android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

«Эска» истины

Любители автоспорта имели полное право добрую половину гонки на «Интерлагосе» клевать носом. Монотонное действо крайне редко дополнялось поистине яркими моментами, заслуживавшими анализа. Однако при детальном рассмотрении эти эпизоды заставили взглянуть на Гран-при совершенно под другим углом, позволив восхититься не всегда очевидными достижениями ряда пилотов.

«Эска» истины
«Эска» истины

Начнем, разумеется, с Нико Хюлькенберга — главного ньюсмейкера уик-энда. В субботу он восхитил общественность не столько завоеванием поула, сколько грамотным сбором воедино факторов, обеспечивших успех. И если автором подсказки с опережающим пелотон переходом на «слики» выступил Рубенс Баррикелло, то в остальном оказался бесподобен его напарник. Во-первых, немец блестяще использовал ресурс машины, выжав максимум из жестких настроек подвески. Еще в прошлом году многие эксперты выделяли этот узел в конструкциях «Тойоты» и «Уильямса» как наиболее специфический. Но если японская конюшня делала ставку на более мягкую его работу, то «синие», наоборот, исходили из агрессивного торможения, что имелся в приоритете у пилотов. Думается, это и было тем ключом, что позволило Хюлькенбергу более оперативно и качественно прогреть резину.

«По радио потребовали поднять температуру сликов активной работой в виражах. Атаковал, как мог — даже позволял задним колесам уходить в небольшой занос, сильно и поздно жал на тормоза. И покрышки пришли в тонус с самого первого круга», — признался по итогам суперпоула герой, чем, собственно, и подтвердил наши предположения. При «сухих» настройках (а именно таковыми они были на машине Нико в субботу) на прогретой трассе немец позволял себе подобное далеко не всегда, поскольку износ компаунда при полных баках увеличивался в разы. На подсыхающей же трассе с учетом свежей резины и божеского уровня топлива маневр приносил не просто пользу, но придавал машине космическое ускорение. Отсюда и объяснения чудесам в третьем секторе.

Если внимательно присмотреться к видеозаписи, то станет очевидно: на заключительном сегменте круга Халк принялся оттормаживаться чуть раньше, нежели обычно, зато потом от души втапливал педаль газа — и пулей ускорялся при разгоне. То бишь, все тот же комплекс «разгон-торможение», только с перераспределенными акцентами для сохранения баланса между прогревом передних и задних шин.

Пилот «Феррари» пер на соперника, как бык на красную тряпку, оказывая на немца адское давление

В придачу отметим грамотное пилотирование Нико: он избегал попадания на мокрые участки трассы. Может где-то с чрезмерной осторожностью. Но затем проигрыш «водной» сотой секунды с лихвой компенсировал в накатанных траекториях в поворотах.

Теперь о воскресенье. На стартовом отрезке гонки немец выглядел очень достойно: каждому из лидеров, болиды которых превосходили «Уильямс» по многим ключевым характеристикам, он хотя бы чуть-чуть, но сопротивление оказал. Даже в битве с Фернандо Алонсо пару раз столь изящно перекрестил траектории, что не зацокать языком в знак одобрения возможным не представлялось. А ведь пилот «Феррари» пер на соперника, как бык на красную тряпку, оказывая на немца адское давление. Это легко узреть по записи с бортовой камеры на машине испанца: двукратный чемпион мира накатывал на торможениях так резво, что даже уверенно контролировавшему машину пилоту было бы не по себе. Тогда как на сухом «Интерлагосе» Хюлькенберг явно боялся переборщить с ранними и жесткими торможениями.

Однако лучше всего триумфатор GP2 2009 года защищался против Льюиса Хэмилтона: на протяжении шести (!) кругов он не оставил тому ни единого шанса прорваться, хотя попытки атаки предпринимались практически на каждом изгибавшемся участке трассы! Особенно ярко Нико действовал в эске «Сенна» и при нырянии в первый поворот. Ему хватало лишь полудвижения руля, чтобы показать британцу — «я знаю, что ты задумал».

Да, представителю «Макларена» мешал недостаток сцепления передка машины с дорожным полотном. Но неужели у вас повернется язык назвать заполненную под завязку FW идеально управляемой? Это Баррикелло, привыкший выходить из виража без резких телодвижений, способен называть машину в таком состоянии «стабильной». Но уж никак не молодой немец… В общем, если бы не пит-стоп, крики в командное радио «делай все, что угодно, но только обойди Халка» у Хэмилтона зачастили бы.

Спустя два круга произошел еще один инцидент с участием Буэми — вновь вызванный тактической недальновидностью гонщика

К слову, обладай хотя бы половинной выдержкой от обозначенной пилоты «Торо Россо» — и бразильский Гран-при избавился бы от ряда глупых коллизий. Например, от такой, что случилась на 61-м круге, где запаниковавший Себ Буэми совершенно необоснованно припечатал Фелипе Массу. На задней прямой гонщик «Феррари» очень аккуратно принялся огибать конкурента, забывшего, что на «Интерлагосе» существуют несколько траекторий для прохождения виража. И тот, узрев справа от себя алый болид, потерял связь с реальность — и ради сохранения позиции задумал вытеснить визави на обочину. Увы, сделал это столь неаккуратно, что спровоцировал коллизию. Хотя идти на преступление в данном случае не требовалось и близко: достаточно было лишь взять чуть влево и спокойно доработать рулем чистый выход из виража. В таком случае уже самому Массе пришлось бы оттормаживаться, пропуская соперника, либо же срезать часть трассы для завершения маневра.

Спустя два круга произошел еще один инцидент с участием швейцарца — и вновь вызванный его тактической недальновидностью. На этот раз в первом повороте Буэми неверно оценил скорость Адриана Сутиля, а потому обрек себя на совместный с соперником выход на апекс. Публика уже зажмурилась в ожидании фейерверка искр от контакта и потока брани от пострадавшего, возмущенного безалаберностью конкурента. Но немец сотворил маленький автоспортивный шедевр, доказав, что недаром его всю осень сватали в топ-конюшни. Уйдя вправо от, казалось, неминуемого контакта, он не только сохранил машину в пределах гоночного полотна, но вытянул болид через «не могу» на широкий простор. Как выяснилось, выход «Форс-Индии» оказался на полкорпуса лучше, нежели у соперника, а потому оформить верховенство в дуэли де-юре оставалось делом техники. С ней у Сутиля проблем давно не наблюдается, а потому Адриан с блеском завершил один из самых изящных маневров этапа. Впрочем, поклонники немца могут с этим не согласиться, поскольку их любимец не менее эффектно — с чувством, толком и расстановкой — отбивал атаки Михаэля Шумахера в эске «Сенна».

Что до Хайме Альгерсуари, то на его совести медленный прокол, которым был награжден Рубенс Баррикелло. Отчасти в ЧП виноват и бразилец, на 36-м круге чрезвычайно близко подобравшийся к сопернику на прямой старт-финиш. Но будучи человеком старой закалки, бразилец резонно считал: коль уж соперник проиграл спор за инициативу при слип-стриме, то наверняка не будет упираться на стадии атаки виража. Однако молодежь думает иначе: испанец, терпевший притеснение на прямой, перед самым виражом взбрыкнул в надежде оттеснить бразильца в сторону. Чем это закончилось, видел весь мир…

Отбив пару атак Баррикелло, Петров обрел уверенность — и очень эффектно отшил ветерана на 62-м круге

На этом фоне грамотный и корректный пропуск Михаэлем Шумахером Нико Росберга виделся образцом рациональной мысли и дипломатичности. Собственно, потом семикратный и не скрывал ни мотивации, ни характера исполнения задумки. Благо его преемник (если верить эпитетам немецкой прессы) реабилитировался рядом неплохих спортивных — в прямом смысле слова — маневров. Особо выделим обгон Камуи Кобаяси в эске «Сенна». Во-первых, потому что именно Росберг прочертил наиболее близкую к идеальной внутреннюю траекторию, если сравнивать линии движения с иными представителями пелотона. А во-вторых, отметим, насколько быстро японец учится на ошибках. Если на 41-м круге он слишком широко открыл «калитку» представителю «Мерседеса» и потерял из-за этого позицию, то 15 кругов спустя мгновенно внес коррективы, когда почувствовал дежа-вю. В борьбе с Буэми Камуи оставил сопернику чрезмерно много свободы, но вовремя спохватился — и пусть ценой легкого контакта, но уравнял чаши весов в борьбе за 11-ю позицию.

Если бы все «подрастающее поколение» столь оперативно впитывало в себя обретаемый на трассе опыт, право слово, гонки стали бы намного интереснее. За примером далеко ходить не надо: под занавес гонки Виталий Петров, прежде в Бразилии чрезмерному давлению не подвергавшийся, угодил под пресс Баррикелло. И несколько раз едва не выбрасывал белый флаг в эске «Сенна». Однако отбив пару атак, он обрел уверенность — и очень эффектно отшил ветерана на 62-м круге, забаррикадировав внутренний радиус. Для сравнения, уже не раз упоминавшийся Буэми, имея за плечами ворох «косяков», на 65-м (!) круге все равно расписался в беспомощности при разгадке ребуса Ника Хайдфельда, атаковавшего «эску».

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы