Hockey Books
Блог
Трибуна

Детский хоккей – это отдельный город, спрятавшийся за стенами от остального мира. Там своя политика, обряды и диалект

От редакции Sports.ru: вы находитесь в блоге Hockey Books, который полностью перевел две огненных автобиографии – Фила Эспозито и Шона Эйври, а также очень умную книгу про хоккейную аналитику. На очереди новая – о молодежном хоккее, с кучей интересных историй. Поддержите авторов плюсами, подписками и комментариями, чтобы интересные переводы чаще появлялись на Трибуне и в вашей ленте.

Стартуем с новой книжкой – и почти с места в карьер.

Не буду скрывать, я очень давно хотел вас познакомить с этой книгой. Она позволяет вернуться к хоккейным истокам, но говорит при этом о настоящем и будущем игры. Да, это книга про молодежный хоккей в Канаде, но ее охват значительно шире.

(Сейчас будет много вступительной отсебятины, ниже в этом посте лишь предисловие автора к книге)

Вот почему она важна лично для меня и почему я так быстро ее перевел – книга вышла лишь в октябре 2019 года.

Для начала немного расскажу о себе. В 2009 году я уехал учиться в университет Томпсон Риверс в городе Кэмлупс, расположенном в провинции Британская Колумбия – это примерно 350 км на северо-восток от Ванкувера. Вы не поверите, но я учился на журфаке все семь лет своей академической карьеры (первые пять – в Москве), и всю жизнь работаю по специальности. Везучий человек :)

Так вот в Кэмлупсе есть команда WHL, и за два года учебы, думаю, я пропустил не больше пяти домашних матчей. Команда была ужасной и из всех ее игроков вам, наверное, будет знаком лишь Джей Си Липон, который выступает сейчас за рижское «Динамо». Там я основательно подсел на молодежный хоккей в целом и на CHL (куда входит WHL) в частности.

С тех пор я отработал на четырех МЧМ (2010, 2011, 2012 и 2015), двух Мемориальных Кубках (2011 и 2012) и четырех молодежных Суперсериях (2010, 2011, 2012 и 2013). За это время я побывал на аренах клубов СHL в следующих городах: Ванкувер, Кэмлупс, Калгари, Риджайна, Саскатун, Сарния, Гуэлф, Китчнер, Ошава, Оттава, Миссиссага, Брэмптон, Блэнвилль-Блуабриан, Квебек и Галифакс. И это если не считать турниры и арены уровня ниже CHL.


C Кириллом Кабановым и Антоном Злобиным после финального матча Мемориального Кубка 2012

После окончания университета я переехал в Торонто и устроился в числе прочего в Yahoo. Там я писал в, наверное, лучший блог о молодежном хоккее Buzzing The Net, который, к сожалению, уже закрылся. Одним из ведущих авторов там был Шон Фитц-Джералд – ему и принадлежит книга «Before The Lights Go Out».

Ни в коем случае не могу сказать, что мы с Шоном дружили или даже плотно общались, но у меня нет оснований сомневаться в его компетентности. Чтобы написать эту книгу, он мало того, что провел огромное количество интервью с людьми, имеющими непосредственное отношение к молодежному и детскому хоккею, но еще и прожил сезон-2017/18 с клубом ОHL «Питерборо Питс».

У «Питс» легендарное прошлое и блеклое настоящее. Взяв их за основу, Фитц-Джеральд показывает, как обстоят дела с молодежным хоккеем в Канаде (что мы легко можем спроецировать на себя) и куда вообще движется весь этот вид спорта.

Для меня эта книга имеет, по меньшей мере, сентиментальную ценность – поскольку знакомый мне человек пишет про хорошо знакомые мне вещи. Многие темы, затрагиваемые им, я неоднократно поднимал в беседах со своими друзьям. Поэтому в отличие от предыдущих книжек, публиковавшихся в блоге, здесь я планирую быть крайне активен и сопровождать перевод какими-то своими ремарками и историями.

Почему это должно быть интересно кому-то другому?

Думаю, эта книга будет небезразлична, прежде всего, игрокам, которые рассматривают вариант отъезда в канадские молодежные лиги, и, конечно же, их родителям. Она дает неплохое представление об этом мире, пусть и немного мрачноватое, потому что за основу взят не самый успешный клуб CHL современности. С другой стороны, смотреть на него в розовых очках (как это зачастую и бывает) тоже не стоит.

Если вам не грозит уехать в канадскую глубинку, то это все равно интересная книжка. Как минимум, за «Питс» в том сезоне играли четверо россиян – Никита Коростелев, Семен Дер-Аргучинцев, Павел Гоголев и Глеб Бабинцев. И это при лимите лиги на двух легионеров – но об этом не сейчас.

Вы узнаете, как живет среднестатистический клуб CHL. Кто там играет, кто их тренирует, где они живут, кто за них болеет, где все это происходит, почему никому ненужный еще недавно МЧМ вдруг так взлетел – и (реально) многое другое. В конце концов, это просто хорошо написано.

В общем, подвод у меня, безусловно, длинный, но мне было важно объяснить, почему я сделал выбор в пользу именно этой книги. Ниже следует предисловие самого автора. На следующей неделе – пролог (он довольно объемный).

Напоминаю, что если вам нужны автобиографии Шона и Фила в формате EPUB, то напишите мне здесь – в личку на Sports.ru. Epub книжки про аналитику пока не готов.

Если хочется помочь проекту материально, то внизу есть номер карты.

Предисловие

Первое утро нашего первого сезона в детском хоккее. В раздевалке над своими детьми плечом к плечу склонились около двух десятков родителей. Детям было по 5-6 лет. Все весело болтали о том и о сем поверх звука рвущейся ленты. Старшие то и дело говорили: «Не дрыгай ногами, дай мне тебе коньки завязать». За окном стоял погожий сентябрьский день, и все готовились к предсезонной тренировке детской команды – началу начал профессионального хоккея.

Через несколько плеч от меня отцы двух игроков рассказывали друг другу о том, как провели лето. Одна семья отдыхала у озера, а другая где-то еще: на Эвересте или Юпитере – это не так уж и важно. Разговор про отпуск был лишь разминкой. За легким аперитивом подали главное блюдо – беседа о профессиональном развитии детей.

Первый мальчик занимался в одном летнем лагере, а второй в другом. Пока дети затягивали шнурки и защелкивали крохотные ремешки на подбородке, их родители с упоением разговаривали об особенной беговой дорожке в одном из местных университетов. По ней надо было не бежать, а катить на коньках. С ее помощью тренеры могли оценить каждое движение игрока, а также отметить и исправить даже мельчайшие огрехи.

Самый старший мальчик в раздевалке только-только пошел в первый класс.

Наш сын все еще ходил в детский сад. Нам даже и в голову не приходило отправить его в летний хоккейный лагерь до того, как он пойдет в школу. Будучи нерадивыми родителями, мы разрешали ему играть в футбол, в то время как старые коньки, ставшие ему не по размеру, пылились в подвале. Ни разу в жизни мы не ставили его на замороченную беговую дорожку для детей. Страшно подумать, что бы с нами сделала Федерация хоккея Канады, узнай там о наших преступлениях.

В тот момент (и еще не раз в будущем) казалось, что детский хоккей – это отдельный город, спрятавшийся за стенами от остального мира. Там своя политика, обряды и диалект. Простой и доступной версии спорта, описанной Роком Каррье в его прекрасном рассказе «Хоккейный свитер», не было видно, если она вообще еще существовала.

Идея, ставшая затем книгой, уходит корнями в эту перемену. Хоккей был официально признан канадским спортом постановлением парламента, отчасти чтобы подчеркнуть национальное единство на фоне угрозы референдума в Квебеке. Величайшие победы на льду в народе называют кратко – «Суперсерия», «Золотой uол»… Исторически хоккей – это не столько спорт, сколько инструмент, которым канадцы приоткрывают жизнь в холодной части Северной Америки. Игра стала основанием идентичности страны.

Что же произойдет, если фундамент начнет рушится? Что если старые проблемы сольются с новыми силами, которые уменьшают значимость хоккея и его власть над канадцами? Что из этого выйдет? И что это может означать не только для общности канадцев, но и понимания местного уклада жизни?

В поиске ответов на эти вопросы я отправился на северо-восток от Торонто, где в полутора часах езды расположился ветреный город Питерборо. У него есть все элементы канадских городов: высотные здания в центре, окольцованные частными домами на окраине и расположившимися неподалеку фермами, за которыми затем начинается первозданная природа. Это испытательный полигон Канады для потребительских товаров и политических курсов. Более того, это хоккейный город.

Долгие годы «Питерборо Мемориал центр» считался одним из лучших мест в Онтарио, где можно было эффективно лишиться зубов. Здесь играют «Питс» – молодежная команда, которая дала толчок инновациям и вырастила особый класс игроков Национальной хоккейной лиги в 1970-х и 1980-х. Те, кто прошел через «Питерборо», играли в скоростной и жесткий хоккей. Об этом свидетельствуют своды арены, с которых свисают баннеры игроков и тренеров, навсегда обретших второй дом в Зале хоккейной славы.

В свое время «Питс» тренировали Скотти Боумэн и Роджер Нилсон. Стив Айзерман забросил 42 шайбы в 56 матчах за «Питерборо» в тот год, когда «Детройт» выбрал его на драфте под общим четвертым номером. Крис Пронгер оттачивал свои навыки в знаменитых квадратных углах местной арены. В НХЛ было так много выходцев из «Питс», что их иногда даже называют «Питерборской мафией».

«Питс» выиграли Мемориальный Кубок в 1979 году, и казалось, что их бордово-белые цвета станут символом вечного успеха. Однако когда стала развиваться деловая часть игры (не говоря уже о мире вокруг нее), в Питерборо все шло своим чередом. Возраст стал сказываться на старейшем из беспрерывно действующих клубов Хоккейной лиги Онтарио («Ошава» была основана почти на 20 лет раньше, однако в 1953-м временно прекратила свое выступление в ОХЛ из-за сгоревшей арены – прим. пер.)

Пока их соперники строили современные арены с соответствующими условиями, в «Питерборо» все оставалось по-прежнему. Игроки все так же ютились в крохотной раздевалке, а руководство клуба впихивало новых сотрудников в тесные подсобки. Крыша дала течь. Пол нуждался в ремонте. Команда, которая была на гребне волны, опустилась на самое дно.

Некоторые молодые игроки отказывались ехать в Питерборо. Другие хотели уйти из команды после приезда. Менялись и хоккеисты, и их родители, которые инвестировали десятки тысяч долларов (а то и больше) в карьеру своих детей задолго до драфта OHL. Влияние сил, менявших положение дел во всем молодежном хоккее, было заметно и в «Питс».

Питерборо идеально подходил для исследования меняющегося отношения к хоккею в Канаде.

Я пробыл с командой более года, начав с их неожиданно продолжительного выступления в плей-офф OHL весной 2017. Несколько месяцев спустя, в сентябре «Питс» вернулись на лед, преисполненные больших надежд, в итоге вновь заставив говорить о себе по всей стране. Я ходил на их тренировки и матчи, ездил на автобусе в Виндзор и через границу в Флинт и Сагино. Я сидел на семинарах по банковским вопросам и спортивной психологии, организованных для игроков. Я слышал, как они колядовали на рождественской вечеринке.

Я видел драматичный матч в Ошаве, досаднейшее поражение в Оуэн Саунд, бесконечные поездки в оба конца по шоссе 115, которое то и дело превращалось в 4-полосную бобслейную трассу по капризу зимы. Мы ездили в Саскатун, Чикаго, Монреаль, Оттаву и Баффало. У нас были встречи с руководителями клубов, политиками и артистами, которые тоже влияют на восприятие хоккея в Канаде. Я общался со сотнями людей в Питерборо и по всей стране.

«Последствием возросших цен на хоккей стало то, что он стал недоступен огромному множеству возможных звезд и чемпионов, – сказал Каррье, сидя у себя в гостиной дождливым днем в Монреале. – Хоккей отрезал себя от людей, которые могли бы ему что-то дать».

На смену версии хоккея, описанной в его известном рассказе – где в него играли на улице, а кроме коньков, перчаток, клюшек и непреодолимой любви к хоккею не требовалось больше ничего – пришла целая индустрия, работающая на семьи юных игроков. Курсы силового катания, специалисты по работе с вратарями, профессиональные тренеры. Траты на них – лишь один кирпичик в стене, которая выросла вокруг хоккея.

Детский хоккей может занять все выходные одним турниром. Это тренировки по вечерам, летние лагеря и дополнительные занятия в праздники. Даже в самом низу соревновательного спектра у семьи, которая любит кататься на лыжах, рыбачить у лунки или брать отпуск зимой, могут возникнуть проблемы с тем, чтобы стать хоккейной семьей.

Руководители молодежных команд видят проблемы с привлечением на каток новых канадцев. Да, стало значительно больше игроков в женском хоккее, однако общее число занимающихся в секциях либо ушло в ноль, либо существенно сократилось во многих городах, включая Питерборо. Последствия сотрясений мозга вызывают все больше и больше волнений. У детей и их родителей появился более широкий выбор зимних видов спорта, если они вообще хотят ими заниматься. По всему миру растет популярность турниров по видеоиграм. Климатические изменения ставят под вопрос заливку льда на заднем дворике.

Глава Федерации хоккея Канады, которая заведует данным спортом в стране, Том Ренни знал об этих проблемах. Равно как знал о них и президент Хоккейной ассоциации Питерборо Джеймс Брэдберн. Их задача – исправить эту ситуацию. Как снести стены и сделать хоккей более доступным? Как продать вид спорта, который до недавнего времени и продавать не надо было севернее 49-й параллели?

Нашего сына уже не надо было на него подсаживать. Едва он встал на ноги, как стал играть в подвале мини-клюшками, а затем перешел к хоккею с мячом на веранде. Он выбрал себе свитер с девяткой на спине, потому что именно этот номер хотели все дети в «Хоккейном свитере», который мы читали ему на ночь уже и не вспомнить сколько раз.

Он единственный ребенок в своей группе, записавшийся в хоккейную секцию. Вскоре мы и сами стали жить в городе, огражденном стенами, записываясь в хоккейные лагеря на мартовские, рождественские и прочие школьные каникулы. Он подружился с партнерами по команде, а мы еще крепче сдружились с их родителями. Мы стали частью зимнего каравана, блуждающего по городу от игр к тренировкам между турнирами и лагерями. Даже дни рожденья иногда отмечались на арене.

Наши зимы были такими же, как в добрых рекламных роликах и знакомых историях со всей страны – все как в рекламе «Tim Hortons» и «Canadian Tire» (сетевые кофейня и хозяйственный магазин – прим. пер.). Внутри стен огни арены светят все так же ярко, хоть по ту сторону они уже и блекнут.

Понравилось? Поддержи проект рублем! Наша карта – 4274 3200 3863 2371

Книга «Хоккейная Аналитика. Кардинально новый взгляд на игру». Хоккейная аналитика дает уникальный взгляд на игру и меняет ее. Но игроки, тренеры и менеджеры все равно в это не верят (и ссылки на все предыдущие)

Автобиография Фила Эспозито. «Вид на нудистский пляж? Отлично. Я там прямо в центре и встану». Последняя глава автобиографии Эспозито (и ссылки на все предыдущие)

Автобиография Шона Эйври. Закончил карьеру из-за Тортореллы, женился на супермодели и стал актером. Последняя глава книги Эйври (и ссылки на все предыдущие)

Фото: Gettyimages.ru/Claus Andersen; globallookpress.com/Paul Kitagaki Jr./ZUMAPRESS.com; facebook.com/PetesOHLhockey

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные