Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Милош Ржига: «По зарплате я, наверное, 15-й тренер в КХЛ»

    Про главного тренера «Спартака» Милоша Ржигу пишут, что он ездит по клубам КХЛ и предлагает свои услуги. Ржига на то смеется. Говорит, есть свидетели того, что он никуда из Москвы не выбирался. В интервью корреспондентам Sports.ru Алексею Шевченко и Александру Лютикову тренер рассказал о том, что в «Спартаке» есть люди, которым он не нужен, долго демонстрировал жесты, которыми он обменялся с Федором Канарейкиным, и сообщил, что хотел бы видеть в своей команде Доминика Гашека. И больше того – звал его в «Спартак».

    Милош Ржига: «По зарплате я, наверное, 15-й тренер в КХЛ»
    Милош Ржига: «По зарплате я, наверное, 15-й тренер в КХЛ»

    Я не торговался

    – Рассказывают, что у вас не только в Москве, но и в Ростове друзья.

    – Да.

    – А в Астане их нет?

    – Пока нет.

    – Вот это тревожный ответ. Просто ходят слухи, что вы собираетесь уехать из «Спартака» в Астану. А однажды написали, что вы посещали три города и – цитата – «предлагали свои услуги».

    – Да успеваю как-то. И на тренировку в «Сокольники» в тот же день прихожу, когда я, как пишут, в Уфе, Астане или Нижнем Новгороде. У меня даже массажисты в «Спартаке» интересуются, откуда я на этот раз приехал.

    – Все говорят: Ржига ждет от «Спартака» денег.

    – Я не тот тренер, которому нужны какие-то большие деньги. Серьезно. Предполагаю, что по зарплате я, наверное, где-то на пятнадцатом месте среди всех тренеров КХЛ. Сейчас руководство назвало сумму нового контракта. Спросило, доволен ли я. Я, не торгуясь, сказал, что доволен, но подумаю.

    – Объясните.

    – Там дело не в деньгах – в другом. Болельщики – да. Такого уважения нигде и никогда не встречал. В Москве 13 миллионов человек – и глупо думать, что все они тебя знают. Но я иду по улице – и ко мне каждый раз подходят люди, чтобы просто пожать руку. Это колоссально. Я с болельщиками, мы на одной стороне. Но я хочу, чтобы не было никаких сторон. Чтобы «Спартак» был семьей. Мое мнение – есть люди, которые не хотят, чтобы я работал в «Спартаке». Они хотят, чтобы я ушел, а они выглядели так, будто сделали все, чтобы этого не случилось.

    – Если подумать – а зачем вам оставаться в «Спартаке»? Выше четвертьфинала вы с ним не поднимитесь.

    – Я вам вот что скажу. Два защитника, один центральный, одний крайний и два молодых хоккеиста (я говорю о высоком уровне игроков, конечно). И будет команда, которая способна на большее, чем четвертьфинал.

    Из-за хоккея невозможно сходить в цирк

    – Вот ваш земляк футбольный специалист Властимил Петржела играет в казино. Вы заходите?

    – Нет. Меня эти игрушки не интересуют. Никогда этим не увлекался и надеюсь, что не увлекусь.

    – Неужели ни разу не были?

    – Был, конечно. Это довольный веселый эпизод. Мои друзья в Москве решили показать мне местное казино, привели меня в одно заведение. Я поиграл на сто долларов.

    – Выиграли?

    – Выиграл. Но мой товарищ проиграл, и я ему отдал все деньги.

    – Вы ведете довольно активную светскую жизнь в Москве. Не так давно вас видели на Неделе моды.

    – Да, выхожу. Конечно, у меня в жизни не только хоккей. Куда сходить – вариантов много. Театр, кино. Очень жду, когда Большой театр откроется, я про него слышал, в России лучшие артисты. А еще очень мечтаю попасть в цирк. Тоже слышал о нем много хорошего.

    – Так сходите.

    – Времени мало. Я бы с удовольствием гулял по городам, где мы бываем с командой. Хочется посмотреть и Казань, и Санкт-Петербург, но во время чемпионата это практически нереально.

    – Все спортсмены из Чехии, работающие в Москве, стараются как можно чаще бывать в Чешском доме на Тверской-Ямской. Вы сколько времени там проводите?

    – Мы там с Владимиром Вуйтеком встречаемся. Но не очень часто – один раз в месяц. Или когда созвонимся, если появляются темы для беседы. Возможно, я бы там бывал и чаще, а, может быть, и жил бы неподалеку, но мне не нравятся московские пробки. Очень тяжело бы было добираться на работу, а потом уезжать домой. Потому мы и договорились с клубом, что квартира у меня будет в Сокольниках. Тут есть красивый парк, где можно отдохнуть. С женой часто гуляем. Летом она роликах катается, а зимой на коньках. Я пока не катался. Но если я останусь в «Спартаке», то и на том катке меня можно будет увидеть.

    Хотелось бы выглядеть серьезнее

    – Вы вот в беседе очень спокойны, благодушны. Почему же во время игры планшетками бросаетесь?

    – Там игра – я совершенно другой в это время. Конечно, считаю, что неправильно вести себя так, как иногда получается во время матча. Взять ту же планшетку. Я ее не бросал на лед, просто ударил по борту, а она отлетела на площадку. Что делать – совершенно другие эмоции. Ничего не слышу вокруг, ничего не замечаю. Мне главное, чтобы команда выиграла, чтобы хоккеисты выполнили задачу. Команда должна чувствовать, что и тренер настроен на борьбу.

    – А потом по телевизору себя видите в новостных сюжетах.

    – Вижу. Жена очень расстраивается: «Милош, посмотри на себя! Зачем ты такое делаешь?» Иногда действительно за голову хватаешься. Но я не считаю, что веду себя неправильно во время матча. Мне один психолог сказал, что не стоит сдерживать свои эмоции, лучше дать им выплеснуться. Да, вспомните того же Петржелу. Он говорил, что у него были успокаивающие таблетки, но они нисколько не помогали. Я стараюсь перед игрой сконцентрироваться. Перед матчем сижу с книгой, меня никто не беспокоит. Говорю себе, что сегодня буду спокойным, не стану нервничать. Но после стартового вбрасывания весь этот аутотренинг нисколько не помогает. Может быть, не сразу, но через десять минут точно. Особенно, если видишь, что какой-то хоккеист играет не на своем уровне, – и начинаешь. А так-то хотелось бы, безусловно, стоять спокойно на скамейке и выглядеть серьезно.

    – Вы бы подрались с Федором Канарейкиным, если бы вас не разняли?

    – Я – нет.

    – А что вообще случилось в том эпизоде?

    – Мы там друг друга не поняли. Он радовался, а я был расстроен поражением. Вернее, другими вещами, которые там случились. Но лично против Федора Канарейкина я ничего не имею. Не понимаю, из-за чего он так разозлился.

    – Так вы же ему показали жест, которым пересчитывают деньги. Любой бы разозлился.

    – Нет, что вы! Я просто сказал, что без свистка они бы не выиграли. И показал жест (Ржига прикладывает пальцы к губам – прим. Sports.ru), а он мне показал так (Ржига показывает согнутую в локте руку.). И, видимо, мой жест Канарейкин принял за что-то другое. Сейчас-то мне объяснили, что ему показалось, но тогда я не понял суть его агрессии. Прошу прощения, если он меня не так понял. Но и он повел себя неправильно. Зачем называть человека – чешской курвой? Я никогда не делю людей по национальному признаку, да и вообще такие слова никогда не скажу.

    – Но конфликт исчерпан?

    – Давно уже. Это уже такая смешная сказка. Я сейчас-то понимаю, что у Федора тоже – эмоции. У меня ведь в «Спартаке» сын Канарейкина играл – Леонид. С таким же характером парень.

    – Вы вот недавно встретили главу департамента судейства КХЛ Александра Полякова и с ним поговорили доброжелательно. Мы-то думали, что вы не сдержитесь.

    – Нет, что вы. Все у меня проходит после матча. Если перед кем мне нужно извиниться в КХЛ, так это перед арбитрами. Но и они должны меня понять, во время матча я отвечаю за свою команду. В Словакии, где я работал, была точно такая же ситуация. Также кричал на арбитров, спорил с ними, а после игры мы спокойно беседовали. Я ведь понимаю, насколько сложная у них работа. Надо постоянно следить за шайбой, при этом убегать от столкновений с игроками и все видеть, что происходит вокруг.

    Человек с пистолетом

    – Дэйв Кинг работал в России чуть больше сезона. Написал по итогам книжку. Теперь его сюда не зовут. Вы напишете?

    – Пока не задумывался. Но моя библия – это книга баскетбольного тренера Пэта Райли. Лучше него о том, как сделать команду, никто не написал. Если у меня будет книга, то о том же, что у Райли. Только я населю ее персонажами из «Химика» и «Спартака».

    – Кинг писал про фонтаны на даче у гендиректора клуба, про мешок денег, который приносил администратор клуба. Вам что-то подобное встречалось?

    – Фонтанов не видел. Пакетик с деньгами однажды приносили.

    – Вашего соотечественника Мартина Прохазку, говорят, вывозили бандиты в лес.

    – Прохазку?!

    – Да. По легенде, ему сказали, что он мало очков набирает. И он потом, конечно, в Чехию убежал.

    – Я не в курсе. Но я слышал такую же историю про американского вратаря. Там какие-то были дела со ставками, деталей не знаю. Его вывезли куда-то, показали яму. У меня однажды была смешная история. Без подробностей, просто факт: к нам на скамейку пришел человек с пистолетом.

    – А Баев его обезоружил?

    – Я же предупредил: без подробностей.

    Звал Гашека в «Спартак»

    – А правда, что в «Химике» вы в шесть раз подняли требования по зарплате после того, как губернатор Громов сказал, что Ржига должен остаться в клубе? И после этого вас уволили.

    – Я уже говорил про это. Они обманули губернатора. Потому что я с ним договорился, что останусь, был серьезный разговор. А потом ему сказали, что я запросил больше. Хотите, я расскажу вам, как веду переговоры.

    – Хотим.

    – Я никогда не называю сумму. Мне интересно узнать, как люди оценивают мою работу.

    - Вы сами ее оцениваете во сколько – это миллион?

    – Я считаю, что зарплата должна расти. А если будут платить сразу огромные деньги, то и стимула работать не останется.

    - В Перми играл Иржи Вебер, который получал хорошую зарплату, но ездил на маршрутках. Вы такой же экономный?

    – Я нет. Если бы не было моей жены рядом, я бы уже все прогулял. Я не умею ходить по четырем магазинам, выбирая, где выгоднее. Жене это все удается легко. Поэтому, наверное, сейчас и дом в Пардубице почти наш уже: все оплачивается вовремя, без задолженностей.

    - Чаянек мог остаться в Сент-Луисе, но он уехал домой. Гашек поступил так же, хотя он в Америке не потерялся бы точно. Ягр говорит, что карьеру завершит в «Кладно». Почему все чехи в конце концов едут обратно?

    – Нас так родители воспитали. Дом – это Чехия. Нигде не будет так хорошо, как там.

    - Сейчас вот из Чехии пытаются выдернуть в Омск 44-летнего Гашека. Как думаете, получится?

    – Не думаю.

    - А вы бы взяли его?

    – Конечно. Я предлагал ему перейти в «Спартак».

    - Кем?

    – Вратарем.

    - Но 44 года.

    – Я ему сказал: «Если будешь играть десять матчей – все равно предложение в силе». Это икона. Это полные трибуны. А Гашек и в 44 года будет в лучшей форме, чем все остальные. Я знаю его тренера – он мне рассказывал, что у Доминика часто бывает так: тренировка назначена на 16 часов – и в это же время вдруг возникает важная деловая встреча. Он отменяет тренировку, идет решать вопросы по бизнесу, а в 11 вечера звонит тренеру: «Приготовь зал». Он не пропускает тренировок вообще – даже если она будет в два часа ночи. Такой это рабочий человек.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы