Всему Головин
Блог

Родители из Пскова отдавали по 20% зарплаты на ПЦР, чтобы детей пускали на турниры. Журналист предложил отменить тесты – и его начали прессовать

«Чувствую себя каким-то иноагентом». 

Арслан Байрамов – спортивный журналист из Пскова. В разные годы он работал в местных газетах и на телике (вел «Вести спорта» на псковском ВГТРК), в 2017 году создал собственную организацию АНО «Псковский спорт». В ней он объединил несколько направлений. 

«Увидел, что ниша регионального спорта пустая, никто им системно не занимается. Хотелось собственное СМИ, так и создал АНО. Это юридическая оболочка, чтобы можно было совершать простые юридические операции, вести дела с заказчиками, – рассказывает Байрамов Sports.ru. – Получился как бы медиахолдинг из одного человека. 

Я писал про спорт в телеграме, снимал прямые трансляции и комментировал. О чем писал? Например, девочка из области выиграла чемпионат – давайте о ней расскажем! Потому что олимпийский вид, потому что долго шла к успеху, потому что занималась только в Пскове в тяжелых условиях. У спортшколы арестованы счета, потому что нет денег заплатить за горячую воду – рассказываем. Объявлена госзакупка на спорт – тоже пишем».

За три года телеграм-канал «Псковский спорт» не набрал даже 400 подписчиков, но сотни раз цитировался на локальном уровне. Параллельно Байрамов занимался стримами с соревнований. 

«Я начал рано и оказался единственным в теме стримов, – рассказывает он. – Приходил к федерациям и говорил: «Давайте покажем ваши соревнования?» – «Сколько это стоит?» – «В Москве час съемки стоит 15-20 тысяч. Мы покажем вас за 500-1000 рублей. Пустим картинку, дадим интершум». С каждой федерацией мы отрабатывали – шахматы, большой теннис, хоккей, бокс, ММА». 

Полноценный заработок трансляции так и не принесли: сначала мешали скромные объемы (а часто снимать приходится командой, куда входят режиссеры, операторы, монтажеры), потом из-за ковида соревнования встали на паузу. Все это время Байрамов трудился и на официальной работе: «У нас в Пскове вообще принято совмещать, все работают на две-три ставки. Так и я трудился в разных СМИ – то в одном на полставки пристроят, то в другом. Ходил с протянутой рукой, чтобы сложилась хотя бы средняя зарплата по региону». 

В 2021-м Арслан Байрамов потерял оба источника заработка. 

В марте Байрамова уволили. Он считает, что дело в телеграме – там он освещал местные проблемы 

До марта 2021-го Арслан официально числился в двух местах – на псковском филиале ВГТРК и в Центре спортивной подготовки. С разницей в несколько дней его вызвали оба начальника и сказали: «Нас попросили тебя убрать». 

Байрамов считает, что уволить его просила администрация, причина – активность телеграм-канала «Псковский спорт». «Он не был оппозиционным, я не занимался расследованиями. Там потоком шли спортивные новости, – объясняет журналист. – Но как-то начал понимать, что иногда могу задать вопросы. Если спортивную базу тихо закрывают – кроме меня, этот вопрос никто не поднимет. После этого начинались звонки: «А чего ты написал? А ты же на зарплате у региона? Ну тогда нельзя такое писать». Люди удивлялись, зачем я этим занимаюсь. И кто-то, видимо, составлял папочку из моих постов». 

Он говорит, что две самые громкие истории, которые освещал в канале, – закрытие гребной базы и запрет на соревнования во время пандемии. 

Фото инстаграм-фотографа Дмитрия Маркова для «Псковского спорта»  

«База находилась в собственности профсоюзов, – рассказывает автор «Псковского спорта». – Говорили, что ее могут выставить на продажу и возвести на ее месте коммерческие постройки. Я постоянно говорил, что нельзя этого делать, шел в конфронтацию. В итоге там ничего не построили, собственник вложился в ремонт, а губернатор даже купил лодки и приехал на открытие после ремонта. 

С запретом было так: когда ввели жесткие ограничения по ковиду, у федераций начали слетать окружные и всероссийские соревнования, которые Псков выцарапывает, потому что у нас отличная инфраструктура и цены ниже средних. Получалось, Псков выцарапал турнир, а его запрещают несколько месяцев подряд. При этом администрация проводила какие-то форумы политтехнологов, избирателей. То есть кому-то можно было все, а кому-то – ничего. Я поднимал этот вопрос».  

По словам журналиста, ввязываясь в сложную историю, он хотел выяснить, прав ли он, а не сразу вступал в конфликт: «Я не просто кричал, а настаивал на объективности. Я не говорил, что за кого-то или против. Считал, что высшая ценность – объективная реальность. Наверное, кому-то это не нравилось».

– А зачем вы вообще в это ввязывались? Писали бы про достижения, занимались стримами.  

– Вопрос, который сам себе задаю и семья задает. Наверное, это здоровый альтруизм, желание не замалчивать проблемы. Я всю жизнь в журналистике и всегда считал, что она выполняет социальную функцию. То есть журналист должен не просто писать о том, о чем просят в редакции. Плюс в регионах весь спорт – на бюджетных деньгах, ему недоступна публичная критика. Мало кто из политиков поднимает проблемные вопросы. Редко когда тренеры или спортсмены могут сказать что-то поперек, потому что получают деньги из бюджета. Вместо них проблемы освещал я. 

– Но наверняка было за что критиковать и федерации, которые платили вам за стримы. Из-за этого вы не критиковали их? 

– В меньшей степени. Но не из-за того, что они давали деньги, а из-за того, что мы поднимали действительно насущные проблемы. Проблема регионов в том, что здесь у всех мало денег. И когда ты видишь, что федерация не только проводит то, что положено по регламенту, но еще и сверх этого и прислушивается к тебе, то ее не за что особо ругать.

Хотя конфликты тоже возникали. Например, с федерацией хоккея. Большую часть трансляций хоккея делал я, но все равно подгонял их, говорил, нужно делать что-то лучше – они услышали. 

В сентябре журналиста начали мочить в телеграме. Все из-за петиции об отмене ПЦР-тестов для детей, которую он хотел передать губернатору

С ослаблением карантина в Пскове и в области вернулись соревнования. Но появилась сложность: участников обязали сдавать ПЦР-тесты за свой счет. Взрослым могли зачесть прививку, а детей в России прививать запрещено, потому что данных об эффективности и безопасности отечественных вакцин для детей и подростков нет. Пока подростков прививают всего несколько стран вроде лидера по темпам вакцинации Израиля, в России детский «Спутник» только проходит клинические испытания.

Выхода у детей в Пскове не было – перед каждым турниром надо было сдавать ПЦР-тест или не участвовать в соревнованиях. Арслана история задела, хотя сначала он не придал ей значения.

«Как-то сидели на соревновании с одним тренером, – вспоминает он. – И чего-то разговорились, он рассказал про ПЦР: «На эти соревнования все ребята сделали тесты за свой счет. Человек 180». Тут я понял, что время от времени мне эту историю рассказывают, а я не улавливаю: ну, ПЦР и ПЦР. А потом осознаю: если ребенок системно занимается, то ездит на соревнования минимум раз в месяц. А есть виды спорта, где играют раз в неделю, как в футболе. То есть ребенок каждую неделю за 72 часа должен приносить справку. И никто не компенсирует».

Обойти тестирование нельзя. Официальные соревнования регулируются рекомендацией Минспорта, а по ней тест участникам нужен. Городские соревнования запрашивают информацию у главного санитарного врача региона. Он тоже говорит, что нужен тест.

Байрамов объясняет, что тестирование стало большой проблемой для родителей: «Я преподаю шахматы. В июне проходило большое соревнование, главное в году, и многие ребята отказались от участия. Родители сказали: «К полутора тысячам взноса нам нужно добавить две тысячи за ПЦР. То есть участие выйдет в три с половиной тысячи. У нас столько денег нет». 

– ПЦР стоит две тысячи, а какая средняя зарплата в Пскове?

– По бумажке – 33 тысячи до вычета налогов, но в реальности люди получают на руки 20-25 тысяч.

– Если соревнования два раза в месяц, за ПЦР выходит четыре тысячи. То есть пятая часть зарплаты.

– Да, плюс детей может быть двое. Или ребенок ходит в две секции. Например, у моего так: в субботу он ходит на шахматные соревнования, в воскресенье – на лыжероллерах.

Историю про обязательное тестирование подтверждает одна из псковских родителей, попросивших об анонимности. Двое детей девушки тоже занимаются шахматами: «И на каждые соревнования я оплачиваю им ПЦР-тесты. Так делают все, без тестов мы не можем участвовать. Периодичность зависит от времени года. Летом было поменьше – три-четыре турнира, на каждый мы сдавали ПЦР».

По версии мамы, сдать ПЦР в Пскове можно за полторы тысячи рублей: «Если два ребенка, получается накладно. Не у всех в городе есть возможность сдавать часто. Тем более эта история длится не один месяц, а давно».

Байрамов осознал масштаб проблемы после разговора с тренером: «Из-за ковида ее приняли как данность: «Надо? Давайте сдадим». Но никто не подумал: а почему дети должны сдавать? О проблеме знают все, просто она легко легла на плечи родителей: «Ну ок, пусть платят». По мнению Байрамова, справедливо было бы сделать ПЦР для детей бесплатным или компенсировать его по чеку: «А как еще, если вы в конституции пишете, что спорт и дети – наш приоритет?» – уточняет он.

В августе журналист запустил петицию с требованием отменить ПЦР на детских соревнованиях. За три недели она набрала около 500 подписей. Идею Арслана поддержали тренеры, руководители районных секций, родители: «Так мы поняли, что проблема актуальна, что за нами стоят люди, что мы не просто сотрясаем воздух. Следующим этапом планировали обращение к губернатору – через сайт и в инстаграме. Хотели показать ему, что проблема есть, нужно ее обсудить», – говорит Байрамов.

В конце августа начались странности. Байрамова атаковали анонимные телеграм-каналы – по версии журналиста, за ними стоят пиарщики областной администрации. «Чего они только не писали, – рассказывает Байрамов. – Сводилось к тому, что петиция – мой личный хайп, хотя я не иду в депутаты и мне это совсем не нужно. Потом начались мерзкие посты вперемешку с оскорблениями и угрозами. То есть я попал на один уровень с персональными врагами губернатора – серьезными депутатами и предпринимателями, которых обычно мочат в телеграме. Смешно. Это как если бы Путин сказал, что наши соперники на международной арене – это США, Германия и еще Андорра».

Посты действительно выглядят странно – ощущение, что пишут не про микроблогера, а про политика. Вот цитаты:

«ХАЙП-ШОУ АРСЛАНА»

«Там же, вокруг «Яблока», по нашей информации, теперь крутится и Арслан Байрамов – экс-спортивный журналист, а по совместительству теперь еще и оппозиционный активист с манипулятивными петициями, а также автор мутного телеграм-канала»

«Да, друзья, деанонимация – этот канал ведет Арсланчик Проститут Байрамов»

Постами в телеграме давление не закончилось. Дальше Байрамова попросили съехать из помещения во дворце спорта школы «Олимп». «Псковский спорт» занимает там 10 квадратных метров с окном на хоккейную площадку – комнату использовали как режиссерскую и комментаторскую во время трансляций и под офис. «Со льда снимать хоккей не очень удобно – нужны компьютеры, мониторы, камеры. А там – удобно. Между съемками пишешь про спорт, занимаешься другими проектами», – объясняет журналист.

Он говорит, что использовал помещение несколько лет. Первые два года платил за аренду ледовому дворцу, но все это время просил отдать в бесплатное пользование. Взамен обещал продолжить участие в жизни спортивной школы. «Мы бесплатно показывали финал «Золотой шайбы», других соревнований. И они согласились – предоставили комнату в безвозмездное пользование. Так мы сели в лужу. Платили бы аренду – было бы сложнее нас выселить. А раз выпросили его как АНО, то теперь его просто отнимают, даже не дают снова снимать за деньги».

В письме Арслану и.о. директора дворца Артур Акавов (боксер, бывший обладатель пояса WBF в среднем весе) пишет, что выселение связано с реорганизацией спортшколы – к ней присоединяются несколько учреждений, поэтому места хватит не всем. В разговоре со Sports.ru Акавов подтвердил эту версию: «Бумага была создана из-за того, что у нас прошла реорганизация, теперь помещения меняют назначение. А что давление – мы к этому отношения не имеем».

– То есть выселить вас не просили сверху?

– Это вы как журналист додумываете свои вещи. Вам никто не запретит это делать, но это не значит, что это правильно.

Спрашиваю Байрамова, уверен ли он, что дело не в реорганизации. Зачем администрации вдруг понадобилось давить на журналиста, который занимается трансляциями и только иногда пишет о проблемах местного спорта? «Да, все идет сверху, потому что есть четкий водораздел по отношению к нам. У нас все хорошо с федерациями, тренерами, руководством школ. Мы можем локально поругаться, но конфликты всегда проходили в форме обсуждений. А здесь мы резко чем-то не понравились», – отвечает Байрамов.

По его словам, первый звонок был еще перед Новым годом: «Тогда губернатор и несколько чиновников пришли на гребную базу, где после реконструкции открыли хороший тренажерный зал. Все довольны, мы потратили на эту историю много сил, благодарили губернатора, что он впрягся, написали хорошие слова. И выложили фотку: «Пацаны записались в качалку после Нового года». Тогда нам позвонили: «Так нельзя» – «Что нельзя?» – «Шутить над таким». А на фотке губернатор и еще четыре человека. Но позвонили от губернатора, от других людей не звонили. Такой вот у нас уровень дискуссии в Пскове».

Байрамов закрыл телеграм, думает о приостановке стримов и чувствует себя иноагентом

– Что будете делать дальше? – спрашиваю Байрамова.

– Пока очень смутные и сумрачные мысли. Телеграм я закрыл в начале сентября, стримы, наверное, тоже скоро закончу. Всем надежнее сотрудничать с фрилансерами, чем с нами.

Четыре года мы делали то, что всем нравилось. Теперь люди могут отличить местных чемпионов друг от друга, стримерская деятельность нравилась командам – они получали хорошую картинку за маленькие деньги. Условные эстонцы приезжали на хоккей и говорили: «У вас круто и дешево».

Сейчас радости нет. Нет больше внутренних сил улыбаться и фигачить, если на тебе отыгрываются. Кому это надо? Оказывается, никому не надо. Если продолжать, будет только хуже.

Байрамов говорит, что скоро стримить будет нечего – например, федерацию хоккея и Ночную хоккейную лигу уже попросили не заключать с ним контракт на новый сезон. Вместо Арслана трансляциями займется государственный медиахолдинг, расходы оплатит область.

– А наши партнеры – федерации и тренеры – вынуждены молчать, – продолжает журналист. – Администрация говорит федерациям: «Мы не хотим, чтобы они вас снимали». И себя мы никак не можем защитить. В России нет института межрегиональной журналистики. Поэтому в регионах работают такие ребята, как я, – в Твери, Смоленске, Владимире. Он один начинает писать про спорт в газетке, потом всю жизнь про него и пишет – без поддержки и финансового успеха. Нам повезло, что мы случайно зацепились за трансляции. Они четыре года компенсировали перекладывания меня из одной газеты в другую.

При этом я не стал своим ни там, ни там. Ни в государственной сфере, потому что считаю, что если есть проблема, то надо о ней писать. Ни в жесткой оппозиции, ведь если власти сделали хорошо, я не могу их поругать.

– И как быть?  

– Ждать, когда уйдет этот губернатор. При предыдущем можно было работать – и трансляции делать, и телеграм вести, хотя я писал ерунду, цеплялся из-за херни. Но вместо того чтобы меня гасить, председатель комитета по спорту на пальцах объяснял, что я написал чушь. Например, я критиковал, что в Пскове проводят Спартакиаду России и Белоруссии. А он говорил: «Блин, она длится три недели, у нас благодаря ней загружены пять гостиниц, восемь объектов, тренеры работают судьями. А так бы они стояли летом пустые». То есть мы находились в диалоге.

– Ваше восприятие себя в обществе теперь изменилось?

– Да вообще жесть. Я наискосок смотрел на историю с иноагентами, а теперь чувствую себя каким-то иноагентом в сфере спорта. Оказывается, про спорт тоже нельзя было писать.

***

В начале сентября администрация Псковской области все-таки объявила об отмене ПЦР-тестирования, но только на городских и областных соревнованиях. Участвовать в турнирах поменьше все равно можно только после теста на коронавирус.

Школа «Олимп» выселит Байрамова на следующей неделе.

Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков, Владимир Астапкович, Алексей Даничев; vk.com/Арслан Байрамов; instagram.com/sport.pskov

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные