Блог О, мой блог!

«Если бы я сошел с дистанции, это показали бы везде». Как мэр Екатеринбурга пробежал марафон

Самый популярный свердловский политик Евгений Ройзман бегает 42 км, подтягивается 20 раз, планирует выжать от груди 162,5 кг и в интервью Александру Лютикову объясняет, зачем все это нужно в 52 года.

Евгению Ройзману в сентябре будет 53 – и последние 15 лет у него были очень насыщенными. Он сносил особняки наркоторговцев в Екатеринбурге, а полицейские громили его реабилитационные центры для наркоманов. Он избирался в Госдуму – и кормил «лещами» депутата Зяблицева, голосовавшего за монетизацию льгот. Он с успехом отбивался от уголовного преследования, но не смог уберечь от судимостей своих друзей. Были и совсем притчевые сюжеты: например, в реабилитационном центре Ройзмана пять лет рос мальчик Паша (он попал туда 13-летним и 26-килограммовым), потом Паша написал на ройзмановский фонд «Город без наркотиков» заявление в полицию, а вскоре пришел обратно, потому что идти ему было больше некуда. 

Два года назад жители Екатеринбурга выбрали Ройзмана своим мэром. Жителей потом пытались скорректировать: сначала пробовали признать недействительным диплом Ройзмана о высшем образовании, потом была попытка запретить называть его мэром, но все это от него отскочило. И вместо ежемесячных отчетов об операциях «Города без наркотиков» (в духе: «…И этот продуманный дрищ решил торговать наркотиками. Купил BMW X5, три мотоцикла, жил с девчонкой Настей, пасующей из «Уралочки», и платил ментам») в блоге Ройзмана теперь еженедельные заметки о встречах с горожанами. Сразу не скажешь, что читается увлекательнее. 

В феврале 2015 года Ройзман задумал проводить екатеринбургский марафон Europe-Asia, тут же заявился на него сам и начал подготовку. Марафон был в эти выходные, Евгений финишировал с временем 4 часа 25 минут. 

Евгений Ройзман после финиша

Номер 1 Ройзман получил не потому что мэр, а потому что был первым зарегистрировавшимся на марафон.

- Как себя чувствует 52-летний человек на третий день после марафона?

– Хожу, по ступенькам поднимаюсь – в целом все нормально. Единственное – на следующий день пробежал 5 км и ощутил, что очень забита и болит передняя поверхность бедра. А так – неплохо. После пробежки сходили на турники и брусья. 

- Сколько подтянулись, сколько отжались? 

– На брусьях я много могу, не считаю. А на турнике 20 раз подтянулся. Рекорд у меня был – 40. 

- Три месяца назад вы говорили, что во время бега у вас постоянно болят колени, одно колено отекает. 

– Да, отекало колено, где у меня мениск вырезали. Три месяца назад было так. А потом я сменил беговые кроссовки. До этого бегал в «найках» стареньких: они неплохие, но больше для грунта, для травы. А два месяца назад купил «асиксы» специально для асфальта. Разница космическая: после смены обуви у меня ни разу не болели колени. Я прожил два месяца в этих кроссовках, по сути не снимая: не только бегал в них, но и просто ходил по городу. Задача была такой: чтобы во время марафона у меня не появилось ни одного нового ощущения.  

Чему я еще внимание уделил – весу. Я человек не толстый, не жирный – просто крупный: в тот момент, когда начал подготовку, мой вес был 102 кг при росте 194 см. Я перестал есть вечером, плюс недельный километраж у меня был примерно 50 км, иногда больше. В итоге я вышел на дистанцию с весом 97 кг – больше сбросить было просто нереально. 

- Сколько беговых тренировок у вас было в неделю? 

– Пять. А на выходных я со штангой занимался, плавал. В день пробегал обычно 8-12 км. Плюс пробежал несколько полумарафонских дистанций и одну тридцатку. И как раз после 30 км по холмам я понял, что побегу марафон. 

- Когда выходили на старт, были уверены в том, что до конца добежите? 

– Я умею терпеть. И понимал, что не сойду ни при каких обстоятельствах. Мне отступать-то некуда было: я этот марафон придумал – и мне надо было бежать. У меня три дочери бежали различные дистанции, сестра и ее сыновья – тоже, плюс я лично уговорил участвовать кучу народу. Подбить всех участвовать, а самому в сторонке остаться – я так не умею. И не добежать на глазах у всех, сойти с дистанции в своем городе – ну, это просто невозможно представить. 

- Многие видели опасность как раз в том, что вы упретесь, через «не могу» побежите. А в 52 года это довольно рискованно. Вы не сошли бы с дистанции, даже если бы поняли, что все уже – край? 

– Я правда очень осторожно бежал. На 42 км потратил 4 часа 25 минут. Но запас оставался – так что, наверное, мог пробежать немного быстрее. Просто не рисковал. Тут еще такой веселый момент: было очень много камер. Очень. И наставлены они были на меня. Если бы я упал, сошел с дистанции, это показали бы везде. А я добежал, поэтому эти кадры пропали. Но я не в претензии. Я на это просто улыбнулся. 

- Как питались на дистанции? 

– Была бутылочка изотоника – ее хватило на первые 10 км. Съел 7 тюбиков геля для марафонцев – они реально дают энергию и помогают. Плюс Мороховец на каждом пункте питания заставлял пить воду. 

- Вы по пульсу бежали? 

– Понимаете, я свою скорость чувствую по дыханию. Если бегу 6 минут/километр, то могу разговаривать – у меня дыхание не сбивается. А если начинаю набирать скорость – за 5:15-5:20 бежать, то я уже это ощущаю серьезно. Со мной бежал ультрамарафонец Алексей Мороховец, у него была программа endomondo включена. Он время от времени говорил скорость, корректировал. Трассу я знал достаточно хорошо, но вот в одном моменте не рассчитал. 

- Расскажите. 

– Я знал, что на обратном пути будут подъемы. Но не представлял, что мне на них будет так тяжело. Я ведь на этих подъемах бегал ускорения в период подготовки – и был готов к ним, как мне казалось. Но во время марафона подъемы пришлись на 28 и 30 километры. До этого момента бежалось и бежалось. А тут начали в гору подниматься, Мороховец на шаг перешел – и я смотрю, что он шагом идет быстрее, чем я бегу. У меня всю дистанцию был пульс в районе 150, на финише – 170, а тут чуть ли не до 200 подскочил. И Мороховец мне говорит: «Перейди на шаг». Я перешел, а потом там сразу пункт питания – и вот с пункта питания мне было очень тяжело побежать снова. Если переходишь на шаг, это как-то волю расслабляет – и тебя начинает соблазнять: «Если один раз можно пойти шагом, то почему бы снова этого не сделать?» 

- На следующий год побежите? 

– Если удержу вес до 100 кг и буду тренироваться, то, конечно, снова побегу. Главная проблема это ведь не 53 года, а 100 кг. К следующему марафону буду по-другому подходить к подготовке, планировать, считать – и  постараюсь пробежать уже с другим результатом.

- Вы же хотели еще по жиму лежа мастером спорта стать. 

– Это желание никуда не делось. Норматив мастера спорта по жиму – 162,5 кг. Мой рекорд в молодости был 185 кг. У меня есть понимание, как подготовиться, но в то же время знаю: с подготовкой к марафону это вообще никак не совмещается. Посмотрим. Есть другая задумка – однажды попробовать поучаствовать в Ironman (3,8 км вплавь, 180 км на велосипеде, 42 км бегом – А.Л.): я все-таки плавал много лет, велосипеда не боюсь и марафон теперь тоже пробегаю. 

фото из блога Евгения Ройзмана

Мне нравится быть на ногах, быть в форме. Это печально, когда у человека появляется живот, начинается одышка. Мужчина обязан быть в форме – из уважения к своей женщине, к своим детям. Когда люди говорят: «Я не могу тренироваться, потому что работаю с 9 до 18», – ну, это просто откоряк, обычная лень. Спорт дает дополнительную энергию, дает возможность меньше уставать – то есть окупается в таком житейском смысле. Я сам занимаюсь после работы поздно вечером. И чувствую себя хорошо.

- В регионах принято с большой гордостью называть суммы, направленные на развитие спорта. Начинаешь разбираться – и видишь, что под развитием спорта зачастую понимается финансирование профессиональных команд. При этом сложно отделаться от мысли, что на деньги, которые идут из бюджета на зарплату одной приезжей волейболистке и комиссионные ее агенту, можно построить 10 спортплощадок. Волейболистка все равно ведь через год уедет, а 10 спортплощадок останутся. 

– Конечно, эти деньги тратятся преимущественно не на массовый спорт. Особенно это касается футбола. Это совершенно неверно. Намного правильнее вкладываться в детский и дворовый спорт: развивать спортшколы, строить бассейны, спортивные площадки. 

При этом люди тоже должны понимать: для того, чтобы заниматься, не нужен даже абонемент в фитнес-клуб. Бег бесплатный, турники и брусья бесплатные, отжаться от пола и поприседать можно вообще где угодно. Здоровый образ жизни гораздо дешевле нездорового.  

Марафонец Алексей Мороховец - о том, как тренировался Ройзман: 

"Евгений в фейсбуке написал, что у него вес 102 кг и он считает это проблемой перед марафоном. Я на эту запись откликнулся, мы списались - и я, как смог, помог ему советами: разумеется, это были бесплатные консультации - просто из уважения к нему. 

Мы работали дистанционно, у нас была только одна очная тренировка. Он давно занимается спортом, причем различными видами. Пришлось отучить его от убеждения, что на тренировке обязательно надо убиться, довести себя до полуобморочного состояния. Как только он научился сдерживать себя в тренировках - пошел результат. Евгений тренировался пять дней в неделю: первые четыре дня бегал по 8-12 км, на пятый - длинную дистанцию от 20 до 25. Самым главным было научить бежать медленно - не рвать, а спокойно держать темп, следить за пульсом. Это ведь ключевая ошибка начинающих марафонцев: со старта бегут, как зайцы, а потом сходят с дистанции".

Интервью с Евгением Ройзманом и разбор его ошибок в начале подготовки к марафону  

Твиттер 

Канал YouTube

Топовое фото: roizman.livejournal.com

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.