Блог Медвежий угол

Почему арест Кокорина и Мамаева незаконен

Ни капли симпатии к офигевшим от собственного величия футболистам не испытываю.

И тем не менее.

Кокорин – враг, но истина дороже.

Арест (на самом деле заключение под стражу) Кокорина и Мамаева легко читался заранее, однако от этого он не стал более обоснованным и правомерным.

В рассуждениях Уткина много бытового философствования, но в одном моменте он, с юридической точки зрения, прав абсолютно.

Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает около десятка мер пресечения (это те ограничения, которые налагаются на подозреваемого или обвиняемого до приговора суда), и в отношении Кокорина и Мамаева избрана самая строгая из них.

Это, вообще говоря, юридическая дикость.

Если говорить простым языком, то мера пресечения ничего общего не имеет с уголовным наказанием. Её цели – не наказать и не отомстить, а обеспечить нормальное расследование дела. Очень важно помнить, что применяется она к невиновному человеку, который до суда вправе пользоваться всей полнотой прав и свобод.

Согласно статье 97 УПК, мера пресечения (любая, даже самая мягкая) может налагаться ТОЛЬКО в трех случаях – когда у следствия есть ДОСТАТОЧНЫЕ ОСНОВАНИЯ полагать, что:

-подозреваемый может скрыться;

-подозреваемый может продолжить совершать преступления;

-подозреваемый может мешать расследованию (угрожать свидетелям и т.п.).

Есть еще несколько случаев, но это уже экзотика, к данному случаю явно не относящаяся (типа обеспечение экстрадиции).

В свою очередь, даже наличие указанных выше оснований не влечет за собой меру пресечения автоматически. Суд должен учитывать тяжесть преступления, личность подозреваемого, его возраст, род занятий, семейное положение и т.п.

Даже неюристу очевидно, что заключение под стражу более обоснованно, когда у подозреваемого нет постоянного места жительства, нет семьи, нет собственности, он ранее был судим, ему грозит очень строгое наказание. Короче говоря, когда человеку нечего терять и профит от возможного побега перевешивает всё, чего он может лишиться.

Ну совершенно же ясно, что Кокорин с Мамаевым – «благополучные» подозреваемые: оба ранее несудимы, проходят не по самой тяжелой статье, схорониться от следствия в силу своей публичности не смогут. В содеянном признались и раскаялись.

Более того, статья 108 УПК прямо говорит о том, что заключение под стражу применяется только при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.

Что, нельзя было отпустить футболистов под залог? Или хотя бы применить домашний арест? Какие цели уголовного расследования могут быть поставлены под угрозу, если Кокорин и Мамаев не будут сидеть в СИЗО?

Я могу с уверенностью сказать, что окончательный исход этого дела на 99 % будет зависеть от позиции потерпевших. Так происходит всегда, когда не затронут какой-то существенный публичный интерес. Заявят о примирении или об отсутствии претензий – уже основание для серьезного смягчения наказания.

Так вот, работать с потерпевшими всё равно будут не Кокорин с Мамаевым. У обоих полно влиятельных друзей и просто заинтересованных в улаживании ситуации покровителей. Они-то остаются на свободе в любом случае.

Улики уничтожать, фальсифицировать доказательства и давить на следователя в этом деле тоже не вариант.

Всё это азбучные вещи, я хотел сказать о другом.

В деле Кокорина с Мамаевым отразились две глобальные проблемы российской правоохранительной системы.

Первая – хроническая необоснованность судебных решений о заключении под стражу. Россия проиграла десятки дел в ЕСПЧ, суть которых одна и та же: арестовывая подозреваемого, нужно привести действительно веские доводы, объясняющие, что риск побега (новых преступлений или помех следствию) вполне реален. В России же эта мера пресечения зачастую применяется автоматически, на всякий случай. Например – только из-за тяжести предъявленного обвинения.

Но главное – это вторая проблема. В России нет независимого правосудия. Оно трясётся не только перед политической властью (одни только сотни сфабрикованных дел по митингам чего стоят), но и перед напором толпы.

То, что сейчас происходит с делом Кокорина и Мамаева – это информационный суд Линча, показательная порка, вымещение на двух балсбесах накопившейся злобы и разочарований.

И следствие, и суд просто поплыли под этим прессом. Будь на месте футболистов обычные дебоширы, они гуляли бы до суда на свободе. Но вся штука в том, что такое решение относительно Кокорина и Мамаева общество встретило бы улюлюканьем.

Суд этого испугался. И это очень и очень плохо.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья