Блог О, мой блог!

«Федор 20 минут дрался с переломом руки». 10 лет супербою Федор Емельяненко – Мирко Крокоп

Десять лет назад Федор Емельяненко вышел против самого опасного противника в японском периоде своей карьеры – хорвата Мирко Крокопа. Свидетельства очевидцев, видео и рентгеновские снимки - в материале Александра Лютикова

Федор бьет хайкик Крокопу

28 августа 2005 года в 14 часов 18 минут по московскому времени начался один из лучших боев в истории ММА: в Токио Федор Емельяненко вышел против хорвата Мирко Крокопа - самого опасного бойца из тех, что вставали на пути Федора в Японии 

В России тот бой в прямом пиратском эфире смотрело какое-то ничтожное количество зрителей – есть подозрение, что не больше тысячи. Результат прошел мимо газет. Темы из «Спорт-Экспресса» за 29 августа: судья Сухина поставил три пенальти в матче «Амкар» – «Локомотив», Игорь Акинфеев свидетельствует, что Джибриль Сиссе подыграл себе рукой, а в хоккее с мячом опять скандал. 

В общем, понимание того, какой это был бой, пришло значительно позже. 

Вызов

Впервые Крокоп бросил вызов Федору 10 августа 2003 года, нокаутировав яркого бойца Игоря Вовчанчина. 14 августа 2004 года Мирко тем же ударом левой ноги в голову уронил Александра Емельяненко.  

Через два месяца после того, как Александр упал в нокаут, Федор встретился с хорватом за кулисами турнира PRIDE. «Твой брат в порядке?» – спросил Крокоп. 

После победы над Александром Мирко выиграл еще четырежды, потратив на это всего девять минут, и постоянно напоминал о желании встретиться с Федором. Летом 2005 года хорват находился на пике формы и популярности. Принято было считать, что самбист Емельяненко из чувства самосохранения постарается минимизировать время в стойке с кикбоксером уровня Мирко и будет пытаться переводить соперника в партер. 

Александр Мичков, тренер Федора по ударной технике: Когда я впервые увидел Мирко, сразу понял, какого класса это боец. Он очень впечатлил. На тот момент – это мое мнение – Федор ему в ударной технике проигрывал. У Крокопа база – кикбоксинг, и он в стойке действовал разнообразнее. У Федора больше бокс был, потому что у нас-то в Старом Осколе подходящих по уровню и весу кикбоксеров не было. Мы понимали, что Федору надо подтягивать ударную технику ног. Этому было уделено огромное внимание при подготовке к бою. 

Роман Зенцов, боец ММА, спарринг-партнер Федора: Схлестнулись действительно лучшие на тот момент. Федор – действующий чемпион PRIDE. И Мирко – лучший ударник того времени, нокаутер, очень опасный боец. Федор больше года шел к этому бою: было понятно, что он встретится с Мирко, но не было определенности – когда это произойдет. 

Вадим Финкельштейн, менеджер Федора: Японцы как делали – они все пытались объявить: «Через два месяца бой Федора с Мирко». Но Федор говорил: «Через два месяца я драться не готов. К Мирко мне надо получше подготовиться». А к 28 августа Федор успевал провести необходимое количество сборов.

Что умел Федор в стойке

На момент боя Федор шесть лет занимается с тренером по боксу Александром Мичковым. Емельяненко бил сильно, соперники падали, но Мичков регулярно получал замечания в свой адрес со стороны коллег. 

Мичков: Я много слышал критики от других тренеров: «Что ты ему руки поднять не можешь? Что он у тебя так руки низко держит?» А я ему руки одно время поднял, чуть ли не в классическую боксерскую стойку поставил. И Федор стал пропускать удары на тренировках. Он говорит: «Я руки поднял – и не вижу этих ударов». Я ему сказал: «Делай так, как тебе удобнее». И вот он опять стал руки низко держать. И мне снова все начали говорить: «Василич, ну низко держит!» 

Зенцов: Федор ведь очень неудобный боец. Мы в Петербурге спарринговали с профессиональными боксерами – и они ничего не могли сделать с ним в стойке. Он очень быстрый. Техника неординарная, удары хлесткие. 

Мичков: Или вот у него не по классическим траекториям удары идут, а такими дугами. И мне говорят: «Что-то удары размашистые слишком». Я говорю: ребята, он бьет – падают. Что вам еще нужно?

Владимир Воронов, тренер Федора по борьбе: Подготовка к бою с Мирко – это четыре этапа: горы, пионерлагерь «Радуга», Голландия и уже непосредственно подводка к бою в Старом Осколе. 

Мичков: Сбор в Голландии нужен был для того, чтобы поставить ударную технику ног и защиту от ударов ногами.

Сбор в горах

Зенцов: Отличительное качество Федора: он думающий боец. Он все осмысливал – и в бою, и на тренировках. При этом Федор пахарь, которых я за свою спортивную карьеру больше не видел. Трудоспособный до аскетизма. Аскетизм в чем был: в красивых залах тренироваться не стремились, боролись на матах на улице, кроссы летом порой бегали в болоньевых костюмах – создавали себе на тренировках такие трудные условия, чтобы в бою потом было легче. 

В горах мы пересекались со сборной по легкой атлетике. Они в шоке были, потому что суточный километраж у нас был выше, чем у них. Получалось около 20 км в день – и помимо этого у нас были ударная тренировка, борцовская тренировка и физуха. 

Выглядело это так: 5 км пробегаем с утра. После этого бой с тенью, разминка. Перед дневной тренировкой бежим 10 км в горах, потом час борьбы. Вечером 5 км – и потом ударная тренировка. Ноги стерты были от этого бега, одежда не успевала высыхать, кожа не успевала зарастать. 

Воронов: Тренировки были на фоне усталости. В высокогорье это особенно эффективно. Федор всегда очень много бегал. 

Зенцов: Две тренировки в день – значит, перед ними две пробежки. Три тренировки – три пробежки. Это правило Федора, он любит бегать. Это то, что дает ему выносливость. А я, пока не начал с ним тренироваться, бегал раз в неделю. Но он приучил меня: каждая тренировка начинается с кросса. В 16 часов, например, тренировка. С 15:30 ты бегаешь. И когда начинается тренировка, все только втягиваются, еще расслабленные, а ты уже загружен, пульс подскочил – и постепенно привыкаешь на этом фоне бороться, спарринговать. В этом есть большой смысл. Почему люди готовятся, готовятся, а после первого-второго раунда начинают сдыхать? А потому, что ты еще драться не начал и только выходишь на бой, а сердце уже сильнее бьется, адреналин в кровь впрыскивается: внешне ты вроде бы не напряжен, но организм у тебя уже работает на средних оборотах и тратит резервы. Я вот только сразу вспомнить не могу, где у нас был этот сбор  – в Кисловодске или в Приэльбрусье. 

Воронов: Это Чегет был, в Приэльбрусье.

Зенцов: Да, в Приэльбрусье. В горах, например, днем бывали такие тренировки: 10 км кросс, потом час работы с ядрами, гирями. Чего мы с этими ядрами только не делали: бросали их по траекториям боковых, прямых ударов, через себя кидали. Это, в принципе, известная тема: с ядрами и гирями тренировались 100 лет назад и Поддубный, и Засс, и другие силачи. 

Сбор в пионерлагере «Радуга»

Зенцов: После гор был продолжительный сбор в Старом Осколе: жили и тренировались на базе пионерского лагеря. Мы с Федором делили комнату, кровати через проход стояли.  

Воронов: Мы в «Радугу» давно ездили. Там все знакомо и по-домашнему. А быт… Ну какой там быт – три тренировки в день. Все занятия – на улице. 

Мичков: Тренировались там, потому что, по сути, больше негде было. Спортивных условий особо никаких. Маты укладывали прямо на траву. Ребята с кросса возвращаются, делают разминку и идут бороться, а ковер уже от солнца раскаленный! Просто как на сковородке! 

Зенцов: Да, и ты ужом на этих матах вертишься, так они обжигают. В дождь стелили маты в небольшом холле пионерлагеря – и там набарывались по два часа. 

Мичков: Из оборудования у нас были турник, брусья, кувалда, покрышка, штанги, гири. Турник-брусья Федор очень любил и любит. На рекорд он вроде никогда не подтягивался, но 30 раз за подход делает. Режим был какой: вставали на зарядку мы в 6:30 – на полчаса раньше, чем дети в лагере. Пробежка, зарядка 30-45 минут: школа бокса, школа борьбы в стойке. Пошли ополоснулись, позавтракали, отдыхаем. В 11 еще одна тренировка – двухчасовая. Помылись, пообедали, упали спать. В 17 снова тренировка. Питались вместе с детьми в столовой. 

Зенцов: Еда там простая, детская – все диетическое, компотики разные. Размер порций тоже детский, но у нас был неограниченный доступ к котлу. То есть мы могли взять не одну котлету, а пять. В тихий час Федор вместо сна мог поехать в город, купить фруктов для команды. Он тогда, по-моему, на «десятке» ездил. Федор никогда не заморачивался статусностью и всей этой мишурой. 

Очень много внимания уделялось восстановлению, что понятно при таком объеме нагрузок. Ходили в баню регулярно. В бассейн тоже – на общих основаниях. Плюс Федор был, наверное, первым бойцом ММА в России, у которого появился свой массажист. У нас как привыкли: «Бери больше, кидай дальше!» Но без восстановления это приведет к печальным последствиям. Чтобы выкладываться на тренировке полностью, ты должен быть хорошо защищен от травм. Иначе травмируешься – и две недели потом будешь без дела. 

Сбор в Голландии

Мичков: У Федора руки в тот момент были уже на должном уровне, а вот ударов ногами и защиты от них не хватало. В Голландии он все это подтянул. Побыстрее стал ногами бить. До этого были случаи, что он не всегда ноги видел и пропускал. Повторю: с боксерами-то мы много готовились и спарринговали, а вот классные кикбоксеры были редкостью. 

Финкельштейн: В Голландии Федор очень хорошо поработал под руководством Йохана Фоса – отличного тренера по муай-тай. Его воспитанник Эрнесто Хуст трижды побеждал Крокопа. 

Зенцов: В Голландии мы провели около месяца. Вадим сделал так, что нас везде принимали: мы объездили разные школы, были в зале Йохана Фоса, у Люсьена Карбина, у других тренеров. Я в это время там набарывался, к Вердуму готовился, а Федор работал над ударной техникой.

Мичков: Федору с удовольствием помогали. Все спарринг-партнеры в левшу становились – и в спаррингах работали как Крокоп. Задача Федора была закручивать его влево, идти вперед и влево. А спарринг-партнерам была задача пробивать левой ногой – в печень, в голову. 

Зенцов: Федору помогали готовиться Реми Боньяски, Тайрон Спонг, Гилберт Айвел, он с ними много спарринговал. И они старательно накидывали ему левый маваши в голову. Голландия в плане ударной техники дала уверенность в том, что у нашей школы лучше поставлены руки. А ноги мы там тоже подтянули – по защите от лоукиков и ударов коленями особенно много для себя вынесли. Я программы тренировок записывал для себя в блокнотик, потому что всего не упомнишь. 

В Европе мы что поняли: нужна хорошая экипировка. Не потому, что это понты какие-то. Это мы так думали: что нам наряжаться во все это не надо, что у нас русский характер – кость в кость надо спарринговаться. А поняли, что хорошая экипировка дает возможность работать на тренировках в полную мощь. На тренировке ты не должен бояться, что травмируешь ногу. И после первого сбора в Голландии мы сделали такие выводы. Вадим прикупил всего, что нам не хватало. Игнорировать такие вещи, как защитная экипировка, брезговать ими – это у себя воровать. 

Сбор в Старом Осколе

Воронов: Из Голландии мы вернулись в Старый Оскол, где был уже период подводки к бою.

Зенцов: Приезжая в Старый Оскол, я жил либо у Федора дома, либо он селил нас с Серегой Казновским в другой квартире его семьи. Федор вообще гостеприимный человек. Я тогда не был женат, а сейчас понимаю, как много делала Оксана, его жена. Она готовила на такую банду – представляете, пять тяжей накормить. Мы съедали каждый раз по тазику! Там посуду мыть устанешь, не говоря о том, чтобы приготовить еду. Федор настаивал на том, чтобы мы у него ели: даже когда мы останавливались в его второй квартире, на обед и ужин мы должны были прийти к нему – тут он отказов не принимал. И главное – такая классная домашняя еда была, причем каждый день новое меню. 

Старый оскольчатый перелом

В середине июня Емельяненко выиграл чемпионат России по боевому самбо, где старался не бить правой рукой. А через 10 дней увиделся с Крокопом в Японии: у хорвата бой с Ибрагимом Магомедовым, а Федор секундант Магомедова. Через четыре минуты Ибрагим падает, получив удар ногой в печень. До боя Емельяненко-Крокоп два месяца – и с виду этому бою ничего не мешает. Но это только с виду. 

В 2003 году Федор за минуту нокаутировал Гари Гудриджа, но сильно повредил правую руку. Последствия той травмы будут беспокоить бойца еще долго. Все усугубилось в апреле 2005 года. Емельяненко разбил Тсуеши Косаку и, уходя с ринга, обронил фразу: «Блин, кровью меня своей заляпал».  Это оказалось не главной проблемой: в том бою Федор серьезно повредил большой палец правой руки. Тем удивительнее, что через 4 месяца после оскольчатого перелома Емельяненко вышел драться с Крокопом.

Зенцов: К бою с Крокопом Федор готовился с серьезной травмой: была сильно разбита правая рука. Кулак вообще мог развалиться в бою, вопрос об операции стоял. 

Мичков: Всего на этой руке Федору делали три или четыре операции. В тот момент кисть была очень повреждена. Берегли ее. Когда Федор работал на мешке, он в полную силу правой не мог ударить – это сразу отдавалось болью. Он делал в перчатке специальную прокладку поролоновую, чтобы помягче было. 

Зенцов: Федор прошел всю подготовку с этой травмой, боль его не отпускала. Я помню, мы на тихом часе ездили с ним рентген делать. У него был перелом, насколько я помню, и один осколок то ли не срастался, то ли гулял. 

Воронов: Там осколки плавали в суставе большого пальца, их несколько было. Не мог в полную силу ни захват взять, ни ударить. 

Зенцов: И, по-хорошему, там надо было оперировать, чистить, сращивать, но тогда бы Федор на полгода выпадал. И он решил терпеть. Другой бы, может, в сторонку ушел, постарался бы перенести дату. Но Федор пошел на этот бой.

Мичков: От боя отказываться не стали, потому что в тот момент ситуация уже была разогрета: Крокоп в прессе говорил, что Федор от него прячется. 

Воронов: Там еще начались разговоры, что если Федя откажется от этого боя, то временным чемпионом будет объявлен Крокоп. 

Мичков: И Федор сказал: «Я буду драться». 

Рука Федора Емельяненко 

Правая рука Федора в день боя

Перед боем

Мирко Крокоп справедливо ожидал от самбиста Емельяненко проблем в партере. Готовиться хорвату помогал бразилец Фабрисио Вердум, у которого был бой на том же турнире 28 августа – против Романа Зенцова. Вердум в общей сложности проживет в Хорватии два года, через пять лет станет первым, кто победит Федора Емельяненко, а через десять лет завоюет чемпионский пояс UFC. Но это все будет потом.

Мичков: Крокоп, я так помню, чуть ли не за месяц до боя уже был в Японии. Он там своим считался. И очень многие за него болели.

Зенцов: Обычно мы прибывали в Японию незадолго до боя – дрались на четвертый день после прилета. Высчитывали пики акклиматизации, сравнивали – и сошлись на том, что это оптимальный срок. Чтобы было понимание: акклиматизация на Востоке и на Западе это разные вещи.

Мичков: В Японию прилетали в первой половине дня – и часа через два-три начинало рубить. Спать хотелось со страшной силой. И здесь мы терпели до 9 часов вечера, а потом уже ложились спать. Если раньше вздремнуть, то ночью с вытаращенными глазами лежишь – уснуть не можешь. Амар Сулоев у нас однажды всю ночь гулял, уснуть не мог. Чтобы нормально спалось, я в аптеку пошел, купил травяной сбор успокаивающий – и вечером вместо чая Федя его пил. Спал спокойно.

Зенцов: Волновался ли Федор? Мы были близкие люди, но я не замечал в нем волнения. Меня поражали его спокойствие и концентрация перед боем. 

Мичков: По Федору не видно, когда он волнуется. Удивительная психика. Я просто помню свои ощущения, когда впервые в жизни попал на японский стадион: 70 тысяч человек – мне так страшно стало! Я думаю – бедный Федор, как он это все выносит. А он вида не показывает. Иногда человек готовится, готовится, все умеет. А выходит в ринг – и из-за волнения ничего сделать не может. 

Зенцов: Вот на том турнире я в Японии первый раз дрался. Для меня шок был: 50 тысяч зрителей, гул этот через тебя проходит. Я там боролся больше с собой, а не с Вердумом. 

Мичков: Перед боями мы всегда играли в карты, это помогало отвлечься. Подготовка прошла, ты знаешь, что готов нормально. Уже ничего не изменишь. Так зачем сидеть и трястись в ожидании этого боя? И мы играли в карты – шутили, подкалывали друг друга, иной раз специально почти в открытую мухлевали, чтобы посмеяться. 

Зенцов: Это такого рода уловка. Она поначалу не отвлекает, а потом втягиваешься в игру и переключаешь сознание. Тяжи ведь последними как правило дерутся, поэтому ждать надо очень долго, можно сгореть за это время, перенервничать. Первые разы я играл в карты на автомате и все равно горел, думал о бое. А потом со временем стал правда отключаться, переставал думать про то, что мне сейчас идти драться. Это реально экономит психофизические ресурсы.

–--- 

Камера выхватывает карты Федора: десятка и два короля. 

Бой

Формат боя: первый раунд – десять минут, второй и третий – по пять. Запрещены удары локтями в голову, разрешены удары ногами в голову лежащего соперника. В зале 47629 зрителей. Платные трансляции продаются по всему миру за $29,95. Букмекеры дают такие коэфициенты: Крокоп – 2,7, Федор – 1,45.

В раздевалке Емельяненко обезболивают руку. Перед выходом на бой он разминается с топовым кикбоксером Тайроном Спонгом – тот левой ногой раз за разом накидывает Федору удары по трем уровням: бедро, печень, голова. 

В бою Федор удивляет сразу: он не делает попыток перевести в партер, дерется с Крокопом в стойке, причем работает первым номером и наносит хорвату больше ударов. 

Финкельштейн: Все ждали, что Федор будет стараться сразу переводить Крокопа на землю – и там добивать, пытаться прием провести. Крокоп к этому очень серьезно готовился, его основным спарринг-партнером был Вердум. А Федор даже не пытался идти в партер. Он стал разбивать его в стойке.  

Воронов: Я просто хочу заметить, что с такой травмой руки сложновато было в партер переводить. 

Зенцов: Я сидел в первых рядах. Один эпизод очень врезался в память. Как сейчас помню, Крокоп бьет мощнейший, заряженный лоукик – Федор выставляет плотный щит и получается удар кость в кость: голень Крокопа и колено Федора. Там был такой звук от удара, что я на трибуне его слышал. И я понимаю, как больно обоим. Я увидел глаза Крокопа – он просто обалдел. А Федор вида не показывал. 

Лоукик Крокопа

Я просто сам ударник и понимаю: когда с тобой борец начинает успешно в стойке конкурировать, это выводит. Крокоп не ожидал, что Федор за такой короткий срок успеет на такой уровень вывести свою ударную технику.

Мичков: Почему Саня Емельяненко проиграл Крокопу? Установку не выполнил. Установка такая была: «Саша, ни шагу назад, пятиться нельзя – ты должен заставить пятиться его». С чего нокаут получился: Саня чуть попятился – Крокоп ударил левой ногой в голову. Федор этот урок выучил. И все три раунда он шел на Крокопа, сталкивал его назад и тем самым выключил его основное оружие – ноги. Федор, наоборот, сам хайкик пробил.  

Хайкик Федора 

Хайкик Крокопа

Зенцов: Так и происходила ломка Крокопа. Он понимал, что в борьбе он по-любому проиграет. А тут его в стойке перебивает борец, который еще и ногой в голову бьет. Почему Мирко не удалось точно пробить свой коронный хайкик? Я помню, как мы на тренировках нарабатывали: после каждого хайкика – наказывать. И Федор после каждой попытки Мирко ударить ногой в голову сразу ему за это накидывал в ответ. В результате Крокоп стал выцеливать, осторожничать, потому что после каждого хайкика он получал серию размашистых ударов.  

Финкельштейн: В чем Федор особенный: обычно бойцы готовятся, готовятся, какие-то новые приемы нарабатывают, а в итоге потом в бою делают только то, что раньше умели. А Федор в бою с Крокопом показал все то, чему научился в Голландии. Четко по программе отработал. Я вот никогда не видел, чтобы Федор ногой в голову бил. А тут увидел. Хорват был просто разобран. 

Федор перебивает

Зенцов: На трибуне я сидел рядом с женой Федора. Оксана кулачки сжала, губу прикусила, смотрела и плакала – сначала от страха за него, потом от радости. Это был очень тяжелый бой для Федора: он же, по сути, 20 минут дрался с переломом руки. С ринга он уходил с посеченным лицом, с разбитыми руками. Зато с поясом. 

Воронов: Феде руку заморозили, болеутоляющие дали – и потом он на операцию в России лег: надо было собирать осколки в кучу.

vk.com/mma_tematika

 

Когда это увидели в России

Бой Федор – Крокоп в России был показан сильно позднее – в следующем году в ночном эфире НТВ. Производство и выпуск тех программ на НТВ оплачивал Вадим Финкельштейн (это обходилось ему примерно в 20 тысяч долларов в месяц) – и из этих эфиров в России более-менее узнали о новом виде спорта, который тогда старорежимно называли «боями без правил».

Наталья Буланова, первый пиар-менеджер М-1: Хорошо помню ситуацию до этих первых ночных эфиров на НТВ. Я очень многим изданиям предлагала эксклюзивы с Федором, но в 99 процентах случаев слышала: «Нам это не надо, мы его не знаем, не звоните сюда больше». А после того, как это стали показывать на НТВ, к нашим бойцам ММА стала приходить популярность.

Зенцов: Я понимаю: без Федора я бы не попал на эти бои. В этом я себе отдаю отчет. Он помог не только в тренировках, но и дал шанс подраться в PRIDE (статистика Зенцова в PRIDE: 2 победы, 1 поражение – прим. А.Л.).

В чем роль Федора: он всех за собой тащил, был локомотивом. Кто попадал в его команду, тот начинал больше тренироваться вслед за ним и рос как боец. Не все это понимали, были те, кто от тренировок отлынивали. Но Федор за близких, за команду всегда очень переживал. Он кулаками своими нам путь прорубил – чтобы мы известность получили, деньги какие-то заработали. 

Я сейчас повспоминал, как мы готовились, – такие впечатления накатили. У меня одни светлые воспоминания о том времени. Было тяжело. Но весело.

Фото: Gettyimages.ru/Tomokazu Tazawa

Канал на YouTube о ММА - репортажи и интервью.

Группа ММА-ТЕМАТИКА ВКонтакте.

«Федора сильно обманывал его первый менеджер»

Твиттер в том числе о ММА

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья