Жук в муравейнике
Блог

Вы затроллили «Зенит» за идею продавать места для легионеров. Но в МЛС давно так делают

Правда, там делают много чего еще.

В августе в РПЛ полыхает тема лимита на легионеров, и все вокруг уже несколько недель обсуждают формат. Среди вариантов звучат и очень странные новации: генеральный директор «Зенита» Александр Медведев предложил клубам покупать и продавать места под легионеров. Его поддержал Шамиль Газизов, и, кажется, такую концепцию действительно могут рассмотреть (все что угодно, лишь бы не отменять лимит). 

В комментариях Медведева предсказуемо зайхейтили, но идея не такая безумная – в американской МЛС давно живут по такой системе. 

Вот как работают квоты в МЛС: их можно продавать (около 200 тысяч долларов) и обменивать 

МЛС всю историю балансирует между привлечением статусных легионеров и развитием собственных игроков. Первое нужно для маркетинга и буста лиги на высококонкурентном рынке (вспоминаем Бекса и Ибру), второе – для мощных выступлений на чемпионатах мира. Поэтому боссы МЛС публично декларируют заботу об игровом времени американцев. «Подготовка американских игроков – одна из основных целей МЛС, – рассказывал ESPN комиссар Дон Гарбер. – Мы работаем над этим: от обязательства каждому клубу строить академию до лимита на иностранных игроков».

По умолчанию каждый клуб МЛС может заявить в А-лист 8 международных игроков, остальные 12 должны быть своими (или домашними). 

До 2021 года (о совсем новых изменениях расскажем ниже) домашним считался игрок с гражданством США, грин-картой, статусом беженца или попадающий под правило доморощенного игрока (занимался в местной академии хотя бы год до исполнения 15 лет). Международные игроки – все остальные. 

Для канадских клубов (в МЛС их три – «Монреаль Импэкт», «Ванкувер Уайткэпс» и «Торонто») правила почти такие же: внутренним игроком считается канадец, беженец или обладатель вида на жительство в Канаде, доморощенный игрок и американец. Получается, что американцы не считаются легионерами в канадских клубах, а канадцы – легионеры в командах США. 

Теперь о главном. Квота для международного игрока – это именно слот, а не сам игрок: она есть по умолчанию, но может пустовать. Тогда у клуба есть возможность продать или обменять ее. Чаще всего бывает так: 

• Прямая продажа квоты другому клубу за деньги;

• Квота становится частью трансферной сделки (деньги и квота в обмен на игрока);

• Квоту меняют на повышение выбора в Супердрафте (сюда выходят лучшие игроки колледжей, а очередность выбора зависит от места в чемпионате: чем оно ниже, тем раньше выбираешь).

Цены стабильно растут: в среднем от 50 тысяч (в самом начале работы правила) до примерно 200 тысяч в 2020 году. В 2021-м многие покупали квоту по еще большей цене: в апреле «Цинциннати» приобрел место у «Портленда» за 225 тысяч долларов. Можно сравнить с российскими расценками: Шамиль Газизов первым поддержал идею и предложил установить цену в 50 миллионов рублей (то есть почти миллион долларов) за легионерское место. 

Количество квот для отдельной команды не ограничено: в теории, всю заявку можно заполнить легионерами (но на практике такого еще не случалось) или играть вообще без иностранцев. Для канадских клубов все же есть ограничение – в составе должно быть не меньше трех канадцев. 

Обычно слот продается на один год, а затем возвращается в исходный клуб. Но в истории МЛС было несколько ярких исключений.  

• В 2005-м «Реал Солт Лэйк» навечно отдал международный слот клубу «Колорадо Рэпидс» в обмен на хавбека Адольфо Грегорио. Парень был очень перспективным, но отыграл за «Солт Лейк» шесть матчей. 

Грегорио на заднем плане

• В том же году «Реал Солт Лэйк» навечно продал международный слот мексиканскому клубу «Чивас». В 2015-м «Чивас» закрылся, слот вернули в «Реал». 

Благодаря cлотам команды могут выбирать тот путь, который им больше нравится: хочешь строить команду, состоящую из воспитанников – пожалуйста, еще и денег на продаже слотов под легионеров заработаешь; хочешь иностранцев – ради бога, только заплати налог покупкой слотов.

Есть ли связь между количеством легионеров и результатами? Бывает, но не всегда. Открываем актуальную таблицу МЛС: у «Нью-Инглэнд Революшн» (идут первыми в Восточной конференции) занято семь международных квот, у «Сиэтл Саундерс» (первые на Западе) – шесть. «Цинциннати» с 13 местами для иностранцев идут предпоследними на Востоке. 

Клубы МЛС начали обходить лимит с помощью грин-карт. Поэтому с 2021-го правило ужесточили 

Теоретически возможность продавать и покупать слоты для легионеров должна облегчить жизнь от достаточно жесткого лимита (8+12 – такого нет ни у кого из топ-5 лиг). Но в США недолюбливают ограничения. 

В 2018-м английское медиа Goal.com выпустило текст с заголовком «Почему множество талантливых международных игроков не могут быть задрафтованы командами МЛС». Внутри – жалобы тренеров и менеджеров на то, что из-за лимита они теряют сильных легионеров. 

«Лучших легионеров точно выберут, но, честно говоря, найдутся действительно хорошие игроки, которых не выберут просто из-за их статуса международного игрока, – жаловался спордир «Нью-Йорк Сити» Клаудио Рейна. – Есть игроки, которые могли бы найти себе место в лиге, но клубы не готовы тратить на них международный слот. Это ставит клубы в сложную ситуацию, и она вряд ли разрешится – все больше молодых игроков из Испании и Германии приезжают в МЛС». 

Клаудио Рейна слева от Лэмпарда

Привязка именно к Супердрафту кажется немного странной (традиционно в колледжах не самые сильные игроки), но общий настрой понятен – лимит (даже с возможностью покупать слоты) сдерживает развитие лиги. 

Ситуацию усложняет и мощь молодых американцев: все больше из них, почти не играя в МЛС, уезжают в Европу. Дест из «Барселоны», Рейна из «Боруссии», Маккенни из «Юве», Пулишич из «Челси» и многие-многие другие. В 2020-м в 12 из 18 команд Бундеслиги играл парень из Северной Америки. Тем более МЛС постоянно расширяется, и к 2022-му в ней будет 30 клубов, которым потребуется 660 американских игроков. Что делать, если местных талантов не хватает на всех? 

Американские клубы начали выдавать своим легионерам грин-карты, с которыми игрок по правилам МЛС считается местным. Большинство спортсменов получают визу EB1-A («для иностранцев с необычайными способностями»).

В январе 2020-го «Цинциннати» (вы уже поняли, что они очень любят легионеров) добились выдачи грин-карты для пяти своих легионеров. Но мощнее остальных лайфхак освоила «Атланта». В 2018-м она поставила местный рекорд по легионерам: 10 заполненных международных слотов + 3 легионера с грин-картами. Проще говоря, 13 человек вместо восьми. И это тот случай, когда легионеры повлияли на результат. С 2017-го по 2019-й «Атланта» доминировала в МЛС: три сезона подряд финишировала в тройке регулярки, суммарно набрав 172 очка (больше всех на этом отрезке) плюс выиграла Кубок MLS 2018 и US Open Cup 2019. 

Боссы лиги просекли лайфхак и весной 2021-го изменили правила. С этого года внутренними игроками считаются только те, кто может быть заигран за сборную США. Получение грин-карты или статуса беженца ничего не изменит, и покупка квот – единственная возможность вписать больше восьми легионеров. 

Получается, продажа квот на легионеров идеально работает? Не совсем 

А теперь посмотрим на систему МЛС в разрезе потенциальной адаптации в России.

Работает ли лимит в МЛС? Однозначно ответить сложно, так как помимо ограничения по легионерам американцы обязывают каждый клуб строить академии (и это правило соблюдают) и много лет назад запустили cовместную с adidas программу по поиску молодых талантов. Лимит лишь финальная точка масштабной системы подготовки, возможность дать молодым талантам игровое время в домашней лиге и отсрочить отъезд в Европу (где пробиться будет сложнее). С такой незначительной ролью лимит справляется. В августе 2021-го сборная США (состоящая только из представителей МЛС) выиграла Кубок КОНКАКАФ.

С торговлей местами для легионеров тоже непросто – эту систему нельзя просто взять и перенести в РПЛ. 

В отличие от многих других лиг, правила МЛС ориентированы на поддержание конкуренции и уравнивание команд (как и во всех американских лигах):  

• Драфт (с него по клубам распределяются самые сильные игроки университетов);

• Потолок зарплат (определяет минимум и максимум, который можно платить игрокам, у каждой команды возможны три исключения по «правилу Бекхэма»);

• Финансовая стабильность клубов (исключено появление местного Газизова и продажи квот для выживания клуба);  

• У клубов ограничены активы, которые можно тратить на трансферы и зарплаты. 

И только в такой системе квота на международных игроков работает. Здесь невозможна ситуация, при которой «Нью-Йорк Ред Буллс» приходит к «Остину» и скупает все места на легионеров, просто потому что у них много денег. Если в МЛС клуб отдает легионерскую квоту в обмен на деньги, то затем может потратить их на бОльшие зарплаты своим звездам и все равно стать сильнее. Если обмен на повышение в драфте, то клуб (который отдал квоту) взял более мощного игрока и как минимум не стал слабее. Проще говоря, система сдержек и противовесов помогает не нарушать баланс лиги.  

Будет ли такая же умная реализация в РПЛ – большой вопрос.  

РФС точно хочет отменить лимит на легионеров. Осталось три шага, чтобы поменять правило

Потолок зарплат – поствирусная цель УЕФА и босса Бундеслиги. Вот как лимит работает в МЛС, регби и Китае

Фото: Gettyimages.ru/Katharine Lotze, Cliff Hawkins, Carmen Mandato / Stringer, Kevork Djansezian / Stringer, Joe Robbins / Stringer, Eric Espada / Stringer; globallookpress.com/Maksim Konstantinov/Global Look Press; REUTERS/Joe Camporeale; East News/AP Photo/Steve C. Wilson

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные