Блог Всему Головин

Футбольная Суперлига-2025: команды только из топ-5, лицензии на 3 года, жеребьевка из шахмат, оранжевые карточки

Лига чемпионов почти не пострадает.

Это продолжение новогоднего сериала Sports.ru о будущем спорта – мы представляем или пытаемся предугадать изменения, которые случатся в наших любимых лигах, видах и связанных с ними сферах. Теперь обсудим Суперлигу, которая, кажется, уже неизбежна. 

В октябре 2020-го, уходя из «Барселоны», Жозеп Бартомеу активировал мощный инсайд: «Барселона» согласилась войти в европейскую Суперлигу. В декабре на годовом собрании акционеров «Реала» Флорентино Перес выдал схожий залп: «Футбол никогда не будет прежним, пандемия изменила все. Нам нужно сделать футбол более конкурентоспособным и увлекательным. Реформы не ждут; мы должны решить это. Мы обязаны бороться за это изменение».

Эти высказывания можно назвать фантазиями – Перес говорит о Суперлиге вообще с нулевых, и пока все заканчивалось увеличением призовых для грандов в ЛЧ. Если бы не подробности, которые осенью раскопали Sky Sports и Vozpópuli – серьезное мадридское бизнес-медиа, которое много пишет про Переса. По их данным, топ-клубы дошли в переговорах так далеко, что уже обозначили дату старта (2022 год), бюджет на запуск (4,6 миллиарда от банка JPMorgan, которые планируется отбить продажей медиаправ) и список потенциальных участников (например, 5 клубов из Англии). 

Так 20-летняя фантомная идея наконец переросла в осязаемую. 

Признаюсь: я не сторонник Суперлиги и совсем не уверен, что новый турнир принесет пользу европейскому футболу. Текущий формат Лиги чемпионов для меня оптимален: середняки часто играют против топов, в группах все равно есть интрига (кто-то был уверен в выходе в плей-офф Менхенгладбаха и провале «МЮ»?), весной лишние отсеиваются, и начинается межгалактический футбол (та самая Суперлига, но по спортивному принципу), призовые растут (в том числе для аутсайдеров и середняков). Смысл что-то менять? 

При этом я убежден, что без глобальных реформ любую сферу ждет застой, а после – регресс. Только постоянный поиск нового двигает планету вперед. Когда-то в футболе не было желтых и красных карточек и замен, в Лигу чемпионов попадали только чемпионы, которые сразу играли на вылет, до Босмана не существовало свободных агентов. Изменения этих правил сначала тоже казались резкими и странными, но сейчас представить без них игру невозможно. 

Однажды такой же обыденностью, как желтая карточка, станет Суперлига или другой европейский турнир, который сейчас кажется безумием. Предлагаю не отрицать очевидное, а просто прикинуть, как это соревнование может выглядеть (пишите в комментариях свои идеи). 

Участники: 16-18 команд (у АПЛ – 4-6 мест, у Франции – 1 место) не вылетают три года, каждый сезон меняются две команды – победитель ЛЧ и уайлд-кард. «Бенфика», «Аякс», «Севилья» и «Монако» сначала мимо, потому что не суперклубы 

Информация Sky Sports: в Суперлигу войдут 16-18 клубов. Идеальное число, которое не требует увеличения – иначе снова получится Лига чемпионов. Отбор в турнир можно провести разными способами: переговоры, голосование клубов, рейтинг Deloitte (самые богатые), совокупность факторов (история, бюджет, болельщики, рейтинг УЕФА, сила чемпионата). Итог, за исключением пары имен, получится один: 4-6 клубов из Англии («Ливерпуль», «МЮ», «Ман Сити», «Тоттенхэм», «Арсенал», «Челси»), 2-3 из Италии («Юве», «Интер», «Милан», кто-то еще), 3 из Испании («Реал», «Барселона», «Атлетико»), 2-3 из Германии («Бавария», «Боруссия», «РБ Лейпциг»), 1 из Франции («ПСЖ»). 

Да, никаких «Монако», «Севильи», «Эвертона», «Аталанты», «Бенфики» и «Аякса» – в Суперлиге участвуют только суперклубы. Правда, шансы попасть у остальных все равно будут: сенсации нравятся зрителям, а минимальная ротация освежает. Для этого логично использовать схему 16+2 (или 14+2): 16 самых крупных клубов + каждый сезон заходит победитель ЛЧ (да, она остается, об этом ниже) + по приглашению организаторов приходит самая яркая команда Европы, которая не выиграла ЛЧ (так когда-нибудь возможность появится даже у «Зенита»). 

По двум дополнительным квотам ротация проходит каждый сезон. 16 участников-грандов получат 3-летнюю лицензию. Через три сезона две худших команды покинут Суперлигу (критерии можно обсуждать), на их место придут две новые. Так билет в элиту получит, например, «Лейпциг», который окончательно превратится в суперклуб, или «Малага», в которую снова вложатся шейхи, а «Арсенал» проследует прочь. Делать турнир совсем закрытым – не выход. Даже при равных возможностях клубы поделятся на фаворитов и аутсайдеров. С каждым годом расслоение только увеличится. 

Суперлига не заменит национальные чемпионаты (на такие радикальные шаги никто не решится, но топовые раунды Суперлиги все-таки будут идти по выходным) – топы по-прежнему будут играть против «лестеров» и «сельт», но выйдут из Лиги чемпионов. Турнир потеряет в классе, но не обесценится. Во-первых, суперклубам не обязательно искать замену – групповой этап ЛЧ можно сократить до 24 команд. Во-вторых, «Порту», «Рома», «Севилья», «Аякс» и кто-то из топов, не попавших в Суперлигу («Тоттенхэм»? «Милан»? «Челси»? Даже при 18 слотах кто-то из них пролетит), будут в деле. То есть коэффициент на победу «Спартака» в турнире обвалится с 1000 до 300, но в реальности трофей окажется все так же далеко от Тарасовки. В-третьих, розыгрыш места в Суперлиге (где совсем другие деньги) будет мотивировать всех на рубилово – даже ослабленная по именам ЛЧ будет зрелищной и цельной.

Формат: смешиваем баскетбол с шахматами и продюсируем безумную интригу. Плей-офф копируем с последней ЛЧ и проводим в разных странах (даже в Австралии)

18 команд сыграют по модели, которая еще не использовалась в еврокубках, – без деления на группы. Похожее провернули в 2016 году в баскетбольной Евролиге: вместо группового этапа (4 группы по 6 команд) ввели гладкий двухкруговой турнир на 16 участников. Итог: посещаемость выросла на 15%, телеаудитория – на 32%. Все из-за возросшей конкуренции: 19% матчей закончились с разницей в три очка и меньше (сезоном раньше – 13%), еще 34% матчей – пять очков и меньше. Оба показателя – рекорд для Евролиги в XXI веке.

Эффект новизны не испарился даже через три сезона: до пандемии посещаемость и рейтинги только росли. 

В Суперлиге конкуренция окажется еще выше – все благодаря швейцарской системе, которая чаще всего используется в шахматах. Клубы играют не по стандартной схеме «каждый с каждым дома и на выезде», а по выведенному компьютером алгоритму: фавориты – против фаворитов, аутсайдеры – против аутсайдеров (если проще, то жеребьевка проходит после каждого тура, компьютер сводит команды с похожими результатами). 

Принцип швейцарской системы на примере турнира из 10 команд: в каждом туре между собой играют соперники, которые стоят максимально близко друг к другу в таблице. Если они уже встречались в прошлых турах, то соперник – тот, кто стоит близко, но с кем команда еще не играла

К такой схеме возникает логичный вопрос: как планировать логистику – вещателей, команд и болельщиков, когда неизвестно, в каких городах пройдут матчи через две недели? Ответ простой: даты домашних и гостевых матчей закладываются в календарь перед стартом (то есть фанаты заранее понимают, на какой день просить отгул, чтобы успеть на выезд), а после каждого тура команда узнает лишь имя следующего соперника. Купить авиабилет и забронировать отель за две недели до поездки – не проблема. В Лиге Европы столько времени проходит между стадиями плей-офф – никто не жалуется. 

«Швейцарка» говорит, что минимальное количество туров для справедливого результата среди 18 участников – 7. Проведем в Суперлиге 10 туров, причем между одними и теми же соперниками – только один матч. 

Плюсы очевидны: жеребьевка никак не влияет на результат (больше нет групп смерти и жизни, корзин и шаров), между собой играют равные по силе прямо сейчас команды, даже у аутсайдера благодаря матчу с близким по уровню соперником есть шанс выбраться в лидеры, что увеличивает плотность таблицы и создает безумную интригу до последнего тура. 

Регулярным сезоном турнир не закончится, дальше – плей-офф. 4 лучших команды сразу попадут в 1/4 финала (стимул выкладываться до последнего тура), еще 8 участников разыграют 4 путевки в четвертьфинал в дополнительном раунде. Для схемы 14+2: 6 команд попадают в 1/4 финала, 4 – дополнительно бьются за оставшиеся два места. Остальные заканчивают евросезон, но по договоренности с УЕФА могут, например, продолжить путь в ЛЧ (как сейчас третьи места в группе ЛЧ уходят в 1/16 Лиги Европы). Едва ли кто-то откажется от матчей с «Интером», «МЮ» или «Боруссией». 

Все стадии плей-офф пройдут в один матч, а «финал восьми» (и дополнительный раунд) – в одной стране, как и решающие матчи ЛЧ-2019/20. Система работает на Евро и ЧМ и считается зрелищнее двухматчевой. Для повышения интереса финальную пульку можно проводить в разных частях света, чередуя их с Европой: 2022 – Англия, 2023 – Китай, 2024 – Германия, 2025 – Австралия, 2026 – Россия, 2027 – США. 

В результате команды, которые не попадут в плей-офф, гарантированно проведут в Суперлиге 10 матчей, – как если бы они дошли до четвертьфинала обычной Лиги чемпионов. Но в ЛЧ минимум 10 матчей удается провести только восьми командам, а в Суперлиге их будет 18. В ЛЧ из 10 матчей есть 2-4 игры против «Динамо» Киев или «Марселя», в Суперлиге – 10 встреч против мировых топов. 

Путь финалистов – 14 матчей (если считать дополнительный раунд). Всего на одну игру больше, чем у финалистов Лиги чемпионов, то есть нагрузка на ведущих футболистов не увеличится.

Правила: пробуем все, чего боялись до этого. Сокращаем продолжительность матча, реформируем пенальти, делаем обратные замены, ауты вводим ногами, на игроков устанавливаем камеры 

Суперлига – инновация не только сама по себе, но и инновация в управлении. ФИФА и УЕФА подчиняются строгим регламентам и не меняют правила без санкции ИФАБ. Топ-клубы, взяв главный турнир человечества под контроль, могут двигать индустрию вперед смелее, чем мы привыкли видеть. 

Превращать Суперлигу в шоу, вводя буллиты вместо пенальти, не надо – это зрелищно, но футбол точно не пойдет по подобному пути. При этом куча здравых реформ давно ломятся в игру.  

Например, сокращение матча до 60 минут чистого времени. Так решится проблема симуляций, исчезнет нытье по поводу остановок для видеоповторов, тренеры не будут говорить, что судья добавил слишком мало. Очевидно, такое не устроят даже в молодежном футболе. Суперклубы могут проявить инициативу сами и войти в историю. 

Если испугаются, существует полумера – ввести чистое время только с 80-й минуты. В момент, когда случается больше всего болезненных остановок. 

В реформе нуждается и схема пробития пенальти. Сейчас это лотерея для вратарей, в которой они проигрывают в 80% случаев. Справедливый итог для очевидного нарушения у своих ворот, но часто пенальти превращается совсем в расстрел: кипер отбивает, но тут же пропускает с добивания. Часто соперник вбегает в штрафную еще до удара, психологически уничтожая вратаря. Получается двойное наказание, и лотерея с шансами, которые стремятся к нулю. Логичное действие – запретить добивание. Отбил – удар от ворот. 

С послематчевыми сериями тоже нужно что-то делать. Ученые (например, профессор Лондонской школы экономики Игнасио Паласиос-Уэрта) посчитали, что действующая система несправедлива к той команде, что бьет второй – из-за психологического груза она проигрывает чаще. Более справедливая система уже придумана: бьет первая команда, потом вторая, дальше они меняются местами – и такое чередование до конца. Схему даже использовали в юношеских турнирах, но быстро свернули. Суперлига – шанс возродить забытое старое. 

Прямо сейчас ФИФА предлагает лигам выбрать – три или пять замен. После пандемии послабление наверняка свернут, хотя увеличение числа замен обсуждается последние лет двадцать. Суперлига – возможность наконец-то добавить четвертую и пятую замену даже в тот год, когда коронавирус схлопнется. 

Из более смелых предложений: ауты ногами (представьте, как увеличится зрелищность!), обратные замены (чтобы игрок отдохнул и снова вышел на поле) и камеры, закрепленные на футболистах. Современные технологии позволяют вшивать их в одежду или бутсы – VR как он есть. 

Судейство: больше полномочий ВАР, вводим челленджи (как в теннисе), грубые нарушения на первых минутах теперь не проблема (есть третья карточка) 

Глобальные изменения в правилах – слишком смело даже для Суперлиги. С пенальти, симуляциями и заменами есть сложности, но не такие острые, как с судейством. Устранять очевидную несправедливость необходимо как можно скорее. О некоторых пунктах, которые сделают работу рефери лучше, мы уже писали в этом новогоднем сериале о будущем: починка правила игры рукой, частичная отмена пенальти, офсайды, которые определяет нейросеть, открытые переговоры судей.  

Ниже – еще три дополнения специально для Суперлиги. 

Сейчас ВАР охватывает почти все важные игровые активности, но остаются ситуации, когда система должна вмешаться, хотя не имеет права. Например, предъявление второй желтой карточки. ВАР может только отменить удаление, если оно вынесено ошибочно, или выдать красную после просмотра эпизода. Но если игрок наиграл на еще одну желтую, а судья ничего ему не показал? А если этот эпизод случился на 37-й минуте финала? Про это ВАР ничего не говорит. 

В идеале действия ВАР надо расширить максимально – позволить видеоассистенту просматривать вообще все эпизоды. Правда, тогда на поле начнется бардак с постоянными остановками. На этот случай можно ввести ограничения: дать командам по две попытки просмотра повтора. Просить повтор может капитан: если он ошибся – попытка сгорает. Похожая схема действует в теннисе с системой Hawk-Eye – правда, там можно смотреть минимум три повтора (челленджа) за сет. 

Комментаторы много говорят про дух игры. Даже с введением ВАР арбитры часто не решаются удалить футболиста в начале матча, чтобы не сломать этот дух. Для таких случаев пора вводить оранжевые карточки. В разное время их предлагали Пьерлуиджи Коллина, Мишель Платини (в его трактовке была белая карточка), Марко Ван Бастен, кандидат на пост президента ФИФА в 2014-м Жером Шампань. Карточкой наказывают пограничное нарушение, которое грубее, чем на желтую, но по духу игры не тянет на красную. За него удаляют временно – например, на 15. 

Оранжевую карточку в финале ЧМ-2010 мог показать Найджелу Де Йонгу Говард Уэбб: на 28-й минуте голландец шипами влетел в грудь Хаби Алонсо, но арбитр показал только желтую. Фактически он ошибся, в чем потом сознался: «Уже в перерыве я понял, что Де Йонг, возможно, заслуживал красной карточки. Я чувствовал себя опустошенным. Я пропустил тянувший на удаление фол в финале чемпионата мира. Это был чертов кошмар». 

Не факт, что Уэбб удалил бы Де Йонга, даже если бы видел фол: груз ответственности слишком высок. Идеальная альтернатива – оранжевая карточка. 

Вряд ли все эти изменения стоит ждать в еврокубках и национальных чемпионатах, Суперлига – другое дело.

Сериал Sports.ru о спорте будущего:

2020-й ускорил глобальное изменение мира трансферов. Похоже, это сделает АПЛ безальтернативной суперлигой

НБА-2030: Леброн-владелец, трехочковых все меньше, первый контракт на $100 млн в год, 5 женщин-главных тренеров

Каким мы хотим видеть теннис в 2025-м: «Шлемы» у игроков из России, расцвет WTA, небыстрые корты и конец борьбы с 5 сетами 

«Формула-1» в 2025-м: пилот из России в «Феррари», шесть гигантов бьются за титул (а не один «Мерседес»), девушка за рулем

Фото: Gettyimages.ru/David Ramos, Miguel A. Lopes/Pool, Thananuwat Srirasant, Michael Regan; globallookpress.com/Xavier Bonilla/ZUMAPRESS.com, Norbert Gettschat via www.imago-/www.imago-images.de, imago sportfotodienst via www.im/www.imago-images.de

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья