициативу, думаю, голы – это награда за его смелость, характер, трудолюбие и любовь к футболу.

- Мы правильно поняли, что он взял инициативу во время игры, а не на тренировке?

СС: У нас есть игроки, которые бьют штрафные с определенных точек. Ярослав входит в их число. Просто в определенный момент он почувствовал уверенность, что сможет пробить.

(вопрос издания «Спорт день за днем»): - Сергей Богданович, а не чувствуете ли Вы конкуренции со стороны Ваших помощников, например, амбициозного Анатолия Тимощука?

СС: Я стараюсь не брать в тренерский штаб помощников с категорией PRO, чтобы они не имели такой возможности. Но, конечно, нет. Я только «за», если кто-то из нашего тренерского штаба сменит меня или скажет, что хочет работать самостоятельно. Это же здорово. 

(вопрос слушателя): - Сергей Богданович, верите ли Вы в фортовые костюмы, плащи на играх?

СС: У меня их столько скопилось, что можно даже раздавать. Если желающие есть – обращайтесь. Не знаю, как на счет стиля фартового, но у меня много таких вещей. Много чего можно надеть.

- Вам сейчас нужны переводчики? Вы сколько языков знаете?

СС: Я ни одного не знаю языка. Даже жестов.

- Как же Вы со всеми общаетесь?

СС: Телепатия. Я на них смотрю, они все понимают. Но по-английски говорят практически все игроки. Какие-то элементарные вещи могут понять. Если мне нужно поговорить на серьезные темы, где дополнительные слова, то помогают достучаться, например, Виллиам.

- В Лиге чемпионов хотите серьезного соперника уровня «Реала», «Боруссии», «Наполи» или лучше «Галатасарай», «Брюгге» и «Байер»?

СС: В Лиге чемпионов нет слабых команд. Идеальный расклад – когда попадается одна очень сильная команда и три команды, которые могут бороться за вторую путевку. Посмотрим, какой будет жребий. Это шикарный турнир. Мы много упустили за последние годы. Необходимо укрепляться, чтобы быть конкурентоспособными.

- Когда вы приехали в Уфу, то инспектор на совещании пошутил: «Предупредите Семака, чтобы он скамейку не перепутал». Не перепутали в итоге?

СС: Хорошая шутка. Иногда бывает, что хочется свернуть не туда, но потом быстро останавливаешься. Смотришь – не те люди, поэтому я на Виллиама ориентируюсь, а он обычно не путает. Он знает пять языков, если что может спросить, кто бы там не находился.

- Вы по ходу сезона говорили, что уровень «Зенита» такой, какой есть. Вы эти слова в раздевалке повторяли, не обижаются игроки?

СС: Нет, а на что обижаться? Мы говорим честно, что наш уровень на данный момент не позволяет чувствовать себя с определенным запасом, если у нас чего-то не хватает. Но есть другие преимущества, которые позволят нам сыграть лучше против этой команды. Если мы начинаем проигрывать в тех вещах, без которых невозможно представить современный футбол – значит, результат соответствующий. У нас нет игроков уровня Месси, Халка. Мы должны быть сильны коллективной игрой. Все должны, прежде всего, работать на команду.

- Как говорил Дик Адвокат, честность – лучшая политика?

СС: Конечно. Может кому-то неприятно, у кого-то другое мнение – это нормально. У меня есть свое мнение. Быть хорошим для всех – невозможно.

- Однажды на сборах Вы сказали: «Сегодня работаем в облегченном режиме – так, как вы, к сожалению, любите». Игроки на такие шутки не обижаются?

СС: Наоборот, достаточно так сказать, и у всех поднимается настроение. Работать же не все хотят. Есть моменты, когда мы стараемся дать дополнительный отдых, но пытаемся достучаться – есть дни, где нужно пахать «от» и «до», а мы уже будем смотреть на состояние и освобождать от тренировок или нет. Игрокам не надо нас контролировать, потому что мы знаем футболистов лучше, чем они сами себя.

- Как Вы относитесь к достижениям, например, количество волевых побед?

СС: Это говорит о том, что у команды есть характер, воля к победе. Это приятно. Не хочется первыми пропускать, а потом прилагать дополнительные усилия, чтобы изменить ход матча. Это всегда нервирует. Стараюсь говорить, что если хотите, чтобы тренерский штаб дольше жил, то лучше не пропускать первыми и не доводить дело до инфаркта.

- Вы говорили, тренерская работа такая, что чемодан должен быть всегда собран. На лето можно его разобрать?

СС: Не знаю. Сейчас будет встреча с президентом клуба. Возможно, появятся новые цели и задачи. Чемодан пусть стоит на своем месте.

- Виллиам, что бы Вы отметили в этом сезоне, как самое лучшее?

ВО: У меня первый раз получилось добиться такого успеха. Я очень рад, что оказался в «Зените». Эмоции – очень положительные. Невозможно сравнить уровень клуба с тем, где я раньше работал. Надеюсь, что это не первый титул, которого мне предстоит добиться с командой.

 

 Фото: fc-zenit.ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья