android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Анатолий Захаров: «Судьи – подушка, на них все можно свалить»

Один из лучших хоккейных арбитров страны Анатолий Захаров в беседе с корреспондентом Sports.ru, рассказал, чем бы он хотел заняться после окончания карьеры, на что он потратил год, обслуживая матчи в Серове и Орске, и почему он больше никогда не поздоровается с Константином Симчуком.

- От напряженного сезона быстро отошли?

– Трудно было сначала. Дело в том, что в финале набрал такой тонус, что, когда Кубок Гагарина закончился, было тяжело осознавать, что все закончилось. Сейчас же все в порядке.

- Никуда не едете, так как основная работа не отпускает?

– У меня основная работа – судейство. А в Москве остался потому, что поступил учиться в МГИМО. Вот вечером экзамен по экономике.

- Выучили?

– Да, конечно, готовился. Я поступил на факультет МВА в индустрии спорта. Этот факультет открылся в России только в этом году, там будут готовить руководителей в области спорта к Олимпиаде в Сочи. Двухгодичное обучение, думаю, что это будет полезно.

- Кем же вы хотите быть в Сочи?

– Пока еще неизвестно. Но я изучаю экономику, право в области спорта, в том числе. Программа обучения обширна и в то же время конкретизирована. Все это очень интересно и познавательно.

«Выпускал меня из института в качестве куратора Игорь Захаркин»

- А чем интересно?

– Да учиться всегда интересно. Мое первое образование, тренер-преподаватель по хоккею, получено в ГЦОЛИФКе. Кстати, выпускал меня из института в качестве куратора Игорь Захаркин. А на первом курсе куратором был Николай Урюпин. Но образование нужно. Мне сейчас 42 года, самое время получить какое-то образование, чтобы затем занять руководящее положение в области спорта.

- Необязательно в области хоккея?

– Почему бы и нет? Я надеюсь на это. Но кто знает, что будет дальше?

- Финал Кубка Гагарина вспоминаете?

– Очень хорошие впечатления остались о тех играх. Еще раз повторю, набрал идеальную форму, а полный зал, напряженные игры дарили чувство комфорта. Было приятно, что ты причастен к такому событию.

- Согласны, что вам повезло с соперниками? Все-таки и «Ак Барс», и «Локомотив» старались на судей внимания не обращать, сосредоточившись на игре. Попался бы кто-нибудь другой, было куда менее комфортнее. Например, магнитогорский «Металлург».

– А что «Металлург»? Там, кстати, очень дисциплинированные ребята выступают. За исключением экспрессивного Яна Марека, даже конфликтовать не с кем.

- Геннадий Иванович Величкин?

– Мы с ним давно знакомы. Я же десять лет работаю главным арбитром, а до этого столько же времени был линейным. Багаж отношений уже накопился. Умеем находить точки соприкосновения, так что у нас никаких конфликтов не было, в том числе и в этом году.

- Известно, если представителю столичного «Динамо» назвать фамилию Буланов, то он сразу падает в обморок, а, очнувшись, начинает нервничать. У вас есть такие клубы, с которыми отношения складываются трудно? Может быть, «Спартак»?

– Милош Ржига – один из самых конфликтующих тренеров, по-моему, со всеми арбитрами. Но только во время матча. Просто у него такая манера поведения. Он постоянно оспаривает решения, хотя это большей частью совершенно необоснованно. С ним очень тяжело было в начале сезона, мне казалось, что в новой лиге мы должны были находить контакт, ведь все подчинено тому, чтобы зрители смотрели настоящее спортивное шоу. А Ржига приглашал всех на шоу одного актера. Но в конце сезона у него это прошло. Я работал на «Спартаке» и, кажется, нашел способ, как не вызвать у него раздражение. Кстати, он же в интервью вашему сайту извинился за свое поведение перед всеми арбитрами.

- Получается «любимых» команд нет?

– Нет, вроде бы. Просто бывают разные ситуации. Например, я работал в конце года на игре «Динамо» Москва – «Барыс», а через короткое время поехал на матч в Астану. У казахстанцев после первого матча были ко мне вопросы, они в интервью об этом говорили. Но во время домашнего матча «Барыса» никаких претензий не было.

«В высшей лиге давление во время матча не в пример тому, что происходит в КХЛ. Этот год меня закалил»

– Теперь, наверное, к «Трактору» будет серьезное отношение. Слова Андрея Николишина вас задели?

– Я читал это интервью и был удивлен его высказыванием. Мы знакомы, не скажу, что являемся друзьями, но добрыми приятелями были. Оба же воспитанники динамовской школы, я чуть постарше. Например, с Игорем Королевым и Алексеем Жамновым мы вообще выходили на площадку в составе одной мужской команды на первенство Москвы. С Николишиным не играл, но часто встречались вне льда. Представляете, как я был удивлен? Абсолютно беспочвенное обвинение. И с его стороны не было никаких попыток поговорить об этом. Что ж, думаю, где-нибудь все равно пересечемся.

– Андрей сказал, что вы год пропустили из-за того, что взяли взятку. Что это за история?

– Я обслуживал игру между «Амуром» и «Атлантом», тогда мытищинский клуб потерпел девять поражений подряд, уступил также хабаровчанам. Я же в конце встречи не заметил грубую игру со стороны игрока «Амура», который нанес травму защитнику «Атланта», разбив ему лицо. Ни я не заметил, ни помощники не подсказали. В общем, удаления не последовало. Возможно, пять минут в большинстве и помогли бы «Атланту». После матча мытищинский клуб написал в ФХР. А комиссия федерации, рассмотрев мою работу, нашла много ошибок в действиях. Меня отстранили от дальнейшего участия в чемпионате. Оставалось три тура в регулярном чемпионате плюс весь плей-офф. Обидно было, конечно, ведь плей-офф – это то, ради чего ты трудишься год. На следующий сезон меня перевели в высшую лигу, несмотря на все мои апелляции.

– Трудная обстановка. Считаете год потерянным?

– С одной стороны – да. Но если разобраться, то в каждой ситуации можно найти положительные моменты. Высшая лига – это серьезное психологическое испытание. Техническое мастерство хоккеистов не очень высокое, но нарушений гораздо больше. И давление во время матча не в пример тому, что происходит в дивизионе выше. Этот год меня закалил. И, думаю, что благодаря ему я дошел в этом сезоне до финала Кубка Гагарина.

– Не хотели закончить карьеру, приезжая в Серов или в Орск?

– Ни в коем случае. Наоборот, было желание доказать, что все это случайно. И я понимал, что и в высшей лиге могу совершенствовать свое мастерство. Уверен, мой пример послужит хорошим уроком для коллег.

– Нашли рецепт против хамства игроков?

– Арбитр должен быть коммуникабельным человеком. Определенного рецепта не существует, но важно понять, какой тон нужно избрать в отношениях с игроками. Как голосом, взглядом избежать стрессовых ситуаций и повернут игру в нужное русло. Надо чтобы матч был интересен и игрокам, и зрителям. Важно не переборщить со строгостью, но и не быть мягким. Мне кажется, что судья – режиссер этого спектакля. С каждым годом работать где-то проще. Уже и тебя знают, и твою манеру поведения. Работаешь на авторитете.

«Отзывы читаю только в официальной прессе. Ни в какие чаты, ни на гостевые я не захожу»

– Все равно неприятно, когда после матча какая-то команда сваливает все на судью.

– Так мы же для них подушка, на которую можно свалить все свои беды.

– Читаете отзывы?

– Только в официальной прессе. Ни в какие чаты, ни на гостевые я не захожу. Положительного оттуда мало что получишь, а у каждого человека есть свое мнение по твоей работе. И знать взгляды всех ни к чему.

– Есть хоккеисты, которые будут недовольны любым решением арбитра?

– Безусловно. В сложные моменты стараешься не пересекаться с ним на льду. Он опять упал, но надо сдерживать себя, не встречаться с ним глазами, не давать ему повод высказать недовольство. Лучше всего в каком-нибудь моменте подъехать к нему и сделать внушение. Но так, чтобы никто не заметил. Да и вообще отношение с игроками весьма сложная тема. А уж про вратарей и говорить нечего.

– А что они?

– Да вот взять, например, такого известного вратаря, как Константин Симчук. Один день у него игривое настроение, а на другой угрюмо-сосредоточенное. Был с ним один случай. В предыдущем матче у нас с ним был хороший контакт, на следующей игре, я подъехал к нему и поздоровался. А он, оказывается, не хотел разговаривать. Пропустил быстрый гол, потом мне выговаривал: «Сбил ты мне всю масть, поздоровавшись». Все, думаю, больше ни с кем не здороваюсь. А через какое-то время Константин, сидя на скамейке, подбадривает тебя.

– Да, вратари не такие как все.

– Или вот Георгий Гелашвили из «Локомотива». Он в каких-то играх молчит, а в каких-то становится разговорчивым к третьему периоду, особенно если команда проигрывает. Помню, когда он в Челябинске играл, так вообще не молчал не единой секунды. Причем, поведение у него было чаще всего агрессивным.

– Есть список игроков, с которыми также трудно?

– Назову тех, с кем легко. Вот с Вадимом Шахрайчуком всегда приятно работать. Игорь Королев, Виталий Атюшов, Владислав Бульин. Виталик и пошутить может во время матча, и какие-то вопросы правильно задает. Денис Карцев. Все эти люди пожмут руку до и после матча, невзирая на результат. Очень сильно в положительную сторону изменился Максим Рыбин. Раньше с ним больше ругались, но сейчас сама корректность. Подъедет во время матча, задаст вопрос. Это его тренер посылает. Я говорю, мол, Максим ты в следующий раз не приезжай, я сам тебя приглашу если надо, по правилам я тебя удалить должен. Он все понимает. Александр Вьюхин стал очень солидным, хотя раньше доставлял проблемы. Видимо, возраст. А вот Алексей Яшин с арбитрами вообще не говорит. Но он очень корректен. Даже если недоволен удалением, это можно только по лицу понять. Но он всегда очень правильно реагирует.

– А кто не умеет сдерживать отрицательных чувств?

– Ян Марек, я уже говорил, да и вообще любой арбитр скажет. Словацкие игроки в «Спартаке».

– Научились не реагировать на скандирования зрителей?

– Самые ужасные скандирования у фанатской группы московского «Динамо». Не понимаю, почему они до сих пор используют мат в своих речевках. В других городах люди, недовольные судейством, используют более корректную форму.

– Это как?

– Например, «судья – плохой». Слышишь, конечно. Но тут важно сразу сосредоточиться на игре, а не слушать трибуны. Зрителей можно понять, они недовольны удалением их игрока. Задевает это, чего уж там скрывать. Но надо найти в себе силы не паниковать.

– Зрителей вообще трудно понять.

– В Новосибирске был случай. Приезжаю туда на работу, а до этого год не был в городе. Выхожу на лед до матча, проезжаю мимо фанатской трибуны, а оттуда: «судья – п…с». Вот, думаю, ничего себе. Первый матч команды, я еще ничего сделать не успел, а тут такое. На следующий день (матчи были спаренные), опять проезжаю до матча мимо сектора, а тот же голос: «Судья, помоги нам сегодня». Новосибирский клуб в первой встрече уступил. Снова удивился. Сначала костерят на ровном месте, теперь помочь просят.

– Раздражает, что при любом спорном решении, все обвиняют судей в продажности?

– Еще как. Но скажу, что такие высказывания можно услышать скорее с трибун от фанатов проигрывающей команды и то значительно реже. Наши арбитры становятся профессионалами. Сейчас ведь такой уровень показа матчей, такой контроль со стороны профессионального судейского комитета, что подобное просто нереально. Вы бы знали, как мы разбираем матчи. Все досконально. И на следующий матч выходишь с новым багажом знаний. Кстати, в нынешнем сезоне о коррупции в судейском корпусе почти не говорили, только вот Андрей Николишин допустил замечание. Сейчас арбитрам платят хорошие деньги, и какой смысл рисковать, ради того, чтобы лишиться стабильного дохода?

«Я как раз у ворот стоял. Первая мысль – ничего себе, неужели забили. Потом спохватился, вспомнил, что надо гол фиксировать»

– Традиционный вопрос: вам страшно, когда назначают на игры «Витязя»?

– Я очень много работал на матчах чеховской команды и скажу, что всегда с удовольствием работаю. Вы знаете, игры подмосковного клуба – профессиональное испытание. А я люблю испытания. Можно отработать свои действия во время потасовки, это очень важно. Как бы ты не был силен в теории, только практика даст тебе настоящее понимание. И когда в следующий раз ты столкнешься с этим, то уже будешь знать, как себя вести. Драка, даже массовая, требует серьезного подхода. Нельзя же взять всех и выгнать. Инициатор всегда должен пострадать сильнее остальных. Да и потом зрители с чем останутся, если ты всех поудаляешь? Они-то пришли посмотреть на зрелище.

– Какой матч запомнился в прошлом сезоне?

– Заключительный между «Ак Барсом» и «Авангардом». Остается 15 секунд до конца, вбрасывание, перепасовка и бросок Ильи Никулина. Я как раз у ворот стоял. Первая мысль – ничего себе, неужели забили. Потом спохватился, вспомнил, что надо гол фиксировать. Но ощущение просто непередаваемые.

– В этом году на семинар российских арбитров приезжал Пол Стюарт. Видел, что вы с ним разговаривали. О чем, если не секрет?

– Я считаю, что такие встречи нужны в плане обмена опытом. Меня же интересовал вопрос, как арбитром в НХЛ удается столь статно выглядеть. За счет чего это добиваются. Пол не ответил на этот вопрос, к сожалению, не поделился какими-то секретами. Но то, как наши заокеанские коллеги держатся на льду, достойно восхищения. И по-английски с ним поговорил. Все практика. Считаю, что в России знание иностранного языка для арбитров просто необходимо. Все-таки очень много иностранцев играет.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы