Всему Головин
Блог

Удар Кариоки с паса Дзюбы лишил Питер радости от чемпионства – так забили мой любимый гол РПЛ

Эменике удалили по беспределу.

Переходный чемпионат-2011/12 – лучший сезон РПЛ на много лет вперед. Сказался формат: после 30 туров никто не вылетал и не попадал в еврокубки, потому что впереди было еще два мини-круга. Результат давил не слишком сильно – весной можно было все исправить.

В этих условиях «Динамо» Силкина заиграло как «Барселона», где Воронин вдруг превратился в Месси, а Сапета – в Бускетса. «Локо» Коусейру не боялся ставить в центр защиты Беляева и Бурлака и с Ибричичем в составе не проигрывал 12 матчей подряд. «Спартак» не убирал Карпина даже на последнем месте (после 5-го тура) и получал безумный полуфинал Кубка с ЦСКА (3:3), огненные 4:2 в Грозном (драка в перерыве, отыгрыш с 0:2 и погашенный на стадионе свет) и пять голов Эменике против «Локо» с разницей в месяц.  РПЛ не боялась выписать «Зениту» технарь за отсутствие доморощенного футболиста в заявке. 

«Анжи» – отдельный кайф: команда перестраивалась прямо по ходу сезона. В один момент на поле одновременно выходили Ибра Кебе, Роберто Карлос и Самюэль Это’О. 

Весной, правда, веселье закончилось: «Локо» слил все что мог, «Динамо» ушло в оборону, в «Анжи» позвали Хиддинка и прилизали ростер, а «Зенит» вынес конкурентов с разницей +13 очков. 

Интрига оставалась только в битве за второе место, которое отправляло в Лигу чемпионов. Участвовали «Спартак», ЦСКА и за счет старых запасов «Динамо». «За два тура до конца сложилась такая ситуация: нам надо было обыграть «Зенит», ждать потерю очков ЦСКА в двух турах и самим потом обыгрывать «Локомотив». Только так мы попадали в Лигу чемпионов», – вспоминает вместе со Sports.ru Артем Ребров, забывая, что выше находилось и «Динамо». 

С таким настроем 6 мая 2012-го «Спартак» приехал в Питер, который уже стал чемпионом. После игры «Зениту» вручали кубок, но Спаллетти светился от счастья еще до: пригласил на пресс-конференцию всех врачей и массажистов, забрал блокнот у журналиста «СЭ» и по-русски написал в нем «Зенит – чемпион». Радость без унижения «Спартака» была бы неполной – Лучано признал это, выпустив на Москву основной состав, в отличие от 42-го тура, где против «Рубина» вышел полуторный. «Думали, сейчас мяско поджарят», – комментирует Ребров. 

«Зенит» в тот год я ненавидел уже сильнее ЦСКА. В команду еще не пришли Халк и Витцель, до Сутормина и двух братских клубов оставались два президентских срока, но ЦСКА в хейт-списке давно вышиб Питер. 

Злоба копилась от бомбежки Погребняка, выноса Домингеса, Тимощука за 20 мультов, питерской особенности, Орлова, который оккупировал комментаторскую, обратного трансфера Быстрова после звонка из АП. Да даже формы, которая, по мнению Геннадия, была лазурной, а не сине-бело-голубой. ЦСКА веселого Лео Слуцкого после такого – вообще не раздражитель. 

Принципиальности добавлял Карпин: за два дня до игры «Совспорт» написал о его отставке и замене на Эмери. Уход мужика с бляхой D&G, который одной харизмой делал болевой прием всей Чечне («В перерыве матча с «Тереком» захожу в раздевалку, а там стенка на стенку драка. Сказал им пару слов по-русски и по-испански, вышли на поле и забили четыре»), был для меня ударом даже в 17. Я не видел нормального «Спартака» Романцева и считал, что возродить его предписано именно Валере. 

Валера уходил. Тогда еще не знали, что об этом он решил в марте, когда «Спартак» сгорел ЦСКА. «Решение принял после разговора с футболистами, когда они сказали, что не настроились. Я понял, что это нонсенс – настраивать игроков на матч с ЦСКА в первой восьмерке», – пояснял тренер в конце сезона.

«Нам Георгич сказал, что останется только генеральным, а тренер придет другой, тура за четыре до конца. Мы хотели, чтобы он остался, но вариантов не было, уже договорились с Эмери», – продолжает Ребров. «Команда не хотела, чтобы он уходил. У него со всеми были хорошие отношения», – соглашается Сергей Брызгалов. 

Ни игроков, ни меня не смущало, что Карпин должен был уйти еще осенью, потому что обещал подать в отставку, если по итогам 30 туров команда не войдет в топ-3. Она не вошла (разрыв – 2 очка), но Валера дал себе еще один шанс. А я топил за него, потому что ненависть к сопернику и обожание гения сошлись в одной точке. 

В первой тайме «Спартак» традиционно пропустил от Кержакова и выглядел так себе. Все традиционно изменилось после разноса в перерыве (Карпин: «Разговор в раздевалке расставил все точки. Его содержание? О нем умолчу, а то у комитета по этике появится еще один повод собраться»): Билялетдинов сравнял. Но главные события пришлись на последние 10 минут. 

82 минута: Семак забивает с пенальти, 2:1.

«Помню, после этого у меня случилась стычка с Кержаком, – комментирует Ребров. – Оказалось, Сэм забил сотый гол, а я не понял: взял мяч из сетки, чтобы скорее начать. Кержак в этот момент брал мяч для Сэма. Сцепились, но я потом Богданычу позвонил, извинился. Человек уважаемый».

84: Эменике сравнивает снова, 2:2. 

85: Эменике удаляют за празднование: нигериец несколько раз похлопал себя по руке, пока бежал в сторону фанатской трибуны «Зенита». Судья Казьменко посчитал, что форвард как бы кладет на них что-то большое, хотя жест означал другое. 

«Он потом объяснял, что это жест о том, что в нем течет кровь африканская или связанная с семьей. Но судья не разобрался. Хотя после матча даже нарезку сделали, что не только он показывал этот жест. Да и тогда никто не понял, за что удалили», – вспоминает Дмитрий Комбаров. 

По словам Реброва, чувствовалось: после удаления Питер побежал забивать. «Спартак» взбесился жестче. Один факт, который объясняет все: 89 минута, Динияр Билялетдинов (в зеленом круге) и Сергей Брызгалов (черный круг) прессингуют Губочана и Денисова на чужой половине поля. 

Комбаров, видя это, за три секунды покрывает 20 метров и крадет мяч из-под ноги Анюкова. 

«Помню, Денисов отдавал пас, я перехватил его, с этого пошла атака», – говорит Дмитрий, который в 2012-м мгновенно отдал на Билялетдинова, разогнался по флангу еще сильнее, принял обратный пас уже у угла штрафной и в касание отдал в центр на Дзюбу.  

Дальше произошло вообще удивительное. Дзюба логично не стал обыгрывать защитника (его накрывали двое) и откатил правее, возможно, не зная, есть ли кто-то за спиной. В типичном матче «Спартака» за спиной никого бы не оказалось. Но тогда там набегал Кариока. Человек, который до этого забил ноль в 69 матчах за клуб и в 159 матчах за всю карьеру. Человек, который не переступал центр поля. «Он у чужих ворот никогда не появлялся. Мы сами не поняли, как он там оказался», – до сих пор удивляется Ребров. 

Даже на повторе заметно: Рафаэль (красный круг) перешел центр поля в последний момент – когда Комбаров уже перехватил мяч, отпасовал Билялетдинову, а тот сделал касание, которым отдал обратно. То есть от момента перешагивания Кариокой через центральную линию до его удара по мячу в штрафной прошло пять секунд. 5 секунд и 40 метров – недалеко от мирового рекорда, на 50-метровке он – 5,56. 

«У Кариоки такая позиция, что он всегда находился далеко от ворот. Но и там, и потом с «Бенфикой» он выбегал с места опорника и пробегал все поле. Он вываливался в пустую зону из глубины. Может, этого как раз ему и не хватало, надо, чтобы он чаще так делал», – говорит Билялетдинов. По мнению Комбарова, проблема бразильца была в лени: «Он хорошо держал мяч, но не всегда дорабатывал момент. Мог трусцой пробежать там, где надо ускориться».

Спустя восемь лет игроки вспоминают, что не праздновали ту победу громко: непонятно как сыграл бы ЦСКА, а в последнем туре требовалось обыграть «Локомотив». Об этом же говорил на пресс-конференции через полтора часа после матча Карпин (все время до этого он спорил с судьями из-за Эменике и отказался подписать протокол). Я в тот момент жадно обновлял ленту новостей, ожидая прочитать эмоции Питера. 

«Безусловно, – ответил Спаллетти, когда его спросили, праздновала бы «Рома» скудетто, проиграй она «Лацио». – Я сегодня вечером тоже буду праздновать. Матч – всего лишь эпизод». Тут прилетела еще одна цитата. «Впечатления не двойственные, а просто ужасные, – взвизгнул я от слов Кержакова. – Мы проиграли матч, который должны были выигрывать». 

Когда Саша сказал, что настроение на награждении было уже не то и «как можно после поражения прыгать и хохотать?!», я кайфовал сильнее, чем от чемпионства через пять лет. 

Пылающий от несправедливости Питер – что в русском футболе бывает прекраснее? «Очень рады, что немного подпортили «Зениту» праздник по случаю чемпионства», – подтверждал Артем Дзюба.

Через неделю «Спартак» прихлопнул еще «Локомотив», выйдя на матч в футболках с изображением того самого жеста Эменике. Карпин вообще провел в ней всю игру. «Идея, наверное, Ромы Асхабадзе с Георгичем», – припоминает Ребров. ЦСКА в те же минуты проиграл «Рубину» и на троне внес «Спартак» в Лигу чемпионов. 

Европа начиналась не скоро и там командой рулил новый тренер. В мае 2012-го внутри все кричало о другом: Валера опрокинул Питер. Через восемь лет (за это время «Спартак» больше там не выигрывал) очевидно: такое не забывается. 

Любимый гол Чернявского: навес тюнингованного Калиниченко и серебряный удар Титова мимо Овчинникова

Любимый гол Кораблева: рывок с центра, глум над защитниками и парашют, Аршавин не праздновал – из-за продажи Быстрова в «Спартак»

Фото: Gettyimages.ru/Mike Kireev/Epsilon

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья