Блог Square One

Лондон 5 лет спустя: Олимпиада вообще не навредила

Виталий Суворов – с экскурсией по местам Игр-2012.

За несколько лет до волшебного открытия лондонской Олимпиады – с Джеймсом Бондом, мистером Бином, Take That и королевой Елизаветой – один из британских политиков подошел к микрофону и впервые заговорил об «олимпийском наследии». За окном – декабрь 2017-го, Игры в Лондоне давно закончились, а на главном олимпийском стадионе уже полтора года играет «Вест Хэм». Вот только англичане по-прежнему спорят об этом наследии целыми днями.

Жители Стрэтфорда, максимально непривлекательного, грубого и забытого района Восточного Лондона, встречали Олимпиаду воплями о стройках, толпах и взвинченных ценах; теперь некоторым из них кажется, что усыпанный стадионами, моллами и бассейнами район Олимпийского парка совершенно не вписывается в привычный образ Лондона. «Все это до сих пор выглядит, как странный студенческий кампус на окраине города», – как-то отрецензировали Стрэтфорд парни из «Гардиан».

Фанаты «Вест Хэма», которые теперь регулярно заглядывают в олимпийский квартал, тоже бунтуют. Легкоатлетический стадион вместо винтажного, компактного «Аптон Парка»? 6 фунтов за пинту? Никакой тебе атмосферы или истории? Нет, эти ребята с радостью укатили бы в прошлое. Проблема лишь в том, что следующий переезд «Вест Хэма» случится не раньше, чем в 2114-м – и даже самые стойкие болельщики клуба вряд ли рассчитывают затянуть песню о пузырьках в какой-нибудь другой части Лондона.

Прибавьте к этому урбанистов, ученых, общественных активистов, политиков, экологов и бизнесменов, которые то разносят, то хвалят наследие Лондона-2012 в каждом третьем выпуске «Дэйли Мэйл», «Таймс» и «Телеграф». А теперь прибавьте к ним еще и меня: по счастливой случайности на старте прошлой недели я как раз оказался в окрестностях олимпийского парка – и теперь мне тоже есть что сказать.

***

Первое, что вы видите на выходе из метро Стрэтфорд, – куча деревьев, идеальная чистота и гигантский торговый центр «Вестфилд» (один из самых больших в Европе и третий по размеру в Великобритании), появившийся здесь за год до открытия Олимпиады. Внутри «Вестфилда» – кинотеатр, казино и магазины более или менее всех брендов, о которых вы когда-либо слышали.

Но главное: даже поздним утром понедельника здесь действительно есть жизнь.

Больше всего в Лондоне боялись повторить ошибки Афин-2004, которые отгрохали не менее впечатляющую деревню на время Олимпиады, но совсем не продумали, что же делать с этим наследием после Игр – в результате часть города оказалась просто заброшенной. Англичане явно уделили постолимпийскому устройству района чуть больше времени. Еще до старта Игр мэр Лондона Кен Ливингстоун открыто говорил о том, что ему нет никакого дела до спорта, а его главная цель – получить финансирование и запустить тотальное обновление Стрэтфорда.

Впрочем, открывается район так себе. Леди и джентльмены, встречайте, возможно, самую сомнительную идею организаторов Парка – смотровую башню/статую/скульптуру «Орбита», также известную, как Cамая Уродливая Хренотень, Которую Только Можно Найти Во Всей Англии.

Бассейн (слева), который сторонится Уродливой Статуи примерно так же, как и местные жители, вышел чуть более успешным. Во-первых, его по-прежнему активно используют: за первые три года в олимпийскую воду прыгнули около 3 млн лондонцев. Во-вторых, под стильной стеклянной крышей спрятался не один, а сразу три отдельных бассейна.

В одном из них по-прежнему тренируются профессиональные пловцы и будущие участники Игр; в двух других устраивают занятия для школьников и просто хорошо проводят время. Лучшая часть: за билет вам придется отдать что-то около 4 фунтов. То есть, ровно столько же, сколько попросят и в тех бассейнах Лондона, которые не имеют никакого отношения к Олимпиаде.

Периметр Олимпийского парка все еще оккупирован строительными кранами. По словам Бена Флетчера, директора по маркетингу, коммуникациям и стратегии корпорации London Legacy Development, которая занимается местной инфраструктурой, активно обустраивать Стрэтфорд будут еще не один год. При этом, как говорят, строят здесь с двухлетним опережением графика – скажем, после возведения молла и некоторых других заведений, рабочих мест оказалось на 100 тысяч больше, чем планировали изначально. Всего за пять лет на месте бывшей Олимпийской деревни (теперь эту часть Стрэтфорда называют East Village) построили почти 3000 новых домов; около 1500 из них попадают в категорию «доступное жилье». Хотя, само собой, при желании под это понятие можно подогнать более или менее что угодно.

Главная претензия тех жителей East Village, которые так и не прониклись олимпийским духом, звучит примерно так: все, чем хвастаются люди в костюмах, которые отвечают за застройку района, произошло бы и без Олимпиады, так как еще в конце 90-х на стол местных чиновников упал проект под названием Stratford City Project по обновлению Стрэтфорда. Таким образом, Лондон-2012, согласно этой теории, просто стал гигантской воронкой, в которую спустили кучу денег – а Стрэтфорд легко обошелся бы и без Игр.

Услышав претензию, Бен чуть заметно хмурится, но тут же опровергает теорию: «Этот проект действительно существовал, – говорит он. – Но поверьте, если бы не Олимпиада, за его реализацию никто бы так и не взялся. Стрэтфорд пытались облагородить тридцать лет. Это стоило очень больших денег, миллиарды фунтов. В первую очередь потому, что это был очень загрязненный район. После войны здесь тестировали атомную бомбу, тут же в XIX веке изобрели пластик, а затем бензин. Земля здесь была очень загрязненной. Прибавьте к этому вышки электропроводов, которые мы спрятали под землю. На все это ушло очень много денег и времени». 

Бен признает, что еще одна идея Лондона – использовать Олимпиаду как толчок к популяризации массового спорта, – пока не взлетела. Зато с точки зрения бизнеса здесь все в полном порядке: уже сейчас в Стрэтфорде находятся штаб-квартиры Ford, BT Sport и прочих крупных компаний. Еще через пару лет здесь же планируют разбить громадную культурную зону с музеями, галереями, парочкой университетов и центром современного искусства, который – по крайней мере, по размеру – обойдет парижский «Помпиду». «Эта часть появилась уже в процессе работы над постолимпийским устройством, – говорит Бен. – В изначальном плане ее не было».

Главный центр притяжения Стрэтфорда после торгового центра «Вестфилд» – олимпийский стадион, куда этим летом переехали суровые мужчины из «Вест Хэма».

Без драмы, конечно, не обошлось. Во-первых, дорога от «Аптон Парка» до нового стадиона занимает примерно 40 минут, если речь идет об общественном транспорте. Во-вторых: чертовы беговые дорожки. Ну и в-третьих, в истории человечества не было еще ни одного примера, когда настолько масштабным редизайном были бы довольны все – если, конечно, не считать замену Ричарда Бреммера на Райфа Фэйнса в четвертом Гарри Поттере или тот день, когда производители футбольной формы наконец пораскинули мозгами и отказались от всех этих смехотворно коротких шорт из 80-х.

Бен говорит, что со дня открытия на Олимпийский стадион заглянуло больше 18 млн людей. Секрет такой посещаемости – в технологической гибкости арены, которая легко превращается хоть в площадку для легкой атлетики, хоть в грандиозный концертный зал. В последние полтора года здесь шумели гитарами AC/DC, Depeche Mode, Робби Уильямс и Guns N’Roses. Рекордную толпу собрали как раз Эксл с друзьями – 139 тысяч человек за два дня. Здесь же проходили матчи чемпионата мира по регби и автогонки, а совсем скоро в Стрэтфорд прикатят еще и бейсболисты из MLB, которые откроют здесь новый сезон.

Внутри стадион «Вест Хэма» выглядит очень стильно: клубные цвета – повсюду, Чичарито, Кэрролл, Антонио и остальные ребята смотрят на вас с портретов, а стены украшены культовыми слоганами и отрывками из легендарной песни про пузырьки. Конечно, до полной вестхэмизации стадиону еще далеко, но, оказавшись здесь, вы точно поймете, что больше всего на «Лондон Стэдиум» уважают именно футбол – и только после него идут спринты, рок-н-ролльные вечеринки и все остальное. 

Самая неожиданная штука, которую можно увидеть под трибунами стадиона – часть беговой дорожки Лондона-2012, над которой летал Усейн Болт и прочие олимпийские звезды.

При этом дороже всего Лондону обходятся те дорожки, которые в день матча «Вест Хэма» вы не увидите. «Лондон Стэдиум» работает по принципу стадионов-трансформеров вроде арены «Янкис» в Нью-Йорке, где так же играют в футбол, или «Стейплс-центра» в Лос-Анджелесе, который легко превращается из баскетбольного центра в хоккейный и наоборот.

«Пока стадион не зарабатывает, – объясняет Бен. – Потому что мы тратим приличные деньги как раз на регулярную трансформацию. Когда тут играют в футбол, трибуны придвигаются ближе к полю. Когда мы проводим легкоатлетические соревнования – наоборот отъезжают назад. Сейчас дорожки спрятаны по трибунами».

Репортер «Гардиан» Тим Берроус считает, что через пять лет после Олимпиады Стрэтфорд все еще выглядит как «новое» и «причудливо отстраненное» место: «Улицы здесь называются «Авеню Олимпийского парка», «Путь чемпионов» и «Площадь победы». Сложно понять, в каком городе ты находишься – Стрэтфорд легко можно спутать с Мельбурном или Лионом. Здесь нет людей, которые спали бы на улицах, ведь их постоянно патрулирует охрана. А прежде чем поставить где-нибудь камеру со штативом, вам придется просить разрешения».

Конечно, у местных жителей вряд ли когда-нибудь исчезнут вообще все претензии – и если вы пройдете по улицам, то услышите примерно 137 разных мнений. И тем не менее, одной вещью Бен действительно доволен: «Главный успех заключается в том, что ядро людей, которые жили в Стрэтфорде раньше, осталось здесь и сейчас. А потом уже подтянулись новые жители. Мы уверены, что лучше Лондона с олимпийским наследием не справлялся еще ни один город».

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.