Блог Protennis и не только

Страсть и ненависть в Лас-Вегасе. Андре Агасси. Часть 1

Математику Андре выучит, подсчитывая призовые, географию узнает, путешествуя по турнирам, а историю… Историю мой сын будет творить сам.

Майк Агасси, отец Андре Агасси на упрёки учителей о низкой успеваемости сына.

 

Обречен на победу

Андре Агасси был обречен на карьеру теннисиста. Так, задолго до рождения сына решил его отец. А все началось в Тегеране в 1942 году, когда маленький Майк (тогда еще Ману) Агасси - сынишка армянского торговца коврами - залез на дерево возле особняка военной миссии США и увидел, как две белые тетеньки играют в неведомую, но прекрасную игру, перебрасывая ракетками мячик через сетку. Мальчуган был настолько потрясен и очарован, что свалился вниз прямо на корт. Так теннис вошел в семью Агасси.

Сам Ману однако теннисистом не стал. Ману записался в боксерскую секцию и очень скоро убедился в насущности такого выбора. Однажды в дом Агасси ворвались трое грабителей, а спустя минуту они уже покидали его со сломанными челюстями. Вскоре маниакально упорный в достижении своих целей Ману добился серьезных спортивных успехов - выиграл чемпионат Ирана и поехал на олимпиаду в Лондон. Европа была для него terra inсognita, и молодого иранца ждало много новых открытий и потрясений. Выступил, кстати, Ману вполне прилично, проиграв в четвертьфинале великому венгерскому боксеру Ласло Паппу, будущему чемпиону.

Но главное, состоялось новое свидание с теннисом. В эти же дни проходил Уимблдонский турнир, и, естественно, Агасси не преминул воспользоваться случаем посмотреть игру легендарных теннисистов. Удивительное зрелище разбудило старую любовь с новой силой: "Я понял, что мое будущее целиком связано с теннисом!" Ждать, правда, оставалось десятилетия... В 1952 году Ману побывал еще на одной олимпиаде - в Хельсинки, но та поездка ничего путного ему не принесла. Мало того, что он проиграл уже во втором круге, так еще и за все время своего пребывания в Суоми не обнаружил ни одного корта. Дикая страна! А вскоре Агасси, обладавший природным нюхом на опасность, вынужден был "делать ноги" из Ирана. Там в очередной раз произошел переворот, и впоследствии многие из друзей Ману по олимпийской команде попали в застенки шахских спецслужб. Сам же Ману к тому времени уже предусмотрительно был за океаном. Все необходимое для скорого получения американской визы у него наличествовало: он не был коммунистом, имел родственников в Штатах и скопил на черный день несколько тысчонок долларов. Родственники, кстати, проживали в Чикаго.

Нужно ли объяснять, что парню с железными кулаками в этом легендарном городе быстро нашлась подходящая работенка. Он продолжал боксировать, активно участвовал в "черном тотализаторе" и несколько раз специально ложился под заведомо более слабого соперника, получая при этом солидные деньги. Тотализатор, естественно, курировали гангстеры, и у Агасси вскоре появились дружки и покровители в этой веселой, но суровой среде (в частности, знаменитый мафиози Джонни Рокко). В 1958 году большая их часть была перебита в очередной крупномасштабной гангстерской войне. Уцелевшие же остатки синдиката перебрались в Лас-Вегас, туда же переехал и Майк Агасси по прозвищу Армянский Убийца, как всегда, ловко избежав преследования. Старые друзья встретили его с распростертыми объятиями и подыскали солидную и прибыльную должность помощника генерального менеджера отеля "Цезарь-палас", известного как штаб-квартира крупнейших мафиозных организаций. Тем не менее Майк не очень долго проработал на этом посту, променяв его на должность директора теннисного клуба в том же отеле. В зарплате он терял почти вдвое, но зато наконец-то попал в дорогую его сердцу стихию. К тому же через полтора года после его добровольного "понижения" все руководство отеля, включая нового помощника генерального менеджера, было перестреляно наемными убийцами из нью-йоркской Коза Ностра. Агасси-старший в очередной раз вышел сухим из воды...

В Лас-Вегас он приехал уже женатым на скромной кассирше Бетти Джоунс. На нее-то и возлагалась ответственнейшая миссия - родить будущего чемпиона. Чемпион долго не получался. Родились две девочки и сын Фил, у которого врачи обнаружили врожденный порок сердца. Короче говоря, совершенно никудышный материал для реализации честолюбивых замыслов папаши Майка. Несмотря на эти довольно обидные подначки судьбы, он решил попробовать еще раз. Для этой цели он не поскупился и на месяц снял коттедж на Гавайских островах, райском уголке Земли. Это чтоб уже без промаха. 29 апреля 1970 года родился Андре Агасси.

Детская Андре была окрашена в ярко-зелёный цвет, игрушки заменены детскими ракетками и мячиками, а все стены обвешаны портретами великих теннисистов прошлого. По мнению Майка, сын должен был с ранних лет проникнуться духом этой игры.

Тренировки Андре начались с пеленок. В буквальном смысле. А в трехлетнем возрасте ему приходилось тренироваться по четыре часа и наносить не менее 800 ударов по мячу. Постепенно поднимая нагрузки, Майк добился того, чтобы сынишка через пару лет делал уже четыре тысячи ударов за двухчасовую утреннюю тренировку. В пять с половиной лет Андре принял участие в первом своем турнире - чемпионате Лас-Вегаса среди детей. Естественно, он легко разделался с соперниками, которые еще только начинали постигать азы теннисной науки.

В это же примерно время в "Цезарь-палас" приехали знаменитый Род Лэйвер и молодой еще Джимми Коннорс, чтобы сыграть "Матч поколений". Снующий по корту малыш с обрезанной ракеткой привлек внимание Коннорса, и он согласился дать несколько уроков мальчику. Это событие в вечерних новостях показывали по всем телеканалам. В это время папаша всё это дело снимал на видеокамеру. И не зря ведь – через многие годы он продал оригинал за 150 000 долларов телеканалу BBC.

Совсем юного, но уже однозначно одарённого Агасси отец повёз в Калифорнию, в городок Палм-Спрингс, где проходил чемпионат штата. Майкл знал, что если Андре засветиться на этом пиршестве, то его точно заметят. Но Андре не захотели включать в список. Тогда Агасси-папа появился в оргкомитете совершенно неожиданно и тоном, выработанным во время гангстерских разборок, потребовал допустить его сына на турнир. Организаторы скорее удивились, чем испугались, но шутки ради решили умилостивить сумасшедшего папашу. Младший Агасси был допущен на турнир, уверенно дошел до финала, где проиграл какому-то полугреку, что было особенно неприятно. Обидчика звали Пит Сампрас.

Кто мог тогда предположить, что начинается главное теннисное противостояние последнего десятилетия двадцатого века.

В 14 лет Агасси оказался там, где оказывались практически все лидеры американского тенниса - в академии Ника Боллетьери - "крестного отца" чемпионов.

Андре отнюдь не спешил проявить особого рвения в изучении теннисных премудростей и весь свой природный артистизм употребил на отлынивание от занятий. Однако при всем своем дуракавалянии он не мог скрыть недюжинный талант, поэтому дядюшка Ник как мог терпел выходки юного сорванца, надеясь, что проценты от будущих гонораров Агасси с лихвой компенсируют его мучения. (Как он ошибался! Семейный клан Агасси "кинул" тренера, как только посчитал, что нужда в нем отпала.)

Во время инспекции Боллетьери обнаружил в шкафу у Андре целый склад пустых бутылочек из-под виски, текилы и водки.

- Коуч, а вы разве не знаете, что я коллекционирую такие вот маленькие бутылочки уже несколько лет? - взгляд коллекционера являл собой удивительную смесь наглости и искренней невинности.

Одевался Андре с восточной крикливой пестротой, экспериментировал с прическами, а в своей комнате повесил огромный, на всю стену, портрет полуобнаженной красотки. Красотку звали Брук Шилдс...

 

Автор
  • BLINCHIK

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья