Блог In Stats We Trust

16 лет назад «Локомотив» впервые стал чемпионом. Тотальный разбор золотого матча

21 ноября 2002 года «Локо» взял первое чемпионство. Клуб решил отметить дату по-особенному: провел полноценный матчдэй в соцсетях. Полная стилизация под 2002 год: старомодная инфографика, фото с налетом ретро, стадион «Динамо» и прямая трансляция на телеканале «Спорт».

InStat вместе с «Локомотивом» возвращается в прошлое и поднимает матч из телеархивов: смотрит, как футболисты справлялись с «+4» на термометре и убитым полем, разбирает игру от первого удара до последнего.

1. Стратегия «Локомотива» оказалась идеальной в таких погодных условиях. Изначально сделана ставка на сдерживание (57 – 38 соотношение проникновений на чужую треть в пользу хозяев), а быстрый гол Дмитрия Лоськова с дистанции упростил номинальным гостям тактическую задачу. При таком качестве поля обороняться было выгоднее, чем атаковать.

2. Погодные условия и ужасное качество поля серьезно сказались на подходе команд к игре. Мяч постоянно прыгал и был просто неуправляем – о дриблинге и коротких стеночках пришлось забыть. Соперники редко прибегали к комбинационному выходу из обороны в атаку. ЦСКА, больше владевший мячом (58%), выполнил 71 подготовительный пас (низкий показатель для такого процента владения), «Локомотив» – всего 19.

3. Игру характеризовала частая смена владения: 102 и 99 потерь соответственно. В тяжелых условиях у команд не получалось скоростное комбинирование в связках. В минуту владения армейцы выполняли не более 12-13 точных передач, железнодорожники – не более 10.

4. Много потерь = много борьбы. Для российского чемпионата норма по единоборствам – 165-170. В золотом матче команды рубились от первой до последней секунды: 250 единоборств.  

5. Поля и погода «убили» класс футболистов, поэтому игра свелась в основном к использованию стандартных положений: 4 удара у ЦСКА после розыгрышей штрафных, 1 прямой удар со штрафного; 5 ударов «Локомотива» с прямого штрафного.

6. «Локомотив» нанес из пределов штрафной всего 1 удар. Показатель армейцев выше – 9 ударов из штрафной, в результате комбинационного розыгрыша они довели до удара всего 2 атаки. Обе попытки были заблокированы защитой «Локомотива». В остальном ударная мощь ЦСКА строилась за счет штрафных и угловых.

7. Показательно весомое преимущество армейцев в верховой борьбе (66% удачных единоборств). В чужой штрафной они выиграли 4 верховых эпизода из 9.

8. Фишка матча: обе команды минимизировали количество вводов мяча вратарем из статичного положения. У «Локомотива» мяч в поле помимо Овчинникова вводили Игнашевич, Пашинин и Евсеев. У ЦСКА – только Шершун (15/9 длинных передач в матче). Просто в условиях мороза мяч был скользкий и тяжелый, и о нормальных длинных передачах приходилось только мечтать.

К слову, у армейцев Шершуну редко удавалось перебивать центр поля. Две его длинные передачи во втором тайме привели к перехватам «Локомотива» и острым атакам.

Карта дальних передач Шершуна. Из своей штрафной он ни разу не доставил мяч близко к чужой трети поля.

9. При стратегии сдерживания основной атакующий акцент у «Локо» был на быстрые переходы (18-37 соотношение быстрых атак). Команда имела очень много потенциально острых подходов, однако нехватка рывков и достаточной поддержки у нападения не позволила воспользоваться тем пространством, которое оставлял ЦСКА, атакуя большими силами.

10. Основная идея железнодорожников заключалась в моментальной доставке мяча на смене владения в линию нападения. Ставка команды была на создание ситуаций 1 в 1 для Обиоры и Жулио Сезара (во втором тайме Пименова) против внешних центральных защитников ЦСКА Алексея Березуцкого и Дениса Евсикова.

11. При таких атакующих акцентах соперника центральному защитнику армейцев Шершуну очень редко доводилось вступать в борьбу против форвардов «Локо»: 8 раз, реже всех в защите ЦСКА. Показатели Березуцкого – 21, Евсикова – 20 единоборств.

12. Смещение Шершуна для подстраховки в сторону одного из партнеров по обороне приводило к тому, что его дальний партнер оставался в рискованной ситуации 1 в 1 против второго нападающего «Локомотива», а между всей тройкой защиты возникал разрыв. Однако «Локомотив» очень редко использовал это. В связке Обиора – Сезар прошло только 4 точные передачи, а в связке Обиора – Пименов их число сократилось до 2. Но единственный момент, который создал «Локомотив», как раз возник в результате такого взаимодействия. Однако Пименов не решился на удар первым-вторым касанием, затянув атаку, что позволило сопернику сгруппироваться в штрафной. Видео с разбором атаки:

 

13. При такой манере атакующей игры для «Локомотива» стратегически важной была эффективность нападающих в ситуациях 1 в 1. И Обиора постоянно нагнетал у чужой штрафной. Он совершил 12 попыток обводки, 8 удачных – лучший показатель матча. Наиболее эффективно Джеймс решал эпизоды против Евсикова, у которого выиграл 50% борьбы в матче.

14. В целом эффективность единоборств внизу у центральных защитников ЦСКА была очень низкой: 56% у Евсикова и Шершуна, 50% у Березуцкого. Показатели тройки железнодорожников в этом компоненте: 60% у Пашинина, 65% у Сенникова, 73% у Нижегородова.

15. Можно резюмировать, что «Локомотив» создал меньше, чем мог (соотношение точных ключевых пасов в матче 5-3). На тяжелом газоне нападающим «Локо» тяжело было ускоряться, а отсутствие своевременной поддержки от партнеров, особенно фланговой, сводило шансы на использование пространства к минимуму.

16. Основной вектор развития атак у «Локо» был по центру (37 атак, 5 ударов). Основную опцию прохождения в этой зоне создавали Маминов и Лоськов (16 передач между собой, самая популярная связка в команде). Маминов не только начинал атаки из глубины, но и стремился поддержать их на чужой трети, создавая разнонаправленное движение с Лоськовым.

17. Лоськов, игравший в вершине центрального треугольника команды, имел много пространства в переходной фазе между зонами ЦСКА. Это было следствием высокой атакующей активности обоих опорных армейцев (18 ТТД на чужой трети у Яновского, 14 у Рахимича). При этом Дмитрий создавал варианты не только в центре (43 ТТД), но и на флангах (чаще на правом – 36 ТТД). Он быстро направлял мяч нападающим (11 точных передач на чужую треть, лидер команды). Отдал 5 точных передач Обиоре и Пименову.  

18. На флангах «Локомотива» поддержку оказывал только Евсеев (13 ТТД на чужой трети, 12 взаимодействий с Лоськовым). При этом он лишь один раз расширил атаку, сразу выполнив дальний навес из глубины (и то неточно). В остальном Вадим смещался глубоко к середине. В одной из ситуаций это позволило железнодорожникам создать в центре локальный численный перевес и в результате комбинации вывести правого латераля на удар.

Средние позиции команд. Очевидна разница в позиционировании латералей: широкое позиционирование Соломатина и Гусева у ЦСКА и узкое Лекхето и Евсеева у «Локомотива»

19. Глубокие смещения Евсеева к середине, в том числе на ведении мяча (6 обводок, 4 удачных), были скорее негативным фактором для «Локо». Центральная область, как правило, была перегружена игроками армейцев (4 игрока в блоке полузащиты в схеме 5-2-2-1). В результате Евсеев несколько раз попадал под коллективный отбор и чаще всех у железнодорожников терял мяч на своей половине (5 раз).

Евсеев без решения смещается на ведении с фланга к центру и попадает под групповой отбор. В результате потери мяча соперник организует быструю атаку с использованием пространства у него за спиной

20. Низкая атакующая активность Лекхето (всего 5 ТТД на чужой трети) у «Локо» объясняется необходимостью сдерживать очень активного на правом фланге атаки ЦСКА Ролана Гусева (46 ТТД в чужой трети, больше только у Семака – 57). При очень высокой фланговой активности ЦСКА (всего 21% доля атак центром) Ролан практически не получал мяча от партнеров в ситуации вне опеки. Итогом противостояния с Лекхето для правого латераля ЦСКА стали 5 из 6 проигранных единоборств. Он выполнил 5 подач (2 точные, но обе со стандарта), но с игровых ситуаций Гусев ни разу не создал остроты.

21. В целом оборонительная идея «Локомотива» заключалась во фланговом сдерживании соперника и недопущении там численного перевеса или комбинаций через забегания. Одним из основных оборонительных инструментов были широкие смещения внешних центральных защитников Нижегородова и Сенникова, а также дополнительные смещения одного из опорных хавбеков: Игнашевича или Маминова. Это позволяло никогда не оставлять в ситуации 1 в 1 собственных латералей против латералей или инсайдов (Лайзанса и Семака) соперника.

22.  Недостатком были возникавшие разрывы в полуфланге обороны «Локо», но ЦСКА не использовал это. Попов был слишком статичен в центре атаки, а игроки центра полузащиты и инсайды разбирались опорными и защитниками «Локомотива» персонально. Помимо этого ЦСКА не хватало острых решений в тех ситуациях, когда они могли воспользоваться пространством:

Соломатин сместился на ведении в левый полу-фланг, стянув на себя опеку Евсеева и Нижегородова. За их спинами свободное пространство. Евсеев игнорирует подсказку Нижегородова контролировать забегание оппонента и продолжает играть по мячу. В результате Рахимич совершает забегание в пространство, однако не сужает в выгодную зону, а продолжает двигаться вертикально.

Соломатин переводит мяч на Семака, но тот, не получая быстрого адресата для обострения, перетягивает момент, оказываясь под групповым вертикальным прессингом соперников и в итоге нанося удар из скопления игроков

23. Еще одной особенностью обороны «Локомотива» был частый переход на персональную опеку опорных хавбеков. Так, Маминов мог преследовать Яновского и Лайзанса, двигаясь за ними по всей ширине поля, а Игнашевич уделал внимание опеке Семака. Такая манера игры часто приводила к «растягиванию» опорников железнодорожников и появлению пространства в центральной зоне перед штрафной. Однако максимум, что извлекал ЦСКА в центре – удары с дистанции. Армейцам не хватало движения, чтобы сломать чужую защитную линию. А сохранение компактности по горизонтали позволяло защите «Локо» контролировать ситуацию и минимизировать коридоры для обострения. Если ЦСКА проникал в это пространство перед штрафной, ситуация чаще всего выглядела следующим образом:

ЦСКА проник в пространство в центре с правого фланга через связку Семак – Лайзанс. Защита «Локо» компактно организована по горизонтали, коридоры для паса вразрез отсутствуют. Лайзанс не находит решения и бьет с дистанции.

24. Главная проблема ЦСКА – игра форвардов по линии защиты «Локомотива». Попов и Кириченко практически не создавали глубины для атак, открываясь в недодачу. А могли бы уводить за собой одного из защитников, чтобы на этом могли сыграть партнеры. Попов за час игры на чужой трети выполнил только 4 точных паса. Вышедшие на замену Кириченко и Гогниев – 0 и 1 соответственно. Для сравнения, Обиора у «Локомтива» на чужой трети выполнил 10 точных передач.

25. Попов был в целом изолирован. Игнорируя качество газона и погоду, ЦСКА на чужой трети преимущественно «мельчил» (127-78 соотношение коротких передач в матче у команд). Партнеры не поддерживали Попова ни объемом навесов (всего 12 в матче, большинство со стандартов) ни длинными передачами. Мощный форвард ЦСКА провел всего 7 единоборств вверху. Однако в паре эпизодов, когда команда отступала от привычного метода, Попов выигрывал борьбу вверху в центре поля и опасно сбрасывал мяч за спины защитников «Локомотива» на ход Семаку.

Кроме того, свой самый лучший момент ЦСКА создал именно так: через вертикальный заброс мяча и сброс за спины защитников. Гусев оказался на ударной позиции в штрафной в компенсированное время, но голом это не закончилось.

26. Основной объем верховых единоборств у армейцев пришелся на инсайдов Семака (14/5 единоборств вверху) и Лайзанса (11/9). Это объясняется логикой доставки мяча в атаку у армейцев с ориентацией на фланги (Семак совершил 41 ТТД слева, Лайзанс – 53 справа: максимальные зоны активности для обоих). Но с учетом оборонительной плотности «Локомотива» в этих зонах команда не имела острого продолжения при таком пути развития.

27. Отсутствие количественного превосходства на флангах вынуждало инсайдов ЦСКА много идти в обыгрыш для обострения ситуации (по 6 удачных обводок у Семака и Лайзанса). В их активе большинство попыток обострения команды (8 ключевых пасов на двоих, но всего 2 точных).

В матче выиграл тот, кто лучше адаптировался к холодной ноябрьской погоде, ужасному полю и сопернику. «Локомотив» выиграл тактически и добыл первое в своей истории чемпионство.

В материале использована статистика компании InStat, вернулся на 16 лет назад аналитик Игорь Печерица.

Фото: РИА Новости/Александр Поляков, Владимир Федоренко

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья