Блог Hockey Books
Трибуна

«Каролина» несколько лет феноменально играла в меньшинстве. Почему?

От редакции Sports.ru: вы находитесь в блоге Hockey Books, который полностью перевел две огненных автобиографии – Фила Эспозито и Шона Эйври. Он вернулся с новой книгой – на этот раз про хоккейную аналитику, которая гораздо интереснее, чем вы думаете! Поддержите авторов плюсами, подписками и комментариями, чтобы интересные переводы чаще появлялись на Трибуне и в вашей ленте.

Из-за предновогодней суеты пост вышел несколько позже, за что я сразу извиняюсь. Надеюсь, в дальнейшем мы сможем обойтись без подобного.

Мы переходим к восьмой главе книги «Хоккейная аналитика. Кардинально новый взгляд на игру». Глава вновь большая, поэтому на этой неделе будет только ее первая часть. Если вы из тех, кому книжка уже стала надоедать, то не волнуйтесь – мы давно перевалили за экватор :)

Напоминаю, что если вам нужны книжки Шона и Фила в формате EPUB, то напишите мне здесь – в личку на Sports.ru.

Если хочется помочь проекту материально, то внизу есть номер нашей карты.

Глава 8. Игра в большинстве

Динамика игры в большинстве в хоккее не имеет аналогов в других главных видах спорта. В бейсболе, американском футболе и баскетболе команды всегда играют в полном составе. В футболе можно потерять игрока из-за красной карточки, но игра 11-на-10 – значительно меньшее преимущество, чем 5-на-4. К тому же красные карточки – определенная редкость, в то время как каждая команда трижды играет в большинстве в среднем за матч. Согласно данным официального сайта НХЛ, в сезоне-2016/17 команды в 19% случаев реализовывали большинство, что стало рекордным показателем с сезона-1992/93. «Баффало» были на первом месте в лиге с показателем 24,5%, а на последнем месте расположился «Колорадо», реализовавший 12,6% розыгрыша лишнего.

Тем не менее, нельзя оценивать большинство исключительно заброшенными шайбами – мы также должны учитывать и количество пропущенных. В сезоне-2016/17 было заброшено 184 шайбы в меньшинстве. Если мы посмотрим общее количество заброшенных шайб с учетом этой разницы, то средний показатель в НХЛ был равен 0,166 на один розыгрыш большинства. «Баффало» по-прежнему был на первом месте с показателем 0,227 шайбы на розыгрыш. «Ванкувер» оказался на последнем месте с показателем 0,114 шайбы на розыгрыш. Чтобы понять разницу между лучшим и худшим показателем игры в большинстве, если обеим командам дать по три розыгрыша большинства за матч, то «Баффало» забросит примерно на 28 шайб больше за сезон.

По статистике лучшее меньшинство было у «Бостона». Они успешно справились с 85,7% розыгрышами большинства. Более того, «Брюинс» забросили 10 шайб в меньшинстве. С учетом этой разницы, «Бостон» пропускал 0,105 шайбы на одно «убийство» меньшинства.

С небольшим отставанием на втором месте по аналогичным показателям игры в меньшинстве шла «Каролина». А вот в чем «Каролина» была лучше «Бостона», так это в меньшем количестве самих удалений. «Каролина» шла на первом месте, в среднем предоставляя сопернику лишь 2,5 большинства за матч. В том сезоне они пропустили всего 32 шайбы в меньшинстве, забросив при этом десять. В сухом остатке соперники забросили им десять шайб в большинстве, то есть примерно по одной шайбе на четыре матча.

«Каролина» блестяще играла в меньшинстве на протяжении нескольких сезонов. По большей части этот успех приписывали Стиву Смиту, который вошел в тренерский штаб команды в 2014 году и ставил игру спецбригаде меньшинства. На что Смит обращает внимание своих игроков? Что во главе угла стоит позиционная расстановка. Джэй Макклемент, который выходит на меньшинство у «Каролины, сказал: «Мы играем в давление в нужный момент и грамотно читаем игровые эпизоды. Все броски не предотвратить, но пускай соперник их наносит из наименее опасных позиций». (28) Если разбираться подробно, то «Каролина» была очень эффективна в двух аспектах. Во-первых, они держали синюю линию на входе в зону, вынуждая соперника играть через вброс. Во-вторых, если сопернику удавалось завладеть шайбой в зоне атаки, «Каролина» оказывала давление, чтобы вынудить соперника играть по периметру площадки, а не в зоне зоне опасности.

Нижеприведенная картинка показывает расстановку «Каролины» в меньшинстве, когда «Колорадо» пытается войти в зону. Пример взят из матча, состоявшегося 17 февраля 2017 года (18:12 до конца второго периода). Расстановка «Каролины» напоминает ловушку «Тампы» по схеме 1-3-1, описанной нами ранее.

Главная разница заключается в том, что у «Каролины» нет последней «единицы» в своей зоне, поскольку команда играет в меньшинстве. А также первая «единица» в схеме 1-3-1 играет очень консервативно и находится на своей половине площадки. Имея на одного игрока меньше, «Каролина» не стремится вынудить соперника совершить потерю в средней зоне. Вместо этого задача «ураганов» состоит в том, чтобы вынудить «Колорадо» войти через вброс.

После каждого вброса шайбы в зону существует вероятность, что она окажется в трапеции за воротами и вратарь просто выбросит ее обратно. Если же этого не произошло, то шайба, скорее всего, окажется в углу за лицевой линией, где игроки вступят за нее в борьбу, что не является оптимальным местом для начала владения в большинстве в зоне атаки.

В этом примере «лавины» вбрасывают шайбу в зону и успевают к ней первыми, но «Каролина» тут же нагружает игроками зону опасности. Сумбурный пас через центр перехвачен, и спустя всего 7 секунд после входа в зону «Каролина» выводит шайбу в среднюю зону, и «Колорадо» надо начинать атаку заново.

В большинстве команда может провести несколько атак. Напоминаем, что под атакой мы понимаем каждый случай, когда команда завладевает шайбой (будь то во время игрового эпизода или после вбрасывания) или же вынуждена покинуть зону атаки, чтобы перегруппироваться и попытаться снова туда зайти. Чтобы сравнить контекст большинства с контратакой или же провалом обороны, мы должны понять эффективность атак в большинстве. В своем исследовании мы использовали модифицированный подход к записи действий в большинстве и меньшинстве. Если на момент начала атаки команда играла в меньшинстве или большинстве, мы приписывали результат атаки на игру неравных составах. То есть если команда завладевала шайбой в большинстве, но забрасывала шайбу через четыре секунды после того, как игрок соперника вышел из штрафного бокса и бросился в оборону, восстановив численный паритет, этот эпизод мы расценивали как взятие ворот в большинстве. Соответственно, если команда завладела шайбой, играя в меньшинстве, и ей удалось сделать передачу на вернувшегося на лед штрафника, который затем реализовал выход 1-в-0 – мы расценивали это как взятие ворот в меньшинстве.

Команды редко забивали в подобных ситуациях, но такие случаи все же были. Мы посчитали, что вышеописанные сценарии напрямую связаны с удалениями, а, стало быть, винить или хвалить надо спецбригады. 

В большинстве команды забрасывали 0,05 гола за атаку (1 гол на 20 атак). Отметим, что эффективность здесь (5% атак ведут к взятию ворот) значительно меньше чем, когда возникает контратака или провал в обороне при игре в равных составах.

Это разница дает понять, к каким проблемам ведут контратаки и провалы в обороне. Помимо этого, возникают вопросы к оборонительной стратегии при игре в равных составах. Как так получается, что обороняющиеся команды регулярно допускают чудовищные ошибки, которые с вероятностью выше в четыре раза приводят к пропущенной шайбе, чем если бы они играли в меньшинстве? Чтобы изменить эту ситуацию в положительную сторону, возможно, защитникам при игре в равных составах стоит чему-то поучиться у относительной эффективности обороны спецбригад меньшинства.

8.1 Без контратаки?

Команды, играющие в меньшинстве, понимают свою уязвимость и действуют соответствующе. Имея на одного игрока меньше, команда понимает, что даже небольшой риск может привести к тому, что вратарь окажется в беспомощном положении. Стоит одному игроку слишком увлечься погоней за шайбой в зоне атаки, как это может привести к выходу 1-в-0 на другом конце площадки. В результате этого мы увидели лишь две контратаки на 1530 владений в большинстве. Если не брать во внимание редчайшие случаи, то команды, играющие в меньшинстве, не допускают контратак.

Это отчасти связано с психологической установкой бригады меньшинства. Однако с нашей стороны было бы упущением, если б мы не отметили еще два важнейших фактора, позволяющих бригадам меньшинства столь успешно не допускать выходов атаки на ворота с численным перевесом.

Во-первых, бригаде меньшинства можно не беспокоиться насчет проброса. Это важный момент, поскольку он предоставляет защитникам легкий вариант выхода из зоны в случае, если нет доступных передач. В итоге количество потерь в своей зоне, которые ведут к быстрым выходам атаки на ворота с численным перевесом, уменьшается. К тому же, защитники могут делать более агрессивные передачи, при этом меньше рискуя потерять позицию. Они спокойно могут играть в длинный пас, и при этом не катить вперед, чтобы не допустить легкой контратаки.

Второй фактор связан с первым – бригады меньшинства не отправляют нападающих в зону атаки с продолжительным владением. Если команду ловят на контратаке, это практически всегда результат позиционной ошибки в зоне атаки. Это случается, когда слишком много игроков атакующей команды опускаются слишком глубоко в зону перед перехватом шайбы. Защитники же бригады меньшинства редко закатываются дальше середины площадки.

Для победы командам надо забивать. В равных составах надо атаковать способами, к которым совершенно необязательно прибегать в течении нескольких минут за матч, играя в меньшинстве. И все же логично задаться вопросом о том, серьезно ли сказываются атакующие выпады на способности обороны не допускать контратаки. Если имея на игрока меньше, команды могут вообще ни разу не пойматься на контратаке, могут ли они при игре в равных составах сделать так, чтобы практически никогда не позволять сопернику выходить на их ворота с численным перевесом, при этом не сильно снижая количество своих моментов в атаке?

Уроки предыдущих глав предлагают следующую стратегию. Во-первых, мы знаем, что контратаки невероятно эффективны для нападения. Агрессивные передачи на длинную дистанцию оправданы, даже если только 10% из них находят своего адресата. Команды должны идти на этот риск. В этом случае они идут в зону атаки минимальными ресурсами. Защита команды, которая пытается уйти в быстрый отрыв, может остаться сзади, чтобы быть готовой к контратаке. Командам стоит регулярно чередовать медленные и контролируемые выходы из зоны, которые приводят к менее эффективным моментам у чужих ворот, с быстрыми контратаками.

Если нет варианта для быстрого перехода из обороны в атаку, командам стоит двигаться вперед осторожно. При игре в равных составах и расставленной обороне, нападению крайне тяжело забить. При владении шайбой в чужой зоне, если оборона не допустит провала, нападение забьет примерно один раз за 72 атаки. Зачем защитнику рисковать допуском выпада 2-в-1, что с вероятностью в 17,7% приведет к пропущенному голу, чтобы удержать шайбу в зоне, ради 1,4% на взятие ворот? Это все равно что механик сказал бы вам, что ремонт 16-летнего седана с пробегом 195,000 миль обойдется в $6,500. Отчаянные попытки удержать шайбу в зоне атаки подобны вложению денег в машину в два раза больше ее стоимости. Бригады меньшинства никогда не допускают атакующих выпадов соперника с численным преимуществом. Это предполагает, что и при игре в равных составах у команд есть потенциал добиться практически оптимального результата в данной категории. По меньшей мере, команды, ведущие в счете в конце встречи, вообще не должны пропускать контратак против себя.

8.2 Провалы обороны в большинстве

В равных составах оборона допускает один провал на 35 владений. Играя в меньшинстве, оборона допускает один провал на пять владений (отметим, что в седьмой главе вся статистика была только при игре в равных составах). Отсутствие одного игрока значительно затрудняет задачу опеки каждого соперника, но частота возникновения ошибок, классифицируемых нами как «провал», при игре в меньшинстве обусловлена другим. Более того, говорить «ошибка» в данном контексте не совсем верно.

Команда, играющая в меньшинстве, не может закрыть всех соперников. Некоторые команды применяют стратегию, где неприкрытым остается игрок на пятаке. Если игрок обороны находится на расстоянии вытянутой руки от этого соперника, то мы не считаем это провалом. Однако если защитники откатятся слишком далеко от ворот и оставят соперника на оперативном пространстве, то это будет считаться провалом.

Провалы при игре в меньшинстве четко отличаются от контекста типичных провалов обороны в равных составах. В меньшинстве оборона понимает, что игрок нападения находится у ворот, и, как правило, держит его плотнее, ограничивая линии передач и уменьшая вероятность того, что броски дойдут до ворот с потенциальным последующим отскоком. При игре же в равных составах провалы обычно следствие того, что оборона упустила из виду соперника и в спешке пыталась исправить последствия неправильно проведенной ротации.

Поэтому неудивительно, что провалы обороны в меньшинстве менее эффективны, чем провалы обороны при игре в равных составах. Напоминаем, что провал обороны при игре в равных составах приводил к взятию ворот в 20,2% случаев. Если оборона проваливалась при игре в меньшинстве, то это приводило к голу в 17,8% случаев. (29 – под «меньшинством» мы понимаем только ситуации, где у одной из команд было на одного игрока меньше, то есть 5-на-4, но не 5-на-3).

Является ли надежной стратегия оставления неприкрытым игрока на пятаке? Статистика говорит, что нет. Если атакующая команда играет с численным перевесом, а защита не допускает провала, то нападение добьется успеха лишь в 1,9% случаев. Из тех атак, которые доходят до чужой зоны, если оборона не допускает провала, лишь 2,7% случаев заканчиваются взятием ворот. Свободный нападающий перед воротами без всяких проблем закрывает обзор вратарю, а также может подправлять броски и играть на добивании. Бригады меньшинства увеличивают вероятность пропущенной шайбы, если на пятаке остается неприкрытый соперник. Команды НХЛ применяют стратегию, которая увеличивает шансы соперника на взятие ворот в шесть раз.

8.3 О продолжительных владениях в своей зоне

Эта статистика показывает, что позиционные ошибки в обороне приводят к серьезным последствиям. Поэтому команды должны делать все возможное, чтобы их избегать, а для этого им нужна оборонительная система, которая была бы более консервативна в определенных моментах – таких, как, например, предупреждение контратак.

Предлагаемая нами система не позволяет соперникам свободно проходить зоны. Напротив, оборона выстроена на предупреждение контратак соперника, чтобы нападающие могли играть в давление в зоне атаки или же поставить ловушку в средней зоне.

Эта система также позволяет прессинговать игрока с шайбой в своей зоне, но предостерегает от отправления в борьбу за шайбу больше игроков, чем у нападения.

Это не пассивная система, но при ней игроки будут реже рисковать в ситуациях, которые могут привести к потере шайбы, а, стало быть, у соперника увеличится время владения. В хоккее необходимо часто проводить смены, что может стать проблематичным элементом в этой стратегии, чего мы не увидели бы в баскетболе или футболе.

Существуют ли негативные последствия в предоставлении сопернику дополнительного времени владения шайбой? Да. Вне всяких сомнений, если обороняющаяся команда долго не могла выйти из своей зоны, то когда она все-таки завладеет шайбой, лучшим вариантом развития событий для нее станет вброс шайбы в зону атаки и смена – фактически возвращает сопернику владение. Так происходит и с командами, которые играют по менее консервативным системам.

Однако это не ослабит нашу стратегию – и у нас на это два хороших довода. Во-первых, весьма вероятно, что при длительной грамотной позиционной игре в обороне, вероятность длительного владения шайбой соперника сократится. Как мы уже неоднократно говорили, если оборона расположена правильно, то она не допустит контратаки, что, стало быть, вынудит соперника атаковать медленнее. Медленные атаки позволяют защите расставить ловушки в средней зоне – например, по схеме 1-3-1, которую активно использовали «Оттава» и «Нэшвилл» в сезоне-2016/17.

Ловушки в средней зоне доказали свою эффективность, поскольку не дают сопернику войти в зону атаки, при этом подталкивая его к потерям. Наименее продолжительным владением в зоне атаки является его отсутствие. Второй довод касается того, что после длительной игры в своей зоне, команды должны вбросить шайбу в зону соперника и пойти на смену. Если сопернику удастся пройти через ловушку, войти в зону атаки и владеть там шайбой больше обычного, то у обороны все равно остается шанс на контратаку.

Розыгрыши большинства в какой-то степени показывают нам худший расклад в плане времени владения шайбой соперником. Имея на одного игрока больше, команда может подолгу владеть шайбой в зоне атаки. Поскольку с каждой секундой времени на розыгрыш большинства становится все меньше, бригада меньшинства с удовольствием позволяет сопернику перепасовывать ее по периметру.

5 ноября 2016 года у «Бостона» было особенно длительное владение шайбой в большинстве в матче против «Рейнджерс». Все началось с того, что «Бостон» выиграл вбрасывание в зоне атаки. «Брюинс» сделали четыре передачи за 10 секунд и нанесли бросок с дальней дистанции. Затем «Бостон» подхватил шайбу в углу площадки. Восемь передач и 18 секунд спустя «мишки» нанесли еще один дальний бросок. И вновь «Бостон» подобрал шайбу в углу после отскока. «Рейнджерс» зацепились за шайбу лишь спустя еще шесть передач и 17 секунд. Они попытались выбросить ее из зоны, но защитник «Бостона» поймал ее у синей линии.

«Брюинс» перегруппировались и снова зашли в зону атаки. Прошло уже 45 секунд со вбрасывания, а у «Рейнджерс» сменились только двое. Двум другим игрокам пришлось остаться на льду и продолжить отбиваться. Одним из них был Дерек Степан. Когда «Рейнджерс», наконец, удалось завладеть шайбой, со вбрасывания прошла уже 1:08 – Степан провел все это время на льду.

Нападающий «Рейнджерс» Михаэль Грабнер перехватил шайбу в своей зоне у борта. Он набрал скорость, и под занавес длинной смены Степан рванул с ним вперед. Грабнер – скоростной игрок, но Степан не отставал ни на шаг. «Рейнджерс» выкатили 2-в-1, и Грабнер отдал Степану на гол.

Под конец смены, которая длилась более минуты, Степан все равно смог убежать на другой конец площадки, не уступив ни йоты скоростному Грабнеру, при этом не дав обогнать себя ни одному игроку «Бостона».

А теперь представьте, что все это было бы в равных составах. Владения шайбой в зоне атаке продолжительностью более минуты встречаются исключительно редко, но предположим, что так произошло. Пример Степана показывает, что даже при самом худшем раскладе, игроки все равно могут убежать в контратаку, если есть такая возможность. В нашем гипотетическом примере, при выходе 2-в-1 остальные три хоккеиста могут смениться. Так что если контратака не завершилась успехом, у команды на льду окажутся три свежих игрока, готовых к ответу соперника. Двое игроков, уходивших в отрыв, могут смениться, когда атака пойдет в другую сторону. Если после длинной смены в своей зоне у команды нет возможности для быстрого перехода из обороны в атаку, в таком случае ей, наверное, лучше вбросить шайбу в зону атаки и смениться. При этом раскладе команда сможет сконцентрироваться на обороне будь то за счет форчека или же ловушки в средней зоне. Оборона, которая ставит в приоритет защиту зоны опасности вместо того, чтобы тратить силы на отбор по периметру, время от времени будет позволять сопернику подолгу владеть шайбой, но данные об «убийстве» меньшинства доказывают, что и в этих случаях команды могут эффективно контратаковать.

Понравилось? Поддержи проект рублем! Наша карта – 4274 3200 3863 2371

Часть 1. Почему Овечкин постоянно проигрывал «Питтсбургу»? Все думали, что просто не везет – на самом деле, есть конкретные ответы (Предисловие, вступление, первая глава)

Часть 2. «Статистика – как фонарь для пьяницы: можно опереться, но не осветить путь». Зачем нужна хоккейная аналитика

Часть 3. «У нас лига бизнесменов. Готовы бросать откуда угодно, лишь бы поднять себе Корси». Статистика, которая говорит об игре лучше, чем счет

Часть 4. Статистика увлечена игроками и противостояниями типа Овечкина с Кросби. Но сначала нужно понять, что ведет к успеху

Часть 5. Что такое «челночный путь» в хоккее и почему надо через него делать передачи? Объясняем на схемках

Часть 6. Почему атаки в меньшинстве опаснее розыгрыша большинства? Наглядные видео, схемы и цифры

Часть 7. Как избежать контратак в хоккее на примерах: в ролях – Нестеров (ошибся) и Овечкин (молодец)

Часть 8. До Кучерова «Тампа» была совсем другой и играла от обороны. Однажды ее соперник просто встал и не шел в атаку

Часть 9. НХЛ быстро меняется: уже нельзя играть в обороне так, как 15 лет назад. Но контратаки по-прежнему очень важны

Часть 10. Провалы в обороне – естественная часть спорта. Но в хоккее они обходятся дороже всего 

Часть 11. Неправильная система в защите может убить репутацию вратаря. Продолжаем изучать провалы и ошибки в хоккее

Автобиография Фила Эспозито. «Вид на нудистский пляж? Отлично. Я там прямо в центре и встану». Последняя глава автобиографии Эспозито (и ссылки на все предыдущие)

Автобиография Шона Эйври. Закончил карьеру из-за Тортореллы, женился на супермодели и стал актером. Последняя глава книги Эйври (и ссылки на все предыдущие)

Фото: Gettyimages.ru/Kevin Hoffman, Grant Halverson; East News/Chris Seward/Raleigh News & Observer/TNS

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья