android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Геннадий Орлов: «Вы считаете, что я не зажигаю?»

На старте европейских чемпионатов и в разгар российского Sports.ru продолжает серию интервью с теми, кто будет рассказывать нам о главных матчах сезона. Петербургский голос футбола Геннадий Орлов – очередной герой ТВ-сериала – обнаружил проблемы в «Зените», подсчитал оттенки в слове «Аршавин» и рассказал, где можно посмотреть на неудавшихся актрис.

Геннадий Орлов: «Вы считаете, что я не зажигаю?»
Геннадий Орлов: «Вы считаете, что я не зажигаю?»

- Полгода вы практически не комментируете футбол – не было желания начать подводить итоги?

– Ну, без комментаторской работы я не сижу – работаю с Первым каналом. Сейчас мы готовимся к Играм в Ванкувере, и я в обойме. Комментировал сборную с финнами, «Зенит» с «Насьоналом».  

- Переживали?

– Горечь, конечно, была. Но это все было предсказуемо. Я вот недавно долго думал и пришел к выводу, что в спорте праздновать можно час, не больше. Потому что на следующий день уже надо готовиться. «Зенит» стал жертвой. Когда психологически и тренер, и игроки живут с мыслью, что они победители, это мешает. Надо уметь забыть. Надеюсь, что поражение от «Насьонала» подвело черту. Как я сам сказал, закончилась эпоха Аршавина, Тимощука. Замечательная команда, но ее больше нет. Дик Адвокат давно потерял интерес. Клуб допустил оплошность – надо было расставаться с ним еще зимой. Кто уговорил его остаться? Естественно, команда разваливалась, разваливалась и развалилась. Сейчас «Зенит» оказался у разбитого корыта. Давыдов пришел – команда поднимается.  

«Розина играет в типичный мелкотравчатый футбол»

- По-прежнему лучший «Зенит» для вас – команда Морозова, из местных?

– Конечно. Сейчас  вот, например, Женя Башкиров растет – очень талантливый мальчик! Настоящий мыслитель, вроде Аршавина. Это редкий дар. Конечно, в Петербурге есть ребята, а звезд нужно 3-4 пригласить. А сейчас что? Губочан, Крижанац, Мейра? Это все отыгранные футболисты. Все сомнительные приобретения. Корниленко тот же. 

- Это опять у руководства кризис?

– Не знаю. Может,  это у них акции такие благотворительные – не понимаю. Я не знаю, какой будет «Зенит», но взять  того же Розину – он играет в типичный мелкотравчатый футбол. А сегодня полузащитник нужен быстрый, умеющий рывок метров на 30 сделать.

- Как Быстров?

– Конечно! Да, он стал в «Спартаке» лучше. Ему просто подсказали – иди в центр. И он пошел! 

- Ну, если говорить об имиджевой составляющей такой покупки, это не лучший вариант.

– Подождите. Я заранее убежден, что он, что называется, «даст». Помните, Тимощук же был в такой же ситуации. Все эти цены – это все как в музее. Подумаешь, за да Винчи дают 5 миллионов – а он, возможно, стоит 5 миллиардов! Второго-то нет такого. Вот и Быстрова такого нет. Он еще будет людей радовать! К тому же в «Зените» понимают, что возвратили своего. Думаю, и Кержаков должен со временем вернуться. В Петербурге свое любят. 

- Но вот комментатора вернули своего, из династии, а болельщикам не нравится. Пишут, что олдскульный Орлов лучше.

– Что болельщики? Это все дело канала. Спасибо тем, кто говорит обо мне в хорошем контексте, но Кирилл Набутов лучше всех остальных, я вам точно говорю.

«Терек» – любопытная команда: бежит, неожиданная такая»

- Даже лучше вас?

– Лучше всех остальных. Я же не хотел там работать. Это корпоративные вещи. Мне если разрешают работать, то только на «Первом». Я могу говорить о критериях, которые нужны комментаторам, но обсуждать других некорректно.  

- Вам просто так смотреть чемпионат России интересно?

– Некоторые игры – да. Когда «Рубин» играет, «Спартак», «Москва». Тот же «Терек» – любопытная команда: бежит, неожиданная такая! Я вообще согласен с Ринатом Ахметовым, который сказал, что после новых президентских выборов чемпионаты России и Украины могут быть объединены. Представляете, какой будет турнир!  

- «Зенит» сейчас открывает школу для спортивных журналистов – вас не звали?

– Нет. Но я сам с друзьями целый год преподавал. У нас было 5 ребят, которых мы учили на базе кафедры в институте Лесгафта. Все просто получилось – я дал интервью, сказал, что, если кто хочет – обращайтесь. Больше специально нигде рекламы не было! Чтобы не приходили никакие оголтелые, которым кажется, что они все знают. Я сам так комментатором стал – прочитал маленькую заметку и нашел, где и что. Можно работать только с таким человеком, который ночами не спит – так работать хочет. У меня один парень – актер, может быть комментатором, второй уже в деле, редактор. Хотя как можно научить? Только дать направление. Сейчас, например, есть проблема с радиорепортажем. Я слушаю радио, так нигде комментаторы не имеют представления, что такое радиорепортаж. В нем же главное все время мяч видеть! Надо живописать! Вот где кризис. На ТВ картинка работает, ребята поднаторели, немало профессионалов. На «НТВ-Плюс» вот хорошие. Но они выигрышные, когда говорят об Италии, Испании. А вот вы попробуйте на чемпионате России так же.

- В России все скучно?

– Нет, профессионалу скучно быть не может. Сел у микрофона – нельзя скучать. Другое дело, что это разные зрелища, поэтому надо делать, чтобы было интересно. Вот в интернете пишут, что надо зажигать. Интернет – это же что? Возможность ущербного человека мазнуть по морде известного человека – Аллу Пугачеву, еще какую-нибудь звезду. Сливают все на всех! А еще учат комментаторов и тренеров, кого брать. Это последнее дело. Есть только факт и аргумент. 

- То есть вам латиноамериканская манера не близка?

– Почему? Вы считаете, что я не зажигаю? Помню, прочитал после матча Россия – Голландия в одной газете, что Орлов, мол, усыпил всю страну. Однако я знаю, что миллион вышел на улицы Москвы. Что же они не спали? Экспрессия в интонационной игре, а не в криках! Не обязательно орать. Вы же в театр ходите? У людей слезы от радости! Да в одном слове «Аршавин» может быть 100 оттенков! Сколько говорят про других комментаторов, но ведь признают, что с Орловым-то веселее! Я всегда зажигаю. Я увлекаю.  

«Да в одном слове «Аршавин» может быть 100 оттенков!»

- А как Георгий Черданцев кричал на стадионе, не слышали?

– Нет, не слышал. Кричал – да что кричал. Я тоже что-то кричал, ну, это радость была. Говорят, вот, бразильцы кричат. Но у них же бригадный метод – у них там один кричит «гол», другой еще что-то. А мы в иной системе координат. Эмоции, конечно, важны, но не искусственные. У меня, например, бывают иногда нотки жесткости. Я, например, упрекал Хусти. Не могу его понять по-футбольному.  

- В Петербурге недавно был скандал с одним из журналистов, которого якобы уволили с подачи «Зенита» за сюжет про провокационный баннер.

– Я вам расскажу, как было на самом деле. Мы  этого журналиста пробовали в своей редакции, но он неадекватный человек. Он свою деятельность ведет несогласованно. Естественно, пресс-служба клуба просит не опускаться до оголтелости, не разжигать страсти. Что он делает? Снимает непонятный материал и привозит его позже, чем нужно. А потом пишет в блоге, что его выкинули с работы за этот сюжет. Но он же на самом деле обманул! Поздно привез материал, не сделал сюжет, подверг репутацию своего канала риску. За это был и уволен. Он, пострадавшая сторона, конечно, говорит, как ему выгодно. Но вы видели кого-нибудь, чтобы он сам про себя плохо говорил? Конечно, надо говорить о проблемах. То, что произошло, например, с Быстровым – это позорище! Надо осуждать этих людей.  

- Но сегодняшние  газеты, допустим, не все написали.

– Я знаю, видел. Но это их право – почему они должны писать? С тем же успехом могут политики возмутиться, мол, почему о нас не пишете? Почему они не критикуют Мутко, Тягачева? Это такой у них продукт. Может быть, прав и Хиддинк, говоря, что не надо придавать значения этим инцидентам. Если это смаковать все время, то те ублюдки, которые делают такие вещи, будут радоваться. Зачем? Я, например, дал зарок себе не отвечать на нападки. Многие пытаются, в основном, из зависти. Например, на радио есть одна передача, такой обзор телевидения. Ведут две женщины – Петровская и Ларина. Одна – неудавшаяся актриса, другая – неудавшаяся телеведущая. Если бы не телевидение, они бы остались без куска хлеба. Я увидел их в эфире – ну, жуть! А они строят на этом свой имидж, зарабатывают. Откуда они знают, кто как должен делать? 

- То есть вам критика не нужна?

– Нужна, но добрая. Критика, например, по Белинскому – это разбор произведения, творчества. Когда это делает умный человек, можно многое почерпнуть. Кто-то, например, говорит, что я московский комментатор. Какой я московский? Я из Петербурга и горжусь! Но я же говорю правду. Если москвичи играют хорошо, почему об этом молчать? И опять начинается: «ну это московский, ну точно». Что мне мнение таких людей? Почему я, например, дружу с тренерами и футболистами? Я же поднимаю проблемы разные, с Денисовым помните была история? Но я всегда правду говорю, а люди это видят.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы