Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

«Хотите, подпрыгну от радости?»

Футболисты «Спартака», не взявшие три очка в матче против «Амкара», покинули «Лужники» через черный ход. В смешанной зоне появились только пять человек. Трое из них разговаривать отказались.

Станислав Черчесов шел после матча в раздевалку с такой улыбкой, словно уже наступили времена, когда ничья с пермским клубом считается хорошим результатом.

- Рашидик! - воскликнул он, увидев тренера «Амкара» Рахимова. - Привет, дорогой!

Бывшие партнеры обнялись, демонстрируя неподдельную радость встречи. Рахимов был так счастлив, что очень душевно поздоровался с пресс-атташе «Спартака» и был готов обнять даже коллегу, Владимира Федотова.

- Да ну тебя… - оттолкнул его спартаковец. Но руку все-таки пожал. А затем принялся за что-то выговаривать. Наверное, убеждал, что уступить народной команде - почетно, а сопротивляться - некрасиво. Впрочем, эту же мысль Федотов  попытался развить на пресс-конференции.

- Жалко терять очки дома, - качал головой тренер. - Но очень хорошо сыграла оборона «Амкара». Особенно в центральной зоне.
Он привычно посетовал на плохую реализацию моментов, особенно попенял Владимиру Быстрову, имевшему «три возможности». И вдруг сделал открытие:

- Нам как воздух нужен второй форвард. Такой, который может взять игру на себя и сделать результат. Очень тяжело с одним нападающим против такой обороны.

Про Моцарта, который зачем-то бросил мяч в Алексея Попова, подробно распространяться Федотов не стал:

- Когда такое происходит не первый раз, нужно проводить лечение. Лекарства давать.

Вероятно, скоро в дубль будет переведен врач, не дающий нужные медикаменты.

Рашид Рахимов, которому в день игры исполнилось 44 года, самонадеянно заявил, что такие скромные подарки, как ничья, не принимает.

- Много хочешь, - вспылил вдруг Владимир Федотов.

Ему-то дарят галстуки.

Амкаровский тренер добавил, что недоволен атакой, а вот оборона сыграла хорошо.

…Футболистам «Спартака» было так стыдно, что они почти все сбежали от прессы через черный ход. Стипе Плетикоса еще не вернулся с поля, а Владимир Быстров уже покидал раздевалку.

- Че… где… - общался он с кем-то по телефону. - Где на… машина? А че, ее подогнать было нельзя? Че, я ждать должен?

От интервью он отказался, так как куда-то торопился, хотя, как мы знали, машина еще не пришла.

Через смешанную зону вышли Артем Дзюба и Роман Шишкин. Но только для того, чтобы отказать всем в общении. Стипе Плетикоса постоянно просил повторить вопрос медленнее, так как ему еще трудно.

Максим Калиниченко был более общителен.

- Максим, может быть, у вас в команде все-таки обет молчания?

- Никакого обета нет. Для микст-зоны, по крайней мере.

- А почему вы выходите и разговариваете, а остальные нет?

- Вы почему мне такой вопрос задаете? Это похвала или упрек?

- Похвала.

- Спасибо. Хотите, подпрыгну от радости?

И действительно подпрыгнул. Силы, значит, еще остались. Не полностью выложился.

Алексей ШЕВЧЕНКО

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы