Блог Фондю на трибуне

Буря в стакане воды. У SFV снова проблемы с коммуникацией

 Вчера SFV очень крупно облажался. Конечно, происходит это далеко не в первый раз, и наверняка – увы – не в последний, но это самая резонансная за последние годы история, связанная с Нати, в которой Швейцарский футбольный союз показал себя неспособным на адекватную и своевременную коммуникацию. Это грустно и тревожно. И тем тревожнее, чем более неоднозначной выглядит эта история.

Хронология событий была такова:

  • Вечером в районе 19:30 в эфире тичинского вещателя RSI Валон Берами сделал неожиданное заявление, рассказав, что Владимир Петкович во время телефонного разговора фактически выставил его из сборной по неким «политическим мотивам». Следом в его твиттере появилась запись «Моя международная карьера закончена». RSI также сообщили, что помимо Берами сборную покинут Йоан Джуру, Жельсон Фернандес и капитан Штефан Лихтштайнер
  • Волна недоумения в прессе и соцсетях росла, но официальные лица SFV происходящее никак не комментировали. Только примерно час спустя в LuzernerZeitung появились слова Владимира Петковича, отчасти опровергающие сказанное Берами. В частности, Петкович говорил, что окончательного решения озвучено не было, и слова Берами о том, что его «фактически выставили за дверь» не соответствуют действительности
  • Около 21:30 канал SRF опубликовал новость и заявление пресс-секретаря сборной Марко Фон А, где он подтвердил факт разговора Петковича с Джемайли, Фернандесом и Берами, однако так же, как и Петкович, опроверг сказанное Берами и заявил, что «окончательного решения принято не было»
  • В 22:00 Жельсон Фернандес в своём твиттере написал, что всю информацию, которая появляется вокруг него и его будущего в сборной он прокомментирует во вторник 7 августа
  • Только в 23:20 на официальном сайте SVF было опубликовано официальное заявление, приводящее в том числе и слова Петковича
  • Уже утром вторника стали появляться сообщения о том, что Джемайли также может покинуть сборную, но взял на раздумья время до пятницы, что косвенно подтверждает слова Петковича и Фон А.

Всё это вызывает много вопросов: почему информация сразу попала в прессу? почему реакция SFV была такой запоздалой? почему то, что говорит Берами, расходится с тем, что говорят Петкович и Фон А? что в конечном итоге будет с Лихтштайнером и Джуру (Фернандес сегодня уже объявил о своём уходе из Нати)? Это пища для размышлений не на одну ночь, особенно учитывая, что не все подробности до конца ясны. Но попробуем всё-таки разобраться, что произошло и что это значит для будущего швейцарской сборной.

1.       Разговор с Берами

Содержание телефонных разговоров так и останется для нас неизвестным. Берами в сегодняшнем интервью «Блику» сказал, что разговор длился 30 секунд. За такое время едва ли можно сказать что-то серьёзное, тем более вызывающее такую бурную реакцию. По словам Фон А, Петкович, во-первых, самостоятельно принял решение о будущем игроков, во-вторых, звонил не чтобы вынести окончательное решение, а чтобы предварительно озвучить свои мысли и приоритеты, дав игрокам шанс самим решить своё будущее в течение недели.

Складывается впечатление, что Петкович, которого швейцарская пресса называет «тичинским интровертом», не смог правильно донести до Берами своё видение ситуации и планы по «омоложению Нати», и хотя возможно и не хотел ультимативно выгонять его из сборной, но у Берами сложилось впечатление, что хотел. Зная проблемы с межличностными коммуникациями, наличествующие у Петковича, можно предположить, что где-то он мог ошибиться с формулировками и тоном посыла, что серьёзно задело Берами и навело на мысли о политическом подтексте и связи с «доппельадлером» и историей с заявлением Мишера об игроках с двойным гражданством.

Обвинять Берами сложно: он действительно всегда отдавал все силы сборной, всегда играл на максимуме и стремился решать конфликты, играть на команду. И сейчас, когда он стал её лидером, узнать, что он больше не будет первым выбором Петковича было неприятно. Это, по-видимому, нанесло удар по самолюбию Валона, и он отреагировал излишне эмоционально, обвинив руководство SFV в непрофессионализме и связав ситуацию с «делом доппельадлера».

В противовес Берами, Фернандес, также вчера беседовавший с Петковичем, сразу же оградил себя от спекуляций, и только на следующий день сообщил через твиттер о своём решении, без лишних эмоций, но очень тепло поблагодарив тренеров, коллег по сборной и всех, кто его поддерживал. Ещё один из тех, с кем говорил главный тренер, Блерим Джемайли также взял время на раздумья. Относительно же остальных фигурировавших имён никакой информации ни от одной из сторон пока не поступало.

2.       Кстати о Мишере

В том же интервью Берами говорит о том, что после всей шумихи генеральный секретарь SFV Алекс Мишер обратился к нему за помощью и попросил успокоить сборников, обеспокоенных и задетых его сомнительным заявлением о том, что те, кто играет за Нати, должны отказаться от второго паспорта (что, кстати, в принципе довольно глупо, поскольку у тех же Джаки и Шакири паспорт только один – швейцарский). Берами, по его собственным словам, пошёл Мишеру навстречу и поговорил с партнёрами, призвав успокоиться и не реагировать на высказывания секретаря SFV слишком резко. При этом Мишер обещал сделать некое заявление, но этого так и не произошло. Эта история отчасти делает понятной настолько резкую реакцию Берами, который явно ожидал разговора со всеми сторонами и чувствует себя обманутым.

3.       Реакция SFV

Умение грамотно работать с прессой и общественностью не входит в список добродетелей руководства SFV, который из раза в раз наступает на одни и те же грабли, снова провоцируя волну недопонимания. Вероятно, никто не ожидал, что реакция Берами будет настолько бурной, возможно, эти разговоры действительно были личным решением самого Петковича, и никто не думал, что сразу же придётся иметь дело с огромным информационным давлением. Но, живя в 2018 году, стоит понимать, что любое высказывание или действие обязательно получит определённый отклик в медиа и соцсетях, и не считаться с этим нельзя. Необходимо быть готовыми отвечать на вопросы и комментировать происходящее сию же минуту. То есть как минимум необходимо было заранее разработать некое официальное заявление и в случае чего «выкатить» его, чтобы потом судорожно не оправдываться, и разработать грамотную стратегию поведения, чтобы всё не выглядело так, как будто одного из лидеров сборной последних лет, отдавшего ей огромное количество сил, просто выставили на мороз.

На деле имеется трусливая позиция сначала сделать какую-то заведомую глупость, затем отмахнуться дежурными комментариями о том, что будет проведена работа, пообещать сесть за один стол и поговорить, но в результате дождаться, пока шум утихнет и сделать вид, что ничего не было. Обещания защищать игроков и их интересы, которые на деле остаются только разговорами. Привычка закрывать глаза на проблемы, надеясь, что они рассосутся сами собой. Всё это неизбежно ведёт к проблемам и внутри сборной, и во взаимоотношениях с болельщиками, прессой и т.д.

4.       Изменения в команде

Если всё же попробовать абстрагироваться от шумихи и взглянуть исключительно на ситуацию с уходом Берами и других игроков с точки зрения перспектив команды, всё выглядит достаточно ожидаемо. Сразу после вылета с ЧМ Берами и Лихтштайнер дали понять, что рассматривают вариант с уходом из Нати – а сам Берами задумывался об этом и два года назад. Конечно, эти заявления были сделаны ещё на эмоциях, но они явно дали Петковичу повод задуматься. Позиция кота, стоящего перед открытой дверью и раздумывающего, выходить ему или нет, главного тренера явно не устраивала.

О том, что сборной необходимо обновление и омоложение, говорят многие и уже довольно долго. Кадровых изменений в Нати ждали все, они обязаны были быть, и уход Фернандеса, Джуру и Джемайли читался и никого, по сути, не удивил. Но то, что команду покинут сразу два лидера, два игрока, во многом олицетворяющие эту команду и все её самые сильные стороны, стало неожиданностью. Впрочем, в этом есть и определённая логика: если и пытаться что-то менять в структуре и иерархии Нати, то сейчас, перед началом игр в Лиге Наций, в которых Петкович, судя по всему, собирается обкатывать новые связки и дать возможность проявить себя новым людям.

Кое-где звучат мнения, что Петковича не устраивало то, что Берами имел слишком большой авторитет, слишком большое влияние в раздевалке, но избавляться от таких людей Петковичу, не всегда умеющему находить подход к людям, резона нет. Фактически всё это время Берами и Лихтштайнер были важными проводниками между тренером и игроками, и без них двоих Петковичу будет сложнее искать подход к каждому. Это тренер должен понимать. И сомневаться в том, что в первую очередь это решение было продиктовано спортивными критериями, не стоит.

 Чтобы иметь окончательную и цельную картину стоит, вероятно, дождаться, что скажут Лихтштайнер (если разговор с ним всё же имел место) и Джуру. В целом, то, что Петкович, которого изначально критиковали за то, что он редко общается с игроками по телефону, решил пообщаться с каждым – вещь позитивная и очень важная. О том, насколько пропорциональной была реакция Берами, можно рассуждать долго. Но неумение Швейцарского Футбольного Союза своевременно реагировать на подобные ситуации становится симптоматичным. Вместо того, чтобы открыто вести диалог, они отмалчиваются, отделываются отговорками и прячут голову в песок. Да, Фон А в конечном итоге ситуацию прокомментировал, но время уже было упущено. Да и сам факт того, что сложилась настолько некрасивая ситуация с таким игроком как Берами, говорит о проблемах внутри сборной, которые тоже необходимо решать.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.