android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
    Artboard Copy Created with Sketch.

    Календарь Олимпиады

    Медальный зачет

    baltika
    Блог Удар головой

    «Мутко – преступник, он продал страну». Первая русская звезда UFC

    Олег Тактаров и главное интервью недели. 

    Тактаров – мастер спорта по самбо и бывший инструктор по боевым искусствам. В 90-е он уехал из России в США, где поступил в театральную академию в Голливуде и под псевдонимом «Русский медведь» начал карьеру в UFC, правила которой сильно отличались от того, что есть сейчас. На первых соревнованиях разрешались почти любые удары и приемы, а схватка продолжалась более 30 минут или без ограничения по времени.

    В 1995 году Олег выиграл чемпионский титул на турнире UFC 6 и в истории организации до сих пор остается единственным победителем из России. В 2003-м по опросу болельщиков Тактаров вошел в топ-10 самых популярных бойцов промоушена. В 1997-м в США вышли первые фильмы с участием бойца. Сейчас на его счету более 20 картин в Голливуде.

    – Сегодня вы снимались в кино. Что за проект?

    – Рекламный подсъем для «Острова обреченных» на «НТВ». Будет обалденнейший сериал – триллер, драма, детектив. «Шерлок» отдыхает. До этого были пробы для новой версии «Конька-Горбунка».

    – Почему вы в Москве, а не в Голливуде?

    – Там скучно. Весело первые лет 10, потом эйфория проходит. Год назад снимался два месяца в Атланте – чуть не повесился. В глазах у людей нет жизни. Смотришь на детей – полная деградация. В Калифорнии сейчас разрешили легально курить траву – это только ускоряет процесс. Тепличные условия расслабляют.

    – Траву используют даже в медицинских целях.

    – Придумать можно что угодно. Если трава чистая и без химии, может, она и ничего. Но обычно, когда человек курит, ему ничего неинтересно. Вижу это по друзьям. В арабском есть слово, которое переводится как иссушенный мозг. Вот у них так.

    – В чем это проявляется?

    – В интересе к жизни, в том, как человек общается. Нормальный ребенок – энергичный, ходит на занятия. А там: «Эээ, мааааа, я пошлааааа». Замедленная речь. Все эти слова: «Мне скучно». Как еще объяснить отличие человека от обезьяны? Я не сравниваю, просто у одних глаза блестят, энергия бьет, а там у детей ничего такого нет.

    – Через 30 лет Америка вымрет?

    – Это маленький срок. Плюс у них постоянная подпитка из других регионов. Думаю, те, кто должны скуриться – скурятся. Какое-то поколение пострадает. Потом люди сделают выводы, одумаются. Но если бы это все продавалось нелегально, пострадал бы 1%, а сейчас пострадают 15-20%.

    – Главное отличие съемок там и здесь?

    – Никакой. А если бюджеты одинаково большие, еще неизвестно, где лучше. Вот раньше замечал разницу. У нас курили как сумасшедшие. Человек сидел на гриме перед беременной девушкой и дымил. В Америке таких свиней не было. Еще в России на площадку приходили в жопу пьяные.

    – Актеры?

    – Да. Причем не то что пьяные, а с белой горячкой. Просто не понимали, где находятся. Произносили одно слово и падали. И так делали не люди второго плана, а звезды. 70% из них бухали на площадке, срывали кучу смен. Через пару проектов продюсеры старались уже не брать их на роль, но народ любил. Поэтому «НТВ» или «Первый канал» говорили: «Этого надо снять обязательно».

    – Фамилии алкашей?

    – Не скажу. Я не стукач и не доносчик. Да и сейчас такого нет. Как начался кризис – все актеры подготовленные, роль знают, трезвые. Никто лишний раз не курит. С Голливудом никакой разницы.

    – А в зарплате?

    – При долларе за 26-30 в России выходило даже больше. Тогда люди, которые не актеры, просили по 30-40 тысяч рублей за смену. Сейчас подравнялось.

    – Ваш самый большой гонорар?

    – Где-то под 200 тысяч долларов.

    ***

    – Самые необычные обстоятельства, при которых получили роль?

    – Год назад. Ехал в поезде из Москвы в родной Саров. Перед сном проверил телефон, звонок от давнего приятеля Кристиана Гьюдгэста: «Олег, не хочешь сняться у меня в «Охоте на воров»? Небольшая роль, но в конце получается, что ты главный. Тот человек, который все провернул» – «Почему нет?» Тем более в год надо зарабатывать определенную сумму, чтобы детям дали медицинскую страховку – около 30 тысяч долларов.

    Вышел на станции Вековка. Спал на окне. Вокруг бродили какие-то цыгане, торговцы поддельным хрусталем. Рядом лежали бомжи. Через четыре часа дождался обратного поезда. Еще через несколько летел первым классом в Атланту. Недавно ездил на премьеру. Выхожу из зала – ко мне бегут 200 человек, как будто я главный герой.

    – С чего такая популярность?

    – Я для них легенда. Все помнят, что был чемпионом, играл достойные роли. Я ведь единственный русский, который сыграл героического русского. Причем в блокбастере – в «Хищниках». Американцам неловко предложить мне плохое. Хотя от Спилберга отказался и попросил утвердить в «Индиану Джонса» Игоря Жижикина. Такое у Стивена произошло впервые.

    – Зачем вы так?

    – Роль оказалась карикатурной – просто неприятно за нее браться. В тот момент снимался в фильме «Путь». Он получился слабым, но я сыграл качественно. Полковника, который готовил ребят для ответственной миссии. В процессе съемок постоянно находился рядом с продюсером, который воевал в Афганистане. На площадку приезжали герои Советского Союза. На этом фоне еду в Штаты, и предлагают этого русского.

    – Плохого?

    – Военного, победителя Второй мировой, которого бьет по морде Харрисон Форд, а потом сжирают муравьи. Показалось это оскорбительным. Евреям только скажи – Холокост. Сожрут с говном. Хотя сами финансировали Гитлера, а в лагерях половина надзирателей были евреями. А над русским военным, значит, можно издеваться?

    – Часто еще предлагали такие роли?

    – Нет. Как вы это представляете? Если я вас не уважаю, могу сказать все, что хочешь. Если вижу, что урод, предложу: «Встань раком здесь, закукарекай». А когда человека уважают, видят его качественную работу, нужно быть совсем дегенератом, чтобы такое предложить.

    – Но русского сепаратиста, который убивает украинцев, как-то предложили.

    – Это агент прислал. Сказал, что возьмут без утверждения. Многие сыграли бы роль с большим удовольствием. Я отказался, потому что и без нее все прекрасно.

    – То есть не по политическим причинам?

    – Нет. Просто не хотел сниматься в плохом сценарии и играть карикатурную роль, которая ничего не дает. Вот ты поедешь у бомжа брать интервью? А мне зачем играть все это говно? Сегодня я снимаюсь в кино не из-за денег. У Спилберга давали 1,4 миллиона долларов гонорара. После налогов получилось бы чуть меньше миллиона. Я столько в год не зарабатываю. Но это не главное. Мне важен кайф от процесса и материал. Или если вижу, что это прогресс. В том проекте все плохо. Он похож на фильм «В тылу врага», от которого я тоже отказался. Вместо меня Машков сыграл. Помнишь, где два летчика? Причем главный из них гей.  

    – По фильму?

    – Как человек. Родился таким. Пидор. Ну, может, не пидор, потому что не каждый гей – пидор. Просто гей (Оуэн Уилсон, у него двое детей – один от подруги, другой от личного тренера. – Sports.ru). У него все манеры гейские.

    – Вы против геев?

    – Нет, даже нравится это. У мужчин меньше конкуренции, больше шансов. Просто смешно, что такой человек, который нигде не служил, играет отважного летчика. Там же видно, что он каждую секунду любит себя и волнуется только из-за внешнего вида – мейкап, как волосы лежат. Не похоже, что человек страдает. А вот Машков сыграл потрясающе. Тогда у Володи еще была эйфория по поводу Голливуда. Сейчас ее нет. Ублажил ее и играет в российских фильмах. Один за другим выходят шедевры.

    – Общаетесь?

    – В последнее время. Познакомились еще когда он приехал на пробы «15 минут славы». Его не утвердили на роль, которую потом сыграл Карел Роден. Володя сильно расстроился, а я дружил с режиссером. Попросил для Машкова другую роль – тот согласился. В Америке подружился и с Бодровым. Играл его охранника в фильме отца «Сделаем это по-быстрому».

    – О чем говорили?

    – Спорили о России, патриотизме. Нравилось, что если Сергей с чем-то не соглашался, все равно пытался понять. И он даже принял мою точку зрения, что, находясь в России, бесполезно быть патриотом. Ты просто идешь в общей массе. Это не делает тебя героем.

    Сказал Бодрову, что можно называть себя как угодно, но мой КПД выше, чем у всех вместе взятых людей из его окружения. Вы не в курсе, но лет пять назад в Америке было модно считаться частично русским – после моих побед и роли с Де Ниро. Люди офигевали – только стал чемпионом UFC, уже в кино. Искали в себе русские корни. Другой пример – в школе «Самбо-70» занимались дзюдо в кимоно. Я выиграл UFC и поднял вывеску Самбо. На следующий день все ученики школы пришли в самбистских куртках.

    И от кого пользы больше? Того, кто живет за границей? Или кто в России на Красной Пресне выкрикивает патриотические лозунги? Сейчас многие спорят про Петра Первого, Путина. Но все, что они сделали прогрессивного, – поехали куда-то, чему-то там научились, привезли это и воплотили здесь.

    ***

    – В Майами вы как-то играли в футбол с Игнашевичем.

    – Помню такое. Отдал его в команду к израильским любителям, и Сергей нас просто разрывал. Было страшно – человек в защите отнимал мяч, давал передачу в ноги через все поле израильтянину, успевал подбежать к нему, забрать мяч, обвести пару человек и выложить пас обратно так, что от ноги тот залетал в ворота. Мы проиграли 2:6. Не знаю, какие там игроки в «Барселоне», но для меня Игнашевич – космос. Только после игры я получил травму.

    – Серьезную?

    – Коленка выскочила. Американские доктора сразу захотели резать. Отложил и потом долго хромал. Через шесть месяцев после игры нес факел Олимпиады-2014 и передвигался пешком. Не мог пробежать сто метров. Но потом встретил в Болгарии одного мага. Он руками вставил колено на место. Оказалось, раньше работал в «Барселоне», а потом выгнали оттуда. Слишком хороший врач.

    – Как его фамилия?

    –  Не запомнил. Отложилось только, что полтора часа ехали к нему от Константина и Елены (курорт в Болгарии – Sports.ru) по жилым районам. Приехали в панельный пятиэтажный дом. Странное ощущение –  думал, что там где-нибудь кокнут. Поднялись на второй этаж – однокомнатная квартира, он жил с матерью. Такой не от мира сего – глаза косят вверх. Но его знает вся Болгария. Мне он починил колено, а людям лечил сложные вещи. Те, за которые уже никто не брался. И самое интересное, что деньги не брал. Мне только сказали дать ему 20 лев (13 долларов – Sports.ru). Оставил 30 на подоконнике.

    В Америке один специалист подсчитал – 18 тысяч долларов стоит одна процедура наркоза. И еще пять тысяч за операцию. Болгарин сделал все одним движением.

    – У вас есть друзья в Голливуде?

    – Есть люди, которые могут прийти в гости. Если бы Де Ниро нечего было делать, он бы пришел. Мы как-то параллельно снимались в двух фильмах – «Роллерболе» и «Межвежатнике». Я заканчивал раньше, приезжал к нему на площадку, час ждал, и потом мы куда-то ходили. Он приезжал ко мне на свадьбу – полно фоток в интернете.

    – Неожиданные встречи помните?

    – С Мохаммедом Али. Он спускался по лестнице в гостинице, где я жил. Я сидел с одноразовым фотоаппаратом на 10 снимков. Али сам подошел, предложил сфоткаться. Рожки подставил. Потом его увидела вся команда фильма «Сокровище нации» – делали снимки на мою камеру. В итоге у них получилось нормально, а мой кадр в молоко – весь белый.  

    – Вы как-то сказали, что отношения Джоли и Питта – фэйк.

    – Ну вы же убедились. Я никогда не врал. А то всегда находится 99% кричащих уродов, которые говорят, что эти слова ложь. Проходит год и выясняется, что я прав. Случай с Питтом и Джоли не уникальный. Так делается. Посмотрите, у нас все геи с моделями. Потом разбегаются.

    – То есть Питт гей?

    – Причем здесь это. Я просто говорю, что это договорной брак. И это нормально. Про Питта никто бы не писал. Про Джоли тоже. Когда они вместе, все пишут.

    – И сейчас пишут.  

    – Я ничего не читал. Раньше писали все – даже про то, что она на завтрак ела. Сейчас пишут только про анорексию. А раньше каждый день. Сойдутся – опять будут.

    – Про вас тоже много писали – что устраивали дебош в баре Сарова.

    – Это подстава, монтаж. Тот бар потом отправил мне официальное письмо, что их заставил один из глав города. Позвонил: «Скоро придет Тактаров отмечать день рождения. Надо его разозлить, подмонтировать и сделать из этого шум».

    – Для чего?

    – Чтобы подставить другого чиновника, с которым я как бы дружил. Хотя на самом деле просто общался по делам спорта. В итоге шум поднялся, но про того чиновника стало никому неинтересно. Все говорили только про меня и этот бар. Про смонтированные тела в белых рубашках.

    – То есть стулом в барную стойку вы не кидали?  

    – Да это монтируется элементарно. Сняли человека, похожего на меня. Или вообще меня – наверняка около этой стойки я стоял. Потом подмонтировали, как кто-то кинул стул. Получилось, как будто я кидаю.

    В другое заведение пришел выпить кофе с товарищем. Сижу за барной стойкой – девушка танцует, как в последний раз. Спрашиваю: «Кто это?» – «Родила второго ребенка, муж впервые выпустил. Никуда не выходила три года». Вдруг она падает – стало плохо. Подскакивает 20-летняя верзила, начинает снимать ее лежащую на айфон. Я подошел, попросил этого не делать. У него айфон как-то выпал из рук, разбился. Сам он под стол закатился. Полицейские приехали минут через пять. Все поняли.

    ***

    – Ваша цитата: «Меня тяготит жизнь в США. Северная Америка не создана для белого человека». Это как?  

    – Вот сыну прекрасно в Америке. Но у него индейская кровь (вторая жена Тактарова американка с индейской кровью – Sports.ru). Замечает вещи, которые я не вижу, – другой взгляд. Белому человеку Штаты счастье не приносят. Посмотрите на Вайнштейна – гений. Я тут летел в самолете, смотрел фильм «Ветреная река». Бюджет – ноль, актеров топовых нет, но оторваться невозможно. Думал: «Кто же такое сделал?» Смотрю – Вайнштейн. Но всех гениев жизнь в Америке сжирает. У них случается или развод, который разоряет. Или такая фигня, как с Харви.

    – Его подставили?

    – Брат. Боб (Вайнштейн – Sports.ru) боялся за компанию. И решил избавиться от родственника, который действительно вытворял чудеса.

    – По согласию?

    – Конечно. В Америке попробуй что-нибудь не по согласию. Да и взгляни на этих старинных баб – они уже не знали, как пропиариться. Или я – почему, думаешь, уехал из Америки? Хотели сорвать деньги.

    – Из-за чего?

    – Из-за друга, женщины. Мы обсуждали Чехова, Достоевского, слушали Цоя, еще она любила курить и смешать это с алкоголем. В один момент что-то разнесло, крыша поехала. Я сказанул правду, что она деградирует: «На кого ты похожа? На свинью». После этого она стала встречаться с американским адвокатом. У него куча денег – работал на пересечении 42-й улицы и Парк Авеню. А счастья и секса нет – она ему не давала, не любила. Раньше рыцари завоевывали сердце в сражении. А этот предложил засудить меня. Та согласилась. Просили 10 миллионов долларов.

    – Как бы за изнасилование?

    – За то, что обидел. Сказала, что после этого начались психологические проблемы. Я думал, что дело – вилами по воде. Считал, что этот суд выиграю сразу. Все оказалось сложнее. Как объяснили, в жюри присяжных идут только одни придурки – домохозяйки или безработные геи. Они сразу против мужика. И самое главное в любом суде – набрать нормальных присяжных, потому что их просто нет. Те мужики, у которых есть мозги и женщины, которые не ненавидят мужчин, идут за большие деньги на нормальные процессы.

    – Кто судил вас?

    – Восемь лесбиянок. «Мужик, русский? Виновен». Одна русская только была не лесбиянка. В конце все поняла, не осталась на суд. Сказала: «Он не виноват, вы, бабы, дуры». И хлопнула дверью. А те просто решили послать месседж остальным, чтобы не разговаривали так с девушками. Хотя сумма сразу упала до 160 тысяч. Потом я сказал, что у меня ничего нет. Те прибежали: «Оплатите хотя бы расходы» – «Сколько?» – «30 тысяч» – «Все равно до хера». Согласились на копейки.

    – Выплатили?

    – Помог бой с Джоном Маршем. Я бы никогда в жизни его не взял. Но про себя решил, что если предложат в 10 раз больше, чем должен, – соглашусь. И организаторы дали нужную сумму. Потом еще победил Марка Керра. В итоге за два последних боя получил в 30 раз больше, чем за все предыдущие.

    – Больше миллиона долларов?

    – Меньше, но тоже нормально.

    – После того случая раздражает Америка?

    – Просто стало противно. Для меня это был крах всего. С тех пор приезжаю туда и вижу эти несчастные лица. Вот в России мы играем в футбол и улыбаемся. Потом вместе идем пить пиво. Не оскорбляем друг друга. А в Лос-Анджелесе играем: «Х#й, на##й невтерпеж, пидорас, гандон, ху##ос». Такие вещи, за которые убивают. Только у них это нормально. Как и подраться, кусаться. Людям по 60 лет, представляешь?

    Зато в Америке я дышал полной грудью, все уважали. А у нас завидуют. Куда-то зайдешь – подставят. Заявления пишут как сумасшедшие. Не успеешь на человека посмотреть – уже готово. В Штатах только раз за все время – и то русская подруга. У нас постоянно. Только в последние полтора года не писали.

    – Даже Федор Емельяненко?

    – Он писал на Федерацию (организацию, которую возглавляет Тактаров – Sports.ru). Да и не факт, что он. Может, сам не знает. Просто подписей наставил на разных листках.

    – Вы говорили, что помогали Федору в Америке. Когда?

    – За две-три недели до его поражения от Антониу Силвы (12 февраля 2011 года – Sports.ru). Поехал к руководству UFC и просил за него, не имея с ним контракта. К этим людям никто попасть не может. И просить их можно только раз в жизни. Я выбрал помощь Федору. Такой тупизм, конечно. Но у меня постоянно такое. Был случай, когда ответил олигархам. Мой друг работал у них в охране, жил в Штатах. И они такие: «Вот, Саня твой уже американец. Уже не наш». Говорю: «А наш – это когда ты жопу поднял, только если два лимона упало?» Их это оскорбило. А подлизал бы – до конца жизни в шоколаде был бы.

    – Чем закончился разговор с людьми из UFC?

    – Сказали, что если Федор действительно хочет у них выступать, они готовы встретиться. И дословно: «Те деньги, которые бы мы ему платили, в 40 раз больше, чем то, что он к этому моменту заработал».

    – Такая цена за один бой?

    – Не уточнял. Но после всего у них пена шла. Они плевались от того, как к ним отнеслись. На переговорах какой-то наркоман вышел: «Вы че, помидоры продаете?» После этого никакой дружбы быть уже не могло.

    – Наркоман – это Сергей Матвиенко (сын бывшего губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко, бывший бизнес-партнер менеджера Емельяненко Вадима Финкельштейна – Sports.ru)?

    – Не знаю фамилии. Не приписывайте мне того, что я не слышал. Просто они сказали, что на переговорах со стороны Емельяненко вышел какой-то парень и сказал: «Do you sell tomatoes here?»

    – Изначально переговорить с UFC вас просил сам Федор?

    – Нет. И не скажу кто.

    ***

    – Не пытались сесть с Федором и поговорить (Емельяненко и Тактаров возглавляют две похожие организации – Союз и Федерацию ММА России. Федерация Тактарова возникла на четыре месяца раньше, но, в отличие от Союза, не была зарегистрирована в Минспорта. Из-за этого Емельяненко считает свой Союз единственным законным органом управления ММА в стране и выступает против соревнований, которые проводит Федерация – Sports.ru)?

    – Один раз. Увидел, что это не мой человек и всем рулит Вадим Финкельштейн. Сейчас уже не он – другие ребята молодые. Федор нормальный деревенский мужик. Выступить, заработать и ездить в Старом Осколе на X5 – это для него. Ему Америка не нужна. Он же сектант. Не православный. Православие – это терпимость. А здесь сектантство. У нас полно таких. Называют себя как угодно, а ведут по-сектантски.

    – Что имеете в виду?

    – Вот у меня все четко. За что Льва Толстого отлучили от церкви – это мое (Толстой был противником церкви, отрицал догматы христианства, считая их ложью, а все учение искаженной верой. Писатель считал, что жить надо в соответствии с собственными представлениями о вере – Sports.ru). Когда ты каждый момент знаешь, что за тобой следит не седовласый дед, а смотрит мироздание, вселенная. Поэтому ты не бросишь окурок на пол, не сделаешь подлость. А убить и пойти отмаливать грехи – что за бред? Все какое-то сфабрикованное.

    – То есть Федор ведет неправедную жизнь?

    – Да мне пофиг, я ему не судья. Даже запретил заместителям называть его имя. Когда-нибудь извинится, поблагодарит. Сейчас его просто не существует.

    – Зачем вы продолжаете борьбу Федерации с его Союзом?

    – Я ни с кем не борюсь. Это журналисты устраивают. Просто со стороны Союза пришло заявление, мы ответили. Делить-то нам нечего. Просто бог дал мне понимание, как работать с детьми, подвести человека к чемпионству, сделать так, чтобы он не стал преступником. Я этот крест тяну.

    – Считается, что между вами борьба за влияние и деньги.

    – Нет этого. Федору нужно к Фрэнку Миру готовиться, а мне немного осталось сниматься в определенных ролях. Сейчас надо как-то капитализировать то, что есть. А с Федерацией все прекрасно. Скоро ее зарегистрирует в Минспорта.

    – Почему только сейчас?

    – Моя Федерация входит в IMMAF (международная Федерация. Союз Емельяненко входит в другую международную организацию – WMMAA), как и еще сотни стран. Я прислушивался к их мнению. Они советовали не регистрироваться в преступной организации – Минспорта при Мутко. Он ведь продажный преступник, который продал страну. Очень непопулярен на западе. Сейчас ушел – спокойно зарегистрируюсь. Документы уже готовы, о дате договорился. А ко мне все лезут с вопросами.

    – Что значит продал страну?

    – А как называется ситуация, когда страна посылает людей на Олимпиаду с белым флагом? Понятно, что ему дали команду выиграть в Сочи. Он и выиграл всеми способами. Но я против такого. Я стероиды никогда не употреблял.

    – Официальная позиция России, что допинга не было.

    – Ой, ладно. Верьте, во что хотите. Я знаю, что у нас это было, есть и будет. Я ходил на «НТВ» после Ванкувера. Туда позвали всех великих специалистов – Куснировича, актрис, журналистов. Посадили в центр зала. Меня с краю. И спросили: «А вы что думаете?»

    – Что?

    – Две причины, которые сильно ударили по результатам. Во-первых, всех привезли в Канаду за два дня до начала соревнований. Хотя нужно минимум семь дней адаптации. Лучше – две недели. Но денег выделили только на определенное число рейсов, и спортсмены полетели вместе с чиновниками. Полные самолеты летели с чиновниками и их женами, любовницами. С эшелонами мразей. Атлеты просто вешались от них пьяных.

    – Откуда информация?

    – Был в компании более 20 наших олимпийцев. Не скажу фамилии, чтобы людей не подставлять. Но они все в один голос говорили, что это такое свинство: «Нам выступать через два дня. Мы летим на самолете. Только засыпаешь – подходит пьяный чиновник, у которого любовница сидит с сигаретой в зубах: «Ну че, пацаны, выиграем Олимпиаду?»

    – Вторая причина провала?

    – Химия в России просто в жопе. Все эти астматики – ерунда. Это как мельдоний вонючий, который ни на что не влияет. На самом деле за границей фармакология так далеко шагнула, что нам уже не догнать. Ее не могут обнаружить и юридически правильно оформляют.

    Когда все это говорил, на меня смотрели, как на врага народа. Но ни в чем не ошибся. Я просто это знаю, потому что профессионал. И не обманываю. Или молчу, или рассказываю, как есть.

    – Если весь мир употребляет, при чем тут Мутко?

    – В Сочи все топорно сделал. Никто ведь не против стероидов. Максимум наказали бы конкретных спортсменов. Но тут признали, что существовала целая государственная программа. Потому что употребляли так, что мама не горюй. Вернули в спорт возрастных ребят, которые уже закончили. Сделали в стене дырку – подменивали мочу.

    Но Путина я понимаю – у него есть человек, который выполнит любой приказ. Другое дело, что сделает тупо, позорит всю страну. Зато преданный человек, доводит дело до конца. Я бы тоже его в обиду не дал. Но и не поставил бы больше никуда.

    – В Пхенчхан нам надо ехать?

    – Конечно. Пройдет год – в памяти у всех останутся люди из России. А белый флаг еще больше поднимет престиж страны и атлетов, которые скрепя зубами в непонятных одеждах завоевали медали для родины. Через пять-десять лет, если все будет нормально, награды все равно присудят России. Юристы грамотно поработают – найдут злоупотребления со стороны МОК.

    А если сейчас не выступить, медалей не будет. Будет позор. Россию зачморили, а она еще больше себя зачморила и никуда не поехала. Такие обидчивые чмошники, которых зашугали. Пох#ю должно быть – поехал, выиграл. История все расставит по местам. Просто в стране полно предателей и псевдопатриотов, которых надо на баржу и в Белом море утопить. Они кричат, что нельзя ехать, стыдно. Это люди, которые в 37-м писали доносы. Та же самая порода.

    – У нас вся Дума такая.

    – Ничего страшного. Да и не вся она. Только негодяев надо. Посмотришь их биографию  – никогда не были выдающимися спортсменами. Все пришли за счет грязных денег, подставных игр, власти. История забудет этих людей. Нормальный человек не будет слушать их визги. Если ты не поедешь, это станет преступлением перед страной. Я знаю американцев, которые будут больше всех говорить, что русские молодцы. Что приехали и выиграли.

    – Люди говорят, что белым флагом нас унизили, а мы еще больше унижаемся.

    – На обиженных воду возят. Если обиделся – еще больше опозоришься. Те, кто сейчас говорит, что-то в жизни сделали? Я не видел еще ни одного состоявшегося человека из этих людей. Они все лузеры, у которых в жизни нет друзей.

    – Это говорит и сын Жириновского.

    – А кто такой Жириновский? Кто он, б##ть, такой? Он что-то в жизни сделал, кроме того, что пи##ел?

    – Воевода говорил.

    – Он старый и депутат. Сам-то, что ли, поедет? Ему, наверное, сказали, что станешь депутатом – будешь так говорить. Воевода в Сочи-то ехать не хотел, еле затащили. На эту Олимпиаду тем более. Пускай занимается своими делами.

    ***

    – Вы регистрируете Федерацию в Минспорта. Значит, там что-то изменилось?

    – Не говорю так, но наверняка стало лучше. Сейчас меня никто не отговаривает от похода в Минспорта. Политически мой имидж не пострадает.

    – После регистрации ваша Федерация будет иметь тот же статус, что и Союз Емельяненко?

    – Она всегда выше. Союзов и ассоциацией может быть миллион. А Федерация одна. У нас же нет Союза лыжников или баскетболистов.

    – Союз биатлонистов, футбольный Союз.

    – Это какие-то частности. Видимо, была Федерация, пришел человек с деньгами, создал Союз и сказал: «Я вам больше дам». По идее, юридически правильнее Федерация. И она уже входит в международную Федерацию.

    – Но теперь Емельяненко не сможет говорить, что он главнее?

    – Мне по барабану. Ему надо думать, как с Миром сейчас выступить. Сколько можно проигрывать. Уже стыдно.

    – Будет честный бой или как с Мальдонадо?

    – С Мальдонадо судьи из Союза оказались клоунами. Взяли и подставили Федю. Вырастил дебилов без мозгов и элементарного понимания, как ведется промоутерская деятельность – кто должен выиграть, как, когда можно. Надо было давать ничью и все. Сейчас бы вы меня не спрашивали об этом. Случился бы второй бой. И Федя, может, даже выиграл бы. Причем четко. В итоге нет второго боя, а репутация Феди загажена своими же. Мироздание так работает. Сначала ты своим Союзом всех е##шь, потом тебя Союз е##т. Это жизнь. Главное в ней – баланс.

    – Вы говорили, что Александр Емельяненко порядочный человек.

    – Не совсем. Когда он бухнет, ничего порядочного нет. Но как человек, как мужик, он мне импонирует больше брата. Просто эта алкашка… В такие моменты он себя не контролирует.

    – «Емельяненко такой парень, который ляпнет и в кусты, а потом все за него отдуваются». Это вы про Федора после детских боев в Чечне. Что он сделал не так?

    – Я бы на его месте позвонил и сказал: «Олег, спасибо, что ты за меня заступился». Потому что после этого началось массовое заступничество. Но мне никто не позвонил. Чтобы так делать, надо быть человеком с большой буквы. А это редкое явление.

    – Не страшно оказалось заступаться?

    – А должно? Это же мое мнение. Есть вопросы – приезжайте домой, нальем чая, предъявите мне варианты. Что я сделал не так? Парень из моего вида спорта, славянин, его поливают грязью. Он сказал хорошие вещи – нельзя было этим детям выступать. Это специально для Кадырова устроенное шоу. Подобрали детей заведомо слабее, устроили побоище. Заплатили родителям. Или не заплатили. Родители еще те чмошники. Нельзя так делать. Это плохо. Отвратительно.

    Хотите, чтобы дети выглядели бойцами, пускай под фамилией Иванов выступят на турнире. Посмотрим, кто кого там отп###ит. Так воспитываются мужчины. А то, как сделали, – лижутся жопы начальнику. Поэтому я Федора поддержал. Он правильно сказал. Только зачем-то лез во все щели. Мог бы грамотнее сделать. Кадыров ведь руководитель республики, а ты его унижаешь перед всеми. Нельзя так.

    – Как надо?

    – Позвонил бы, сказал бы, юридически разобрались бы. Наказали бы виновных. Зачем на всю страну орать? Подумай о своей семье и родственниках. 

    – У вас проблем не возникло?  

    – Нет. Были бы – мне по хрену. Чего мне от них. Я за правду. Весь Кавказ меня уважает именно за эту позицию. Я ездил в Чечню, все там Тактарова знают. Кроме главного, все со мной фотографировались.

    – В интернете есть видео с вашего турнира. Девочке стало плохо во время боя – вызвали врача. Это нормально?  

    – Уже разобрались. Во-первых, все, кто выступал в Люберцах, имели паспорта. Во-вторых, с ударной техникой все в рамках закона. Просто какая-то овца прибежала: «Посмотрите, ей же меньше 12 лет». Даже приехала ко мне на съемки вместе с ТВ. Роль такая эмоциональная, я довольный. Объявляется эта Овца Петровна и начинает.  

    Говорю: «Я могу сейчас позвонить, и привезут ее паспорт. Если нет – можете меня камнями закидать. Но если вы лжете, почему бы по вашей мерзкой грязной вонючей морде не провести этим паспортом» – «Как вы со мной разговариваете?» – «А как вы? Вы меня хотите перед всей страной представить в негативном свете. Турниры проходят, там людям хорошо, что ли? Сколько гимнасток калечится на всю жизнь, баскетболисток, волейболисток. Вы че мне тут рассказываете? Если вы, чмошница, жирная свинья, прожили жизнь никем и даже ни разу не попробовали стать чемпионом, вы хотите, чтобы девочка тоже не попробовала? Девочка хочет стать кем-то».

    – Вас бесят жирные?

    – Имел в виду, что жирная как личность. Она, может, худая. Просто мерзкая. Человек не состоялся. Ее передача не работает, она решила прославиться. Где сейчас Глеб Пьяных? А где Света из Иваново? Это все однодневки. Долго бывает только правда и профессионализм. Взлететь на этой херне можно, но чтобы остаться наверху, надо быть кем-то.

    А то как начали, что единоборства не женский вид спорт. Но это ее выбор. Девочка выбрала. Почему вы должны за других решать? Она никого не убивала, не как вы в Думах штаны просиживаете. Это вы чмошники. А они прекрасные чистые дети. Они по правилам выясняют, кто сильнее. Что в этом плохого? Плохо – это когда вы исподтишка стучите, твари вонючие.

    – То есть драться по правилам детям можно?

    – По всему миру так. Когда рядом тренеры, защита и ограничение по приемам – все нормально. Иначе можно дойти до Швеции, где решили убрать бокс. Вообще для всех.

    – Почему?

    – У одного человека была предрасположенность к кровоизлиянию. Он хотел стать боксером. Попытался – произошло кровоизлияние. Теперь хотят по всей стране запретить. Только для чего? Чтобы стать теми, кто никогда ничем не занимался и на улице бросит дочь или девушку? Отдаст на изнасилование подонкам. Это люди? Человекообразные существа. И они будут нам рассказывать, как растить детей. Мне!

    На моих занятиях и турнирах ни одной травмы у ребенка не было. Меня бывшие дети благодарят. Благодаря мне они спасли родителей от преступников. Они падать умеют и не сломают шейку бедра, когда станут бабушками. А вы кого хотите вырастить? Калифорнию с обкуренными детишками? Страну убить? Псевдопатриоты. На баржу на##й – и в Белое море.

    – Федерация приносит вам деньги?

    – Самое прикольное, что нет. Это хобби. Но если я не буду этим заниматься, не будет ни фильмов, ничего. Это баланс.

    ***

    – Вы сказали, что все бойцы в России на допинге. Это правильная цитата?

    – Да, чистых спортсменов нет вообще. А допинг откуда берется? От страха. Многие наши спортсмены, которые крутые и смелые, на самом деле не такие. Или эти бесшабашные ребята в Америке в наколках. Наколки – тоже от страха. Хотя, если боитесь, это хорошо. Это значит, что организм готовится к суперстрессу и движению. Нужно бояться, чтобы страх мотивировал. Больше энергии, чем страх, не дает ничего. Причем энергию осторожную, уникальную. А то иногда люди пишут: «Скоро турнир, я боюсь» – «Все за###сь, значит выиграешь».

    – Вы всегда боялись?  

    – Два раза нет. Оба проиграл – Грейси и Гудриджу. Несерьезно относился к соперникам. Выиграл бой, через две недели проводил другой. Не успевал восстановиться. Плюс Гудридж наколол себя всем. А сейчас полностью больной. Заболел через девять месяцев после боя.

    – Допинг сильно помогает?

    – Очень. Чтобы сделать тот удар, которым он меня победил, надо иметь скорость, которой у него никогда не было. Или Кен Шемрок – на тренировке я выносил его в одну калитку. Прихожу на соревнования – на 30 паундов больше, дышит, здоровый, конь. Получилась ничья. С Гудриджем еще пошатнули бразильские девушки.

    – Что там происходило?

    – Пох##зм. После победы над Альваресом я неделю гулял в Бразилии. Приехал в Японию изможденный. Выхожу на бой – все пофигу.

    – Зачем соглашались?

    – Менеджером работал кокаинщик. Сначала я не понимал, почему делает такие дурацкие контракты. Потом выяснил, что ему давали деньги под столом. Три тысячи долларов сверх соглашения, чтобы он уговорил меня принять бой. Вот два раза и согласился. А я не знал подробности, слушал сказки, почему глаза красные и из носа течет. Потом уволил.

    – Еще так обманывали?

    – Перед Грейси. Промоутеры познакомили с парнем – Сашей Рафальским. Мы стали приятелями. Но перед боем он как-то странно себя вел. Всех собрал – типа русское чаепитие. Напоил снотворным. Мне на бой, а я почти в отключке. Смотрю – в меня летит рука, а я на нее даже не реагирую, потому что лень. Так хорошо, будто в прострации. Думал, что еще не оклемался после Бразилии. Но, б##ть, он напоил снотворным всю команду.

    – Зачем?

    – Заказ. Я не сразу понял. Вроде такой приятный парень, еврей, без мыла залезет.

    – Умирали после того поражения?

    – После всех чувствовал себя нормально, но почему-то всегда в больницу тащили. Ненавидел это дело – проверка мозга, еще чего-то. После чемпионского боя на UFC 6 хотел встать, уйти, но говорят: «Лежи». Надели кислородную маску, а клапан забыли открыть. Чуть не сдох. Специалисты е###ие – там клапан красный, на нем даже написано, что надо открыть.

    – В победный вечер на UFC 6 вы провели три боя подряд. Это нормально для здоровья?

    – Плохо. Тем более в горах. Но если редко, то хорошо. Вроде бы концлагерь тоже плохо, но чего-то бывшие заключенные таких лагерей по 100 лет живут потом. Организму нужен стресс. Ощущение, что сделаешь лишнее движение и умрешь. Но не умираешь. И потом остановить невозможно.

    – Турниры в 90-х – это сплошная жесть?

    – Жесть была, когда 30 карманников на одного меня напали. Отп###ил их всех – в Нижнем в 1991-м. В ресторане справляли тогда день рождения, и моим товарищем решили в волейбол поиграть – чего-то он им не так ответил. Из 30 человек на полу осталось 16. Пришел мент, хотел меня арестовать. Говорю: «Сейчас тебя спущу, откуда пришел, гондон».

    В другой раз на улице двое напали с ножами. Я обрадовался. Крикнул: «Как люблю эти ножички». Друзья услышали – ржали. А эти убежали. Я-то хотел на них приемы отработать: выбивание, переломы, заломы. Только пошел вперед, а они увидели маньяка, который на них нападает, и побежали.

    – Так и убить можно.

    – Помню момент на грани. Справляли другой день рождения в общаге, и с ноги какие-то колхозники открыли дверь. Ошиблись, видимо. Замок вышибли. Нас человек 15, мы такие: «Сверхнаглость». Я сидел снизу, подскочил: бум. И человек вперед упал. Остальные убежали. Догнал их, в туалете добивал. А тот лежит и не дышит. Приятель начал сухари сушить на сковородке.

    – В смысле?

    – Прикалывался. Типа сейчас тебя посадят, а мы в дорогу дадим. Я и правда думал, что конец. Удар-то мощный – отрабатывал его с гирями по 32 килограмма. Но приехала скорая, дала парню нашатырь, он начал блевать. В этот момент отпустило. После такого никого не трогал. Даже на соревнованиях старался не бить. Когда в Бразилии нокаутировал одного, так переживал. Захожу – ему швы накладывают. Думаю: «Какой кошмар, мог бы раз ударить и сделать болевой, а я добивать полез».

    Фото: facebook.com/olegtaktarov (1,11); Gettyimages.ru/David McNew; instagram.com/officialolegtaktarov; kinopoisk.ru; kommersant.ru; REUTERS; РИА Новости/Илья Питалев, Михаил Фомичев; РИА Новости/Александр Вильф, Виталий Белоусов, Илья Питалев; использовано фото: REUTERS/Fabrizio Bensch; РИА Новости/Вадим Жернов; Gettyimages.ru/Dean Mouhtaropoulos; instagram.com/officialolegtaktarov

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы