Блог С разницей в 7 часов

Potius sero quam nunquam

Личность Маскэта являет собой настолько любопытный предмет для исследования, что хочется перейти к ее разбору немедленно, минуя все вступления и предыстории. Однако соблюсти положенный порядок все же стоит; не столько ради приличия, сколько ради лучшего понимания характера героя нашего рассказа, благо его карьера почти целиком состоит из говорящих — да что там, кричащих сами за себя эпизодов. 

Выпустившись в 1991 году с отличием из футбольного класса знаменитого Австралийского института спорта, юный Маскэт провел пять лет в мельбурнских командах тогдашней высшей австралийской лиги NSL, пока его каким-то непостижимым образом не заметил тренер Шеффилд Юнайтеда Дэйв Бассетт. Он пригласил парня на просмотр и был готов предложить ему контракт, но руководство клуба заблокировало переход. Впрочем, расставание было недолгим — летом 1996 года Бассетт сменил работу, перебравшись в Кристал Пэлас, после чего немедленно перетащил австралийца под свое крыло. 

Первый сезон на малой родине (Маскэт родился и прожил целый год в Кроули) удался. Несмотря на ужасный дебют, Кевин сыграл больше четырех десятков матчей в лиге и успел примерить капитанскую повязку в сборной, а Пэлас в конце концов пробился в Премьер-лигу, победив в финале плей-офф не кого иного, как Клинков. Однако новый уровень Маскэт элементарно не потянул и уже в октябре отправился в Д1 с Волками жить и по-волчьи выть.

Сложно сказать, то ли укол по самолюбию Кевина был настолько уж чувствительным, то ли просто доселе молчавший характер раскрылся во всей красе, но после этого перехода репутация Маскэта быстро покатилась по наклонной. Его имя все чаще сочеталось в предложениях со словами «грубость», «грязь» и «брутальность» — тут вам и тяжелая травма Беллами (вылетел на месяц), и повреждение для Дюгарри в играх за сборную (полтора месяца лечения)...

Апофеозом же стала история с Мэтти Холмсом, которому австралиец в прямом смысле слова поломал карьеру. Изначально врачи не исключали даже варианта с ампутацией ноги, но в итоге для Холмса все закончилось относительно благополучно: «всего лишь» четырьмя операциями, ну и завершением игроцкой карьеры. Через суд ему удалось выбить из Кевина компенсацию в четверть миллиона фунтов, но здоровое колено, увы, ни за какие деньги не вернешь.

На Молинью Маскэт провел пять сезонов, после чего ушел в Рейнджерс. Сочетание лидерских качеств и необузданного нрава обусловило совершенно очаровательную историю: Кевину так и не довелось сыграть в «Старой фирме», тренер предпочел сразу выходить на поле без Маскэта, чем с большой вероятностью лишиться его в процессе игры. Подобное отношение еще больше расстраивало нашего героя, а потому летом последовала очередная смена работы.

На сей раз всё совпало идеально. Миллуолл под руководством Денниса Уайза — нужны ли тут какие-то пояснения? Разумеется, Кевин немедленно получил капитанскую повязку и принялся играть с утроенной энергией. Лучше всего этот период в его жизни характеризуется воспоминаниями Эшли Янга, которому выпало дебютировать как раз в игре против Миллуолла. Еще перед матчем Кевин угрожал «оторвать ноги» 18-летнему футболисту, да вот незадача: пока Эшли готовился выходить на поле, Маскэта оттуда уже удалили...

После двух сказочных лет в Миллуолле Кевин вернулся домой, в новосозданную А-Лигу, на капитанский мостик мельбурнского Виктори. За шесть сезонов он выиграл два премьерства (так в Австралии называют победителя регулярного чемпионата) и два чемпионских титула, но при этом собрал не менее впечатляющую коллекцию других «наград» — красных карточек и дисквалификаций, постоянно отмечаясь грязной игрой на грани и за гранью фола. Последней каплей стал неописуемый в своем идиотизме стык с молодым Адрианом Заррой в мельбурнском дерби, после которого на Кевина свалилась восьмиматчевая дисквалификация, посеявшая в мозгу ветерана мысли о завершении карьеры. И хотя до формального повешения бутс на гвоздь Кеву осталось сыграть еще как минимум четыре матча в групповом турнире азиатской ЛЧ, уже можно потихоньку протирать бокалы и ставить шампанское на лед. Наконец-то!

Так в какой же все-таки роли останется Маскэт в истории австралийского футбола, героя или злодея? С одной стороны, Кевин — прирожденный лидер, боец до мозга костей, никогда не боявшийся брать на себя ответственность, настоящий капитан, et cetera et cetera. Все, кому приходилось с ним сталкиваться, в один голос твердили: иметь Маскэта в своей команде не отказался бы ни один тренер. В конце концов, разве не такой стиль игры — с полной отдачей, без пощады для себя и соперника — принято считать «истинно британским», то есть практически эталоном в отношении к футбольному делу?..

Увы, не все так просто. У лидерских качеств Кевина есть один фатальный недостаток, сводящий на нет все то положительное, что есть в этом неистовом австралийце. Формулируется он очень коротко: отсутствие уважения к сопернику.

Это не какая-то мелочная придирка, вовсе нет. В том самом сферически-эталонном «британском» стиле это качество — основа основ. Без него футболист превращается из спортсмена, чья основная цель — определить сильнейшего в честном соревновании, в хулигана, которому важно победить в драке, а если победить не получается, то хотя бы накостылять врагу по полной программе. Из профессионала — в любителя. Из жесткого, но честного игрока — в обычного хама, срывающего злость на всем подвернувшемся под руку.

И вся карьера Кевина Маскэта буквально вопиет об истинности второго варианта применительно к нему. Очень показательный эпизод остался в памяти после прошлогоднего матча АЛЧ с Кавасаки Фронтале. Виктори тогда только-только уступила в финале А-Лиги «Сиднею» по пенальти, причем решающий удар не забил как раз Кевин, который с точки промахивается крайне редко. В игре с японцами также был назначен 11-метровый, который вновь пошел исполнять Маскэт. Ответственности не испугался, забил, но посмотрите, как тут же он при праздновании гола грубо отпихнул от мяча игрока Фронтале (в полтора раза меньше себя размерами). Уважение, говорите?..

Далеко не самый сильный и умелый защитник, Маскэт привык брать свое грубым напором и запугиванием, нарочито небрежными фолами и откровенным хамством. Ну а если соперник техничнее, умнее, да еще и не стесняется демонстрировать это рядом с Кевином — смотрите еще раз ролик с Заррой. Этот прыжок совсем не похож на запоздалый подкат, а вместо этого до боли напоминает выпуск пара на некстати подвернувшемся противнике. Надо ли объяснять, насколько это несовместимо с профессионализмом? А ведь это далеко не первый случай в его богатой карьере. Считать такого человека лидером, а то и больше — символом клуба? Увольте.

Такое поведение капитана отражается и на репутации его клуба. Виктори является самой посещаемой командой лиги, но в то же время — самой ненавидимой, причем даже в родном городе. Бросает он тень и на всю лигу, особенно когда та слишком попустительски относится к его поступкам, ограничиваясь минимальным наказанием вместо положенного правилами.

Кевин Маскэт безусловно является исторической фигурой для австралийского футбола. Однако даже в нынешней А-Лиге, при всех ее проблемах с профессиональным развитием, он выглядит человеком из другого времени — времени, которое с удовольствием должно быть предано забвению. И поэтому решение Маскэта о завершении футбольной карьеры вызывает у меня лишь одну реакцию: «почему так поздно?» Впрочем, лучше поздно, чем никогда — спасибо за все, Кевин, и прощай; в футболе Австралии тебе уже давно нет места.

 

В качестве эпилога — небольшая ретроспектива ярких эпизодов из жизни Кевина Маскэта на футбольном поле.

Акцентированный удар по почкам Терри МакФлину — всего лишь желтая

 

Потолкались с тренером Аделаиды Джоном Косминой

 

«Непереводимая игра слов»

 

Иногда его всё же удаляют

Автор
  • artml

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья