Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог С миру по Нитке

По труду и рыбка

Блог «С миру по Нитке» возвращается к книге Рене Штауффера «В поисках совершенства». В новом выпуске – рассказ о безудержной креативности молодого Роджера Федерера, к которой для обретения долгожданной награды понадобилось добавить огромный труд и Пьера Паганини.

Рене Штауффер «В поисках совершенства. История Роджера Федерера».

Пролог

Предисловие. Никто его не ждал

Из Кемптон-парка в Базель

Мальчик познает теннис

Экубленс. Тоска по дому

Лучший из юниоров

Новичок карабкается на вершину

Новый тренер, новые дороги

Олимпийские впечатления

По труду и рыбка

«К концу 2000 года Роджер Федерер по-прежнему был самым молодым игроком Топ-100 и стремительно двигался к вершине. Правда, первый титул АТР не давался ему как заколдованный. Как бы замечательно он ни играл, ему не удавалось совершить прорыв и выиграть турнир. Для сравнения, Ллейтон Хьюитт, который всего на пять месяцев старше Роджера, к тому моменту уже выиграл 6 – четыре из них в 2000 году. Он уже был шестой ракеткой мира и серьезно утвердился в Топ-10. Он был очень быстр и на корте бился как воин – цеплялся за каждое очко зубами и ногтями, выматывал соперника стабильной игрой на задней линии. К тому же противников раздражали его сжатый кулак и коронный «Камон!».

Игровой стиль Хьюитта был совершенно не таким, как у Роджера – австралиец играл проще

И пока Хьюитт, особенно не блистая, выигрывал, Федерер делал все наоборот. Он очаровывал зрителей широчайшим диапазоном и быстрой сменой разнообразных ударов, виртуозными атаками. Казалось, что в нем скрыт безграничный потенциал – но он все равно раз за разом проигрывал более слабым игрокам. Он был похож на человека, выигравшего в лотерею, но понятия не имевшего, что делать с деньгами. «Он был так талантлив, что иногда это его самого сбивало с толку», – говорил Джон Макинрой, тоже художник ракетки и мяча.

Но вот, наконец, в октябре в родном Базеле время Федерера, казалось, пришло. В полуфинале он отыграл матч-пойнт и впервые в карьере с минимальным преимуществом обыграл Хьюитта – 8:6 на тай-брейке решающего сета. «Это был один из самых невероятных матчей», – позже взахлеб рассказывал об одной из своих первых знаменательных побед темпераментный швейцарский матадор. Но для завоевания титула набранного хода Федереру не хватило. В боевом финале Роджер проиграл шестому сеяному шведу Томасу Энквисту.

Выход в финал в Базеле позволил Федереру занять место среди 25 лучших теннисистов планеты. Но психологическое и физическое утомление после долгого сезона сыграло свою роль – на последних четырех турнирах Федерер одержал только три победы и закончил год 29 ракеткой мира. Впервые он не смог достигнуть поставленной на сезон цели – он не выиграл первый титул и не закончил год в Топ-25.

Сезон-2000, ставший для Федерера вторым в профессиональном туре, преподал юноше горький урок – одних зрелищных ударов и таланта недостаточно, чтобы выигрывать титулы и быть на вершине. Надо работать над физической формой. И несмотря на то, что он не слишком любил фитнес, он нанял тренера по физ.подготовке. Старый знакомый по академии в Экубленс Пьер Паганини присоединился к Петеру Лундгрену и стал частью команды. Сотрудничество с Пьером Паганини (на условиях 100 дней в году) оказалось для Федерера настоящий подарком судьбы.

Сезон-2000, ставший для Федерера вторым в профессиональном туре, преподал юноше горький урок

«Лучше него специалиста и представить нельзя», – говорил про Паганини Лундгрен. Лысый человек в очках, который раньше был футболистом, оказался умным, профессиональным и ненавязчивым тренером – и он быстро понял, чего не хватает Федереру. «С точки зрения атлетической подготовки у него было множество недостатков. Существовал огромный простор для прогресса – особенно в работе ног и наращивании мышц. Просто до поры до времени его невероятный талант компенсировал все его слабости», – вспоминал Паганини. В то же время Федереру нужно было защищать свои позиции в рейтинге, и он не мог позволить себе зацикливаться только на физических тренировках. «Я составил расписание на три года, позволяющее привести его в лучшее физическое состояние», – говорил Паганини.

Но он не ставил перед собой цели сделать из Федерера качка. «Теннисист – это не спринтер, марафонец или толкатель ядра. Но ему нужно вобрать в себя качества всех этих спортсменов и уметь проявлять их в игре», – объяснял специалист. Будучи творческим игроком, использующим обширный спектр ударов в игре, Федерер должен был уметь выполнять столь же разнообразные движения. И в этом было его отличие от теннисистов типа Хьюитта, которые постоянно играли в одном стиле и соответственно использовали одни и те же удары. Паганини работал над тем, чтобы Федерер достиг «согласованности между замыслом и физическим исполнением» – это позволило бы выполнять очень точные движения и сохранять свежесть даже после четырех часов игры. «Роджера надо было избавить от необходимости подстраивать тактику под физические возможности», – объяснял Паганини.

Главной трудностью, которую Паганини преодолевал каждый день, была необходимость не дать горячей голове заскучать. «Роджер не из трудоголиков, которым нравится бить по 3 000 бэкхендов подряд. Для него тренировки должны быть делом веселым», – говорил Лундгрен.

«Он хочет трудиться, но ему нужно разнообразие, – рассказывал Паганини, – Ему нужно понимать, что упражнение полезно. Он художник. И если дать ему стимул, он будет тренироваться, как сумасшедший».

Паганини: «Роджер может разогнаться до 20 км/ч, а это означает, что он может 30 метров продержаться наравне со спринтером»

В декабре 2000-го года в Бьеле Федерер на две недели окунулся в новый тренировочный режим. Паганини разработал специальный комплекс упражнений, который назвал «интегрированной физической подготовкой». Например, Федерер бегал вокруг корта до полного изнеможения, а затем сразу же брал ракетку и приступал к игре. «Естественные рефлексы и дурные привычки, от которых труднее всего избавиться, проявляются, когда человек утомлен, – объяснял суть своего метода Паганини, – И вот тут в работу вступает тренер».

И если большинство игроков концентрируется на работе над физической формой только в декабре – единственном месяце, когда нет турниров – Федерер скрупулезно трудился над ней весь сезон. Паганини воодушевило то, насколько его протеже был заряжен на работу. «Меня удивило то, что он с искренним желанием выполнял эти упражнения. Но, в конце концов, Роджер – прирожденный спортсмен». По словам Паганини, называвшим Федерера «от природы координированным», ученик легко принял то, что фитнесс-тренировки не всегда бывают веселыми. «Он понимал, что в этой работе научится чему-то полезному, необходимому для будущего успеха на корте».

Трехлетний план Паганини оказался успешным. «Сегодня Роджер может разогнаться до 20 км/ч, а это означает, что он может 30 метров продержаться наравне со спринтером», – вспоминал он в 2003. Тогда Федерер пробегал 3 300 метров за 12 минут, 9 300 – за 40 и мог присесть со 150-килограммовой штангой. Огромный прогресс.

Федерер с легкостью нашел мотивацию для выполнения этих долгосрочных планов, потому что они разбавляли однообразный распорядок жизни. «Даже небольшие изменения мне очень помогают. На корте я без проблем нахожу мотивацию. Если я хочу стать первой ракеткой мира, я должен полностью выкладываться на каждой тренировке». Благодаря Паганини он понял, зачем надо тренировался в поте лица. Он быстро заметил, что новообретенная физическая форма добавила ему уверенности. «Я лучше чувствовал себя с психологической точки зрения, потому что знал, что готов физически и могу бороться», – говорил он после первой расширенной тренировочной сессии с Паганини.

В 2001 году, который стал первым полноценным годом сотрудничества Федерера и Лундгрена, швед многого ожидал от подопечного. Он был убежден, что если «Роджер весь году будет играть так, как в Сиднее, Вене или Базеле, он будет в Топ-15». Лундгрен даже осмелился предположить, что «скоро он сможет выиграть первый титул».

Лундгрен даже осмелился предположить, что скоро он сможет выиграть первый титул

В начале года Федерер и Мартина Хингис стали победителями Кубка Хопмана в Перте. Это, конечно, не самый выдающийся турнир, но, в конце концов, это чемпионат мира среди микстов. В Мельбурне Роджер дошел до третьего круга – в первом матче он взял у ди Паскуале реванш за Олимпиаду, но потом проиграл будущему финалисту Арно Клеману. А февраль стал лучшим на тот момент месяцем в карьере Федерера. На турнире в Милане, который проходил в зале, Федерер в полуфинале впервые обыграл Олимпийского чемпиона Евгения Кафельникова и вышел в третий финал турнира АТР. Он наконец не упустил свой шанс, и при поддержке находившихся на трибуне родителей обыграл в финале 53 ракетку мира француза Жюльена Боте – 6:4, 6:7, 6:4. Федерер выиграл первый турнир АТР.

Лундгрен не ошибся. Высота была покорена. «Теперь мне стало намного легче, – сказал Федерер, – Мне долго пришлось ждать этого момента. Теперь все должно пойти проще». Правда, в Милане случилась небольшая неприятность с отцом Роджера. Он на радостях захлопнул машину, а ключи от нее остались внутри. Чтобы их достать, пришлось разбить стекло.

Через неделю, когда 19-летний теннисист вернулся в Базель, чтобы исполнить долг в матче Кубка Дэвиса против США, ему покорилось еще одно достижение. Федерер был неудержим. В двух захватывающих одиночных матчах он обыграл Тодда Мартина и Жана-Мишеля Гамбилла, а между делом в паре с Лоренцо Мантой нанес поражение Джастину Гимельстобу и Гамбиллу. Эти три победы позволили швейцарцам со счетом 3:2 пройти США, а Федерер присоединился к Раулю Рамиресу, Нилу Фрэйзеру, Никола Пьетранджели, Фрэнку Седжману, Анри Коше и Лори Доэрти как седьмой и самый молодой игрок, выигравший все три матча во встрече против американцев в Кубке Дэвиса. «Это просто сон», – в слезах радости говорил Федерер после решающей победы над Гамбиллом.

Американцы были разбиты. «Надо быть слепым, чтобы не видеть, что у него большой будущее», – заявил Гамбилл. Капитан сборной США Патрик Макинрой не пытался искать оправданий, хотя и остался в этом матче без двух сильнейших игроков команды – Андре Агасси и Пита Сампраса. «Мы знали, что Федерер опасен, но такого не ожидали. Как только он получал контроль над мячом, он выигрывал розыгрыш».

Надо быть слепым, чтобы не видеть, что у него большой будущее

Февраль принес Федереру и другие успехи. После того, как он в одиночку обыграл США, он дошел до полуфинала в Марселе, где его 10-матчевую беспроигрышную серию прервал Кафельников. На следующей неделе в Роттердаме он вышел в четвертый в карьере финал, где проиграл Николя Эскюде на решающем тай-брейке. АТР объявила его «Игроком месяца» и в официальном пресс-релизе громогласно провозгласила: «Федерер-экспресс прибыл!». Это задорное предупреждение сопровождалось и такой фразой: «Федереру досталось столько талантов, что это кажется несправедливым по отношению к его соперникам».

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+