Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать
Блог Фарм-клуб

Хорошее время, чтобы быть «кельтом». Колонка Маркуса Смарта

Я могу в точности вспомнить тот момент, когда я впервые задумался о плей-офф.

Это произошло в понедельник вечером, через несколько минут после финальной сирены, которая ознаменовала нашу победу над Бруклином. Первый из двух последних матчей регулярного сезона завершился, а я уже думал о совершенно другой игре. Майами и Кливленд тоже играли в этот вечер, и кто-то сказал мне, что игра перешла в овертайм. Поэтому я покинул тренировочный корт. Я должен был найти ТВ. 

Через минуту я стоял в нашей медиа-комнате, которая была забита людьми, смотревшими матч. Никто из медиа-персонала не задавал мне никаких вопросов, все были погружены в матч.

Когда Хит победили, всем находившимся в комнате в голову одновременно пришла одна мысль – Селтикс могут взять первое место в Восточной конференции.

Это мой третий год в лиге, и каждый год я участвую в играх на вылет. Мы прошли долгий путь за эти три года, от команды с показателем 40-42 и свипом в первом раунде плей-офф 2015, до 48-34 (первый сезон с положительным балансом побед и поражений с 2013 года)... и тяжелейшее поражение в первом раунде от Атланты предыдущей весной. А сейчас мы первые на Востоке? Я не воспринимаю эти моменты как должное. Серьёзно. И я знаю, что место по итогам регулярки не имеет никакого значения перед тем, что ты сможешь показать в плей-офф. Но, Бостон, я обещаю Вам – в этом году наша команда лучше, мы более дисциплинированны, мы ещё голоднее. Сказать вам, как я это осознал? 

Дело в Айзейе Томасе.

Нет, я не имею в виду, что только благодаря ему мы стали сильнее, но он явно вложил в этот успех больше всех. Он – наш лидер на площадке, лидер команды по набору очков, он – наше всё! И делает он это при росте в 175 сантиметров.

Кое-что случилось с Айзейей в этом году после одной из тренировок.

Я уходил с площадки аккурат за ним, и, я думаю, я был очень возбуждён, взбудоражен, что, без задней мысли, начал похлопывать его по голове. Наверное, этим я хотел показать ему, как я горжусь им, ну вы знаете, такое подбадривание, когда ты похлопываешь своего ребёнка по голове, если он сделал что-то хорошее.

Айзейя перестал улыбаться.

Черт, это не хорошо.

Я уже понимал, что я пересёк черту. 

Он поднял глаза на меня и сказал: «Никогда больше не делай этого.» 

Он кивнул мне, я кивнул в ответ. Вот и все. 

Так я понял, что это уже другая команда. Так я понял, что наша команда готова. 

Получение первого посева? Да, мы «свихнулись» на этот счёт. Но если вы на самом деле хотите знать, что отличает эту команду, так это реакция Айзейи. Я очень хорошо знаю Айзейю, он лучший одноклубник в мире, но даже я... на долю секунды ошибся... сделал ту же самую ошибку, которую делают люди во всем мире на протяжении жизни:

Тебе нельзя похлопывать Айзею по голове. Не шути с ним. Ты должен уважать его. 

В тот момент, когда АйТи перевел свой взгляд на меня, все встало на свои места. Томас – сердце команды. Он проводит MVP-год. Он никогда не просил внимания, но я знаю, он ненавидит быть недооценённым. Бостон знает об этом. Этот город ценит Томаса, даже тогда, когда остальные этого не делают. 

И не шути с Бостоном, так же как и не шути с Томасом (выученный урок). 

isaiah.png

Мы чувствуем, что мы можем осуществить качественный прыжок в плей-офф. Но если вспомнить то время, когда я был новичком, три года назад, ко мне приходят воспоминания, как все начиналось. Мой первый год не был самым лёгким и гладким. 

И я не имею ввиду первую зиму в Бостоне, в 2015... но эй... давайте поговорим об этом минутку. Этот город накопил 2,6 м снега всего за пару недель. И ты понимаешь, что это настоящая зима, когда местные говорят, что такого они не ожидали. Я помню снег на пешеходных дорожках в некоторых районах города... в мае. Да, в мае.

Но если оставить сумасшедшую погоду в стороне, даже мои контакты с Бостонцами начинались немного шатко. Приведу пример: Однажды в магазине AT&T в Кэмбридже я провёл в смятении 10 минут (буквально 10 минут), обсуждая со старушкой Харбор (the Harbor), потом я понял что она говорит о Гарварде (Harvard). Мы вели совершенно разный разговор на протяжении десяти минут. Осознавший это, я извинился перед ней за недопонимание её бостонского акцента, и она посмотрела на меня в стиле «Окей, дружок».

Понимаете, к чему я? Не самое лучшее начало.

Даже Томми Хайнсон, легендарный комментатор Бостон Селтикс, да и просто милейший человек на земле, произносил моя имя несколько месяцев: «Mahhhhcus Smaahhht», это звучало саркастически для меня.

В этом году наша команда лучше, мы более дисциплинированны, мы ещё голоднее.

В моей пятой игре в большом баскетболе я подвернул лодыжку и пропустил следующие десять игр. Затем, после игры, в которой я вернулся после травмы, Селтикс отослали меня в Мэйн Ред Клоз, фарм-команду Кельтов, выступающую в Д-лиге. Отослали ненадолго, но по возвращении в Бостон у меня случился бросковый кризис. Возможно, проблема была ментальная, в моей голове. 

Я стал слышать претензии от некоторых журналистов и даже от болельщиков Селтикс. Я не совершал хорошие броски и потерял ритм в защите. И я понял кое-что о фанатах Бостона.

Вы все можете быть жёсткими. Честными, но жёсткими, справедливыми. И мне нравится, как они говорят начистоту, потому что я сам из большой семьи и это отношение мне напоминает: ты говоришь то, что думаешь, но все равно поддерживаешь родных в горе и в радость.

В середине моего дебютного сезона, об этом мне напомнил легенда Кельтов – Кевин Гарнетт. Кей-Джи уже не был в команде, но он сделал одну маленькую вещь, которая очень сильно повлияла на меня.

В декабре-2014 мы играли против Нетс в ТД-Гардене. Шла третья четверть и я опекал Джаретта Джека. Гарнетт начал движение, чтобы сделать мне заслон... и я заметил, как мяч выскочил из рук Джека. Потеря! Самое вкусное, что может произойти. Инстинктивно я прыгнул за мячом, схватил его, а краем глаза я увидел приближающегося Кей-Джи. Казалось, будто он приземлится на меня. Я бросил мяч и мы забили 2 очка. Гарнетт практически упал на моё лицо. Я услышал свисток. Мы оба были на паркете, и мои первые мысли были: мне повезло, что Кевин не упал на меня, как он любит падать. Затем БигТикет шлёпнул меня по груди, очень быстро, и похвалил меня за хорошие действия в этот определенный момент.

Этот один маленький комплимент от Гарнетта значит очень многое. Я не говорил с ним об этом моменте, но я все ещё думаю о нем. Всё время моего первого года в лиге, мне нужны были дозы уверенности в том, что я играю в правильный баскетбол – не сходить с ума, пытаясь забить сотни очков, а играть в мою игру. А это шло от человека, который надевал зеленую форму, выиграл перстень для Бостона... это не пустой звук для меня. 

Мне интересно, помнит ли он этот эпизод.

smartandkg.png

Я всегда думал, что я немного неудачник – никогда не был самым сильным, высоким или быстрым. Но одну вещь я всегда стараюсь сделать – играть «сильнее» любого на площадке.

Эта команда Селтикс тоже имеет ауру неудачников. Вот, посмотрите: 

Амир Джонсон; Эйвери Бредли; Айзея Томас; Эл Хорфорд; Джей Краудер.

На бумаге наша команда выглядит как какая-то шутка. Мы постоянно прикалываемся, что наш состав – это состав человека, который впервые играет в фэнтези НБА. Большинства из нас вообще здесь не должно быть.

Посмотрите на Джея, он боец – до университета Маркетт он учился в двух школах, специализированных на американском футболе, а затем его выбрали во втором раунде драфта. Он не должен был оказаться здесь, но он здесь.

Посмотрите на Эйвери – он не мгновенно добился успеха. Он тяжело работал семь или восемь лет в этой лиге, перед тем как люди начали замечать то, что он делает на таком высоком уровне. И в прошлом году он попал в первую сборную НБА по защите.

А вот и Айзея. Все знают его историю, и несмотря на это, она до сих пор поражает: его выбрали последним на драфте, а сейчас он – участник Матча всех звёзд из команды, которая борется за титул.

И я всё ещё выхожу на замену со скамьи, а это значит, что я не знаю, когда я выйду на площадку или сколько минут я буду играть. Но я люблю свою роль. Она мне подходит. Тренер Стивенс говорит, что я ему напоминаю швейцарский армейский нож – что бы нам не было нужно от определенной игры, это то, что он попросит меня сделать. Я очень горд тем, что могу сыграть практически на любой позиции. Это толкает меня на воспоминания о старших классах: когда мы стали чемпионами Техаса, меня назвали Мистером Баскетболом штата Техас, но я даже не был самым результативным игроком своей команды.

Оглядываясь назад, я понимаю, что это был самый приятный момент моей баскетбольной жизни, потому что я осознал, что могу сильно влиять на команду, будучи самим собой, играя в мою игру.

Я думаю, именно это делает Селтикс 2016-17 такой особенной командой. Каждый игрок знает свою роль.

Это самая талантливая команда, в которой я когда-либо играл, но, посмотрев на нашу стартовую пятерку, вы не скажете, что это состав команды, занявшей первое место на Востоке.

Я не создан для набора очков – мы дадим Айзейе набирать большинство из них, но я стараюсь как можно больше подобрать, перехватить, останавливать атаки соперников. Все, кто числится в нашем составе, делают это. Наш состав не полон суперзвездами, но мы предпочитаем думать, что мы – команда, играющая в стиле суперзвезд. У нас один за всех и все за одного. (В прошлом году у нас даже были футболки с этим посланием.) И я благодарен Бостону, потому что никакой другой город не любит так свою команду. Мы хотим быть лучшей командой на площадке, командой, не игроками команды. И мне кажется, город Бостон прекрасно это понимает.

Тренер Стивенс это понимает. В одной из самых значимых игр моей карьеры, в прошлом году в серии против Атланты, тренер дал мне понять, что он уверен в моей игре. Мы проигрывали 2-1 к четвёртой игре серии, которая состоялась в ТД Гардене. Я понимал, что это «должны выиграть при любых обстоятельствах» игра, ибо, в противном случае, мы бы проигрывали 3-1 в серии до четырёх обед.

И Пол Миллсэп буквально убивал нас в этой игре, никто не мог его сдержать. Он набрал 45 очков, ему было наплевать, кто защищался против него. В конце концов тренер подозвал меня:»Маркус, ты должен опекать его.» Я знал, что это возможность показать, что я способен выполнить любую роль на благо команды. Я рассматриваю это, как один из самых больших моментов моей карьеры баскетболиста.

Они постоянно отдавали мяч Миллсэпу. В нем 203 см роста и 112 кг веса, и я знал, что ему нельзя давать добираться до своих любимых точек площадки, знал, что надо заставлять его бросать через меня и не позволять ему продавливать и проходить к кольцу. Это была одна из самых энергозатратных, физических игр в моей жизни. Я оказался способен остановить Пола настолько, чтобы этого хватило для сохранения нас в игре. Я даже забил несколько «трёшек» в конце игры, именно тогда, когда нам это было необходимо. Мы выиграли тот матч в овертайме и сравняли счёт в серии. 

Я помню, как после игры болельщики аплодировали нам стоя. И это напомнило мне слова Стивенса, которые он повторяет из года в год: «Мы должны дать фанатам то, что они заслуживают.»

Конечно, мы не выиграли ту серию. Мы сделали несколько ментальных ошибок в ключевые моменты. У нас были травмы. Это просто случилось с нами. И эта серия сидела у нас в головах на протяжении года.

Сейчас апрель и я говорю: мы готовы.

Бостон, мы любим тебя. Ты нам снова нужен. Вы – лучшие фанаты в мире, поэтому мы будем работать настолько усердно, насколько это возможно, чтобы дать вам то, что вы заслуживаете. Наши соперники, возможно, будут судить нас по именам на бумаге. Пусть так оно и будет. Мы привыкли выгрызать то, что имеем. 

И под конец хочу дать один совет: не хлопайте Айзею по голове. Он этого не любит.

Маркус Смарт. 

  

Перевод – Артур Селюта

Оригинал – https://www.theplayerstribune.com/marcus-smart-boston-celtics-playoffs-2...

Автор и редактор настоятельно рекомендуют подписаться на лучшую группу Селтикс ВК: https://vk.com/green_runs_deep

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы