Нарушение численного состава
Блог

«Ваня, никогда не верь хоккеистам». Иван Скобрев о работе с Крикуновым, новом вызове в «Барысе» и «Ледниковом периоде»

Откровенный разговор о работе в КХЛ.

Иван Скобрев – российский конькобежец, который уже не первый год работает в клубах КХЛ. В конце сентября «Барыс» сообщил о приглашении Ивана Скобрева в Нур-Султан. В казахстанском клубе он выполняет функции тренера по физической подготовке.

Блогер Sports.ru Казахстан Archi Arsenal поговорил с Иваном о работе в «Динамо», особенностях Владимира Крикунова, а также о том, что нового он привнес в тренировки «Барыса». Помимо этого, Иван Скобрев поделился, что ему запомнилось в «Ледниковом периоде» и насколько он строгий отец для своих детей.

«Ром, я тебя давно знаю, потому что мы как приезжаем к вам или ты приезжаешь к нам, ты забиваешь «Динамо»

– Иван, как вы узнали об интересе «Барыса»?

– Мне позвонил Борис Анатольевич (Иванищев – президент «Барыса») и сказал, что есть интерес со стороны клуба. На тот момент у «Барыса» была вакансия тренера по физподготовке. Меня рекомендовал Владимир Васильевич Крикунов , с которым мы четыре года работали в московском «Динамо».

Посоветовавшись с семьей, я решил ехать и работать в «Барысе». Конечно, были вопросы у супруги, детишки переживали, но надо развиваться, тем более, мое развитие связано с любимой работой. Согласовав все эти нюансы, собрал чемодан и прилетел в Нур-Султан. Сразу с корабля на бал: провели две тренировки с ребятами. Потом были первые игры – это «Сибирь» и «Автомобилист».

– Вы пока один приехали в Нур-Султан, а семья осталась в Москве?

– Детишки ходят в школу: младший во второй класс, старший в четвертый. Одному 10 лет, другому 8, поэтому сейчас срывать ребят посреди учебного года нет смысла. Плюс они оба занимаются хоккеем: старший играет в соревнованиях и на московскую область, и на Москву. Сейчас у него очень важные игры. Он лидер бомбардиров в чемпионате, поэтому тренер не хотел его отпускать даже на пять дней на каникулах. Решили, что как будет у него пауза и будет у нас в КХЛ перерыв – тогда они все вместе на десять дней и прилетят. Соглашение с «Барысом» рассчитано до конца этого сезона. Если получится, и у обеих сторон будет интерес к продолжению сотрудничества, то почему бы и семью в дальнейшем не перевезти в Нур-Султан. Но этот учебный год мы решили доучиться в Москве, уже никуда не дергаться.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Иван Скобрев (@skobrev)

– Во время матча вы всегда что-то записываете в блокнот. Что это?

– К этому меня приучил Крикунов – отмечать для себя полезную информацию. У меня разделен блокнот на линейки: я пишу каждого центрального нападающего, у них есть 3 показателя: сколько он выигрывает и проигрывает вбрасываний, сколько бросков совершает его звено и сколько бросков пропускает, которые доходят до нашего вратаря. Фиксирую сколько смен в секундах игроки проводят, чтобы потом проанализировать, сколько каждое звено поиграло. Конечно, мы эти данные получаем на следующий день в Instate, но мне нужна оперативная информация, чтобы по итогам игры кого-то взять на дополнительную нагрузку, кому-то наоборот дать восстановительный велосипед.

Я с каждым отдельно разговариваю, чтобы подходить индивидуально. У Дитца бывают смены больше трех минут. Это колоссальные отрезки на льду, поэтому надо индивидуально подходить к восстановлению ребят и давать им правильную нагрузку, которая позволит им в следующей встрече сыграть оптимально. Потому что матчи идут через день. Октябрь, наверное, один из самых тяжелых месяцев в связи с паузами на Еврохоккейтур и на Олимпиаду. График игр очень сжатый. Если московские команды могут передвигаться по московскому региону и играть между собой, то наш любой выезд связан с длительными переездами. Здесь приходится грамотно распределять нагрузку не только на игру, но и на работу в зале.

– Вы участвуете в тренировке на льду, или ваша работа все-таки больше в тренажерном зале?

– Есть разница в моей работе в «Динамо и в «Барысе». В «Динамо» всегда было 5-7 человек, которые или травмированы, или не попадают в состав. Эта группа людей оставалась со мной в зале. Потом мы вместе отдельно от команды выходили с ними на лед и набирали оптимальные кондиции, чтобы они могли тренироваться в общей группе.

В «Барысе» только один-два человека находятся вне команды. При этом они выходят на лед вместе с командой. Те ребята, которые не идут сразу на лед, они работают со мной в зале, а потом присоединяются к общей группе.

– Как вас приняли в команде? Все-таки вы человек новый.

– В первый день я пришел чуть раньше команды на тренировку. У меня был тяжелый перелет, в 4-5 утра я пришел в гостиницу, а к 8 утра надо было ехать на каток. Первый приход в раздевалку был волнительным. Однако меня очень здорово встретили в тренерском штабе. Приятно, что тепло встретили, тем более что со многими ребятами заочно был знаком. Рому Старченко я давно знал, как хоккеиста. Мы не были лично знакомы, но один из его плюсов или тогда для меня минусов было то, что он всегда забивал московскому «Динамо». Поэтому мои первые слова были: «Ром, я тебя давно знаю, потому что мы как приезжаем к вам или ты приезжаешь к нам, ты забиваешь «Динамо» (смеется).

Помимо этого Вадик Шипачев из «Динамо» сказал, что в «Барысе» все нормальные ребята. Савченко Рому я видел в Ярославле, Никита Михайлис хороший забивной игрок. С Дитцем сразу же переговорили. Потом было собрание с Борисом Анатольевичем, который меня представил всей команде.

На первых тренировках мы добавили прыжковые элементы – это сразу понравилось, и иностранцам, и нашим русскоговорящим ребятам. Поэтому быстро нашли общий язык. Языкового барьера у меня нет – могу и на английском объясниться без проблем, и на русском. Правда пока казахский не выучил. На «Барыс Live» меня просили угадывать казахские слова – не все я угадал, но поработаем над этим (смеется).

– Первое, что я увидел из того, что вы привнесли в разминку это – спайкбол. Я заметил это у Никиты Михайлиса в сторис. Что это за игра и для чего вы ее применяете?

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Squabo “Сквабо” (@squabo_official)


– Я все лето работал со своими пацанами. Мы ездили в Крым на сборы, потом в Казань, а увидел я спайкбол у «Салавата Юлаева». Изучив все профайлы, я узнал, что ее много использовали вратари. У меня младший сын вратарь, поэтому я решил купить спайкбол этим летом. Мы начали его использовать в Крыму как тренировку.

Довольно энергозатратная история, приходится активно двигаться, быстро соображать, куда летит мяч, плюс отрабатывается командное взаимодействие. Играется 2 на 2, нужно постоянно следить за тем, где партнер – довольно тяжело попасть в саму сетку. Ребятам в «Барысе» сразу игра понравилась.

Обычно ты приходишь, пацаны пинают мяч, кто-то делает лесенку, а здесь дополнительное развлечение. И не только развлечение, а разминочное энергозатратное упражнение, развивающее координацию, ловкость и резкость. После тренировки все приходят по парам в зал, начинаются мини-турниры в команде.

Хоккей – это эмоции, бывает очень тяжело их достать. Поэтому придумываю такие вещи, чтобы у ребят тренировка из рутинной работы превращалась в праздник.

«Я хотел выиграть «Ледниковый период – было бешеное желание работать. Проводили на льду по 4 часа, чтобы довести движения до автоматизма»

– Давайте вспомним ваш этап работы в «Динамо». Вы первое время вы работали с молодежной командой .

– Нет, с молодежной командой я не работал. Получилось так, что мои дети пошли заниматься хоккеем в школу «Динамо». Я приходил на тренировки, смотрел, как тренерский штаб работает, возникали вопросы. А так как Сафронов Андрей Николаевич, тогда еще руководитель организации, был моим соседом, то он подошел с предложением помочь в тренировочном процессе.

Я стал работать с группами постарше, ребятам уже 13-15 лет. Позже мне предложили поехать со старшими ребятами, которые перед молодежным возрастом на выезд в Канаду. Я согласился, у меня нет проблем с английским языком, был готов помочь и мальчишкам и главному тренеру. Но Андрей Николаевич сказал, что есть задачи поважнее, надо идти работать в первую команду. Так 4 года я и отработал с московским «Динамо».

– Вы – профессиональный конькобежец. Я очень сильно удивился, когда в одном из ваших интервью вы сказали, что если выбирать между коньками и хоккеем, я выберу хоккей.

– Да, я этого не скрываю, потому что всю жизнь бегал по кругу в одну сторону (смеется). На самом деле, я отдал конькам очень много лет и благодарен моим родителям, которые сделали все возможное для моей реализации, как спортсмена. Я выиграл медали для своей страны, стал чемпионом мира, Европы, бил мировые рекорды, вошел в историю коньков. Но когда мои дети подросли, я их стал отдавать на разные виды спорта: это был и бассейн поначалу, и футболом немножко занимались. Но хоккей был в приоритете – хоккейный каток ближе к дому. Плюс я сам люблю этот вид спорта – играл в хоккей, когда уже закончил бегать.

Я прошел определенный опыт на фигурных коньках. Два года откатался с ребятами из шоу Ильи Авербуха, со всеми нашими олимпийскими чемпионами: Ромой Костомаровым, Лешей Ягудиным, Оксаной Домниной, которая в паре со мной была. Они тоже внесли определенный вклад в меня, как в тренера по хоккею, потому что благодаря им я научился кататься в разные стороны, делать элементы на льду. У меня получилось выиграть «Ледниковый период» – у нас было серьезное соперничество со Стасом Ярушиным, который в прошлом занимался хоккеем.  

– Вы упомянули «Ледниковый период». Как вы вспоминаете этот проект?

– Там целая жизнь артиста, потому что много передвигались, снимали, очень много было интересных смешных номеров. Я хотел его выиграть, потому что  только закончил профессиональную карьеру. Закончил не совсем успешным выступлением на Олимпиаде в Сочи 2014 года. У меня было большое желание работать.

На проекте был Рома Костомаров, мой хороший приятель и олимпийский чемпион в паре с Татьяной Навкой. А я тренировался и выступал с его женой Оксаной Домниной. Мы проводили на льду по 4 часа в день, приходилось готовиться. Рома мне постоянно звонил: «Сколько ты можешь готовиться, это же не Олимпиада». Я со своей Сашкой Урсуляк час покатался и все». Я же хотел прям до автоматизма довести все тонкости движений, как это все правильно сделать. Оксана  стройная девочка, но габаритная и высокая. Все поддержки давались мне тяжело, потому что все равно, одно дело, ты поднимаешь ту же Татьяну Тотьмянину, которая не очень высокого роста, и Оксану Домнину, которая статная.

Хотелось все сделать безупречно и с минимальным риском для себя и для нее в первую очередь. Потому что я 187 см, она 175 см. Это грубо говоря 4 метра, с которых можно не дай Бог упасть и получить травму, чего совсем не хотелось. А поддержки были сумасшедшие.

«Ледниковый период» – целая история, часть моей жизни. Она связана с обучением меня и как спортсмена, и как тренера с преодолением себя. Многие элементы катания я использую сам в игре,а также учу им своих детей.  Когда выходил с неиграющими хоккеистами в «Динамо», применял элементы и с ребятами из КХЛ. 

– Я, когда готовился к нашей беседе, понял, что в фигурном катании, у конькобежцев и хоккеистов – это 3 разных вида катания.

– Еще есть шорт-трек. Понятно, что в каждом виде спорта есть свои особенности. В коньках развиваешь стартовую скорость, умение проходить виражи, правильно располагать свое тело на лезвии. Конечно, у каждого хоккеиста есть бег по прямой, который связан, допустим, со стартом у своих ворот, и потом с бегом в зону обороны или в зону атаки. Эти все вещи необходимы для того, чтобы набирать максимальную скорость быстрыми шагами. Конькобежцы делают это именно со старта.

Фигуристы умеют управлять своим лезвием, а еще и на руках с партнером, который весит от 50 и больше килограмм. Плюс умения прыгать и контролировать свой баланс. У хоккеистов все это же, а еще и контроль шайбы, а также 5 человек, которые играют рядом и хотят тебя убить. Это все надо объединить и сделать так, чтобы те навыки, которые ты получил в том или ином виде спорта, пригодились именно в хоккее.

Я использую упражнения, чтобы мышцы, которые нужны хоккеисту для максимального набора скорости с места и для пиковой скорости, мы могли правильно развивать. Я понимаю, что необходимо, чтобы давать баланс. Благодаря фигурному катанию и тоненькому лезвию наших коньков мы делаем те упражнения, которые ребятам позволяют контролировать свой уклон, пресс, мышцы спины. На уровне КХЛ – это уже топовые команды, ты не должен учить дриблингу, потому что ребята это умеют делать. Но нужно развивать те мышцы, которые позволят им быстро отдавать пас, быстро принимать решения, щелкать посильнее шайбу, чтобы она летела в ворота с максимальной скорости.

– Есть теория, что если хоккеист знаком с азами фигурного катания, то это делает его более разнообразным.

– Я не совсем согласен с этим. Зная особенности катания в фигурке мне дико, когда приходит фигурист на фигурных коньках и начинает учить хоккеистов кататься на хоккейных коньках, которые стоят перед ним. Главное отличие между фигуристами и хоккеистами – наличие зубчиков. Когда фигурист начинает их перебирать, в них ходить, мальчишки не понимают, как это сделать, потому что в хоккее у них зубчиков нет. Фигурист может помочь в хоккее, может научить разным элементам, но фигурист обязан быть так же, как хоккеист, в хоккейных коньках, и показывать те элементы, которые хоккеист может применить в игре.

Не будем забывать, что хоккей – это все-таки контактный вид спорта, и делая тот или иной элемент хоккеист не имеет права думать о нем бесконечно. В большинстве ты можешь раскатиться, кораблики, перекатики или тройку сделать, но когда идет игра в равных составах, время очень ограничено.

– Одним из первых выездных матчей была игра с «Динамо». Какие у вас были чувства?

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Иван Скобрев (@skobrev)

– Смешанные, потому что хотелось выиграть. И в принципе, по игре, мы должны были победить. Мы перебросали «Динамо» в два раза. Опять же, возвращаюсь к Роме Старченко, который обыграл всю команду, положил вратаря и выезжал на пустые ворота -осталось только забивать, но, к сожалению, с моим приходом, он перестал забивать «Динамо» (смеется). Я надеюсь, что все это исправится, и будем побеждать «Динамо».

Видно, что после такого резкого старта «Динамо» испытывало определенные трудности, может быть в эмоциональном плане, потому что тяжело побеждать весь сезон.

Я провел на стадионе «Динамо» больше трех лет, поэтому все знакомо. Хотелось победить. Было много знакомых на игре, которые лично болели за меня, уже не за «Динамо» (смеется). Приятно было побывать дома, увидеть детей, но все это было очень быстро. Все мысли были только об игре, поэтому толком ни с кем и не пообщался.

– Вы играли в любительской хоккейной лиге в Москве. Это Ночная хоккейная лига или что-то другое?

– Это любительская команда, не Ночная хоккейная лига. Там сыграл мало матчей, потому что я постоянно был занят с «Динамо». В «Динамо» мы каждый день играли в хоккей с неиграющим составом. Без формы, в тренерских костюмах играли каждый день.

«Дитц говорит, что мы каждый день должны соответствовать уровню КХЛ – это касается не только игры»

– У нас есть хоккеисты, которые мало играют в «Барысе», но много играют в «Номаде». Они – перетекающие спортсмены из одной команды в другую, то понижаются в классе, то повышаются. Вы опытный спортсмен. Как помочь молодому хоккеисту не сломаться психологически, когда он кочует из одной команды в другую и нет стабильности?

– Это нормальная история в хоккейном мире. В том же НХЛ есть АХЛ, Канадские лиги, где уровень пониже. Правильные слова сказал Даррен Дитц после трех поражений: «Мы с вами должны каждый день соответствовать уровню КХЛ. Это касается каждого игрока, каждого члена команды».

Это касается не только игры. Ты должен соответствовать уровню, проснувшись с утра, правильно позавтракав, приехав на стадион пораньше и сделав грамотную разминку. Соответствовать каждой отдельной тренировке на льду или в зале и в каждом отдельном упражнении. Мы всегда должны поддерживать уровень КХЛ. Скажем честно, состав у нас ограничен. Бывает игра проходит в 3 звена – это колоссальные нагрузки. Чтобы их выдержать, ты должен соответствовать, в первую очередь, в голове уровню КХЛ. Мы может пока не можем соперничать с НХЛ, но мы вторая лига во всем мире.

Поэтому эти молодые ребята приходят и учатся. И может их уровень еще не соответствует КХЛ, поэтому они и кочуют из «Номада» в «Барыс». Мы же в Казахстане, тут живут кочевники (смеется). На самом деле это колоссальный опыт для ребят помоложе – они видят, как тренируются тот же Дитц, который умудряется играть по 30 минут в каждом матче. Тот же Рома Старченко, который показывает колоссальный уровень игры. Это тот опыт, который ребята должны получать, приходя в раздевалку «Барыса». Смотреть как  эти мужики работают.

– В прошлом году в «Динамо» из «Барыса» ушла сотрудник пресс-службы Людмила Гегер.

– Да, я знаю, мы с ней виделись.

 
– А сейчас вы из «Динамо» ушли к нам.

– Вы думаете это был обмен? (смеется). На самом деле мы знакомы, она приходила на матчи. Люда переехала в Москву, поэтому Михаил Кравченко – пресс атташе «Динамо», предложил ей эту вакансию. Комфортный сотрудник, мальчишкам нравится с ней общаться.

Я же сейчас в Нур-Султане, и искренне рад такой возможности. Опять же не хочется забегать вперед, но хочется попробовать поработать и с национальной сборной. Об этом есть устная договоренность, тоже было бы интересно. Это колоссальный опыт, поездки на чемпионат мира, работа с национальной сборной Казахстана.

– В эфире «Матч ТВ» вы сказали о том, что есть такая договоренность, но она устная.

– Да, контракта с Федерацией хоккея Казахстане нет, но тренерский штаб и руководство Барыса сказали мне, что это идет по умолчанию. Не хочу забегать вперед, но жду. В феврале возможно будет первый турнир, который должен пройти в Нур-Султане, где будет участвовать национальная команда. Это большой вызов, поэтому надеюсь, что получится поработать и реализовать себя.

– Вы несколько лет работали с Владимиром Крикуновым. Можете рассказать какую-ту историю, которая его характеризует.

– Он мне всегда говорил: «Ваня, никогда не верь хоккеистам – иди все контролируй». Это особенность нашего менталитета и нашей лиги. Если Дитца не надо уговаривать тренироваться, потому что он привык к конкурентной среде, то нашим ребятам комфортная среда или ранние успехи иногда идут во вред. У наших топ-игроков нет серьезной конкуренции внутри команды – это тоже не содействует прогрессу. Это я в первую очередь говорю про «Динамо» и мой опыт работы там.

Мне сильно нравится в «Барысе», что коллектив никуда не торопится после тренировок. Мы можем спокойно поговорить в раздевалке, обсудить, что получилось, над чем нужно еще работать. Рома Старченко, у которого четверо детей – раньше всех приходит, позже всех уходит. Такая погруженность в хоккей всей команды радует и подкупает.
- Значит и в «Барысе» вы никому не доверяете?

– (Смеется). Доверяй, но проверяй. После матча оставляю не игравших хоккеистов поработать в зале – по итогам тренировки все их показатели смотрю в планшете. Так что все под контролем (улыбается).

«Очень сложно быть детьми Ивана Скобрева – у меня высокие требования»

– Что-то в Нур-Султане уже успели посмотреть?

– Я до этого уже был неоднократно в Астане – выступал на Кубках мира во дворце «Алау». Это было после Олимпиады, в 2012-2013 годах, поэтому Нур-Султан мне очень нравится. Солнечный и холодный город, как мой родной Хабаровск, поэтому здесь даже и привыкать не к чему. Знаю, что в «Хан-Шатре» есть аквапарк, поэтому когда приедут мои мальчишки, обязательно сходим туда.

Сейчас такой график, пришел с утра на стадион, вышел – уже ночь на улице. Пока поработал, пока какие-то вещи разобрал, сделал записи о том, как прошел тренировочный день – переговорил с ребятами, и все. Домой пришел, поговорил с семьей по видеосвязи и отдыхать.

– Вашим личным тренером был Маурицио Маркетто. Его все знают, как очень жесткого требовательного специалиста. Вы в этом похожи с ним?

– Я считаю, что достаточно давления и жесткости в команде со стороны главного тренера. Я требователен к своим заданиям, которые даю ребятам. Но в тоже время стараюсь доставать эмоции, подбадривать пацанов. Нужен позитив – все должны радоваться от того, что они в хоккее. Для дисциплины и жесткости есть главный тренер.

– Какую вы слушаете музыку?

– Я все подряд слушаю. Если в зале кому-то надо пожестче, то включу потяжелее – если мягче, то мягче. Дети у меня слушают много чего в тик-токе – я вместе с ними могу послушать. Я легко подстраиваюсь под музыку, которая нравится компании.

– Что смотрели из последнего в кино?

– У меня очень много подписок на различные онлайн-кинотеатры. Из последнего посмотрел испанский сериал «Бумажный дом». Если говорить про кино, то это «Черная вдова».

– Тяжело быть детьми Ивана Скобрева?

– Я думаю, да. Хочется, чтобы мои дети превзошли меня в спорте. Старший мне говорит: «Папа, я в четырех играх забросил 11 шайб. Чем ты недоволен?» А я недоволен, потому что нельзя давать слабинку. У меня высокие требования. Не люблю, когда дети из школы приносят «тройки».

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Иван Скобрев (@skobrev)

– Кого сложнее тренировать и мотивировать – своих детей или хоккеистов на льду?

– Всегда тяжелее тренировать и мотивировать своих детей, чем кого бы то ни было. Свои все равно тебя воспринимают, как папу. Когда была пандемия, я тренировал детскую команду сына. Меня все слушают, кроме моего. Я на игре начинаю психовать, говорю: «Я тебя посажу». А он мне в ответ: «Ну и посади». Он так никогда не скажет своему тренеру, а папе можно. Со взрослыми хоккеистами гораздо проще – они все понимают. 

Фото: Sportbox.ru, instagram.com/skobrev, instagram.com/p/By-SN1LA-ME, instagram.com/lg__1993/

«Журналисты больше не несут информацию, они подстраиваются под мнение читателя». Сергей Райлян о работе на радио, телевидении и уровне журналистики Казахстана

Юная болельщица «Барыса» прослезилась на матче с «Йокеритом». В комментариях – шутки вперемешку с болью

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко, Алексей Куденко

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные