Блог Дорогая редакция

Культурная революция

В кулуарах, когда гости только собирались, мужчина Олег, отвечавший за прием гостей, поведал о заявлении товарища Шпрыгина; тот сказал, что «все эти люди культуры вообще никакого права говорить о футболе и болельщиках не имеют, ибо ничего в этом не понимают» – не дословно, но суть была такая.

Среди гостей бродили разные известные люди – Черданцев, Севидов, Баринов. Футбольных людей было мало, больше было людей культуры.

В зале перед началом программы всех развлекал телеведущий, член клуба «Что? Где? Когда?», режиссер передачи «Культурная революция» Андрей Козлов. Он уже восемь лет шутит примерно одни и те же шутки по поводу отключения мобильных телефонов, поведения гостей программы и не устает, потому что он остается, а гости-то меняются, и, значит, можно продолжать шутить.

Публика в зале была примерно такая, а по случаю околофутбольной темы ряды простых смертных разбавили несколькими Людьми, Похожими на Болельщиков.

Андрей Козлов представил публике уважаемого гостя – Владимира Михайловича Зельдина, актера, Народного артиста СССР. Владимиру Зельдину уже 94 года, а он ходит в гости на телевидение и вполне здраво рассуждает. Люди, Похожие на Болельщиков, слушая его, иногда снисходительно улыбались, но так часто бывает, когда молодежь слушает стариков.

Двумя главными участниками программы оказались люди театра – художественный руководитель и главный режиссёр Московского театра на Юго-Западе, Народный артист России Валерий Белякович, который всю жизнь посвятил театру и никогда ни за кого не болел, и актер театра и кино, Народный артист России Валерий Баринов, который болеет за «Локомотив».

Юрий Севидов, советский футболист и тренер, взялся произнести первое слово из зала и назвал футбол и боление настоящим явлением, которое заставляет, хотя бы во времена чемпионатов мира, радостно вскакивать у своих телевизоров миллиарды людей по всему миру. Призвал не рассматривать только случай с толпой на Манежной площади, а вспомнить радостные мгновения последнего чемпионата Европы.

Актер Баринов заметил, что был в Испании в дни наших громких европейских побед и его там уважали за игру нашей сборной, а Михаила Швыдкого в те дни занесло в Ригу, и Рига после российских побед гудела всю ночь, празднуя.

Валерий Белякович поставил в пример российским болельщикам болельщиков американских. Он бывал на бейсбольном матче в Америке, и многотысячная толпа там не была агрессивной. Это очень понравилось режиссеру Беляковичу. Михаил Швыдкой, однако, призвал не чесать весь мир под одну гребенку и привел пример Австрии, где он лично был свидетелем существования буйных местных болельщиков, которых следовало сторониться и опасаться.

В своей же собственной стране режиссер попал однажды в жуткую ситуацию, когда на той самой Манежной площади он оказался в самом центре бушующей толпы с тремя друзьями-японцами. Валерий Белякович удивительно интересно рассказывает, надо отдать ему должное. Он спас одного из японцев от злых гопников, крикнув им, что это не японец вовсе, а глухонемой киргиз.

Владимир Михайлович Зельдин сразу обозначил, что он не болельщик, он – поклонник. Болельщики, по его мнению, слишком буйные люди. Народный артист Зельдин рассказал залу и телезрителям о довоенном футболе, о том, как с бутылкой молока и куском хлеба уходили из дома на футбольное поле и играли там весь день, как выглядели футбольные ворота без сетки, как вокруг поля располагались скамейки, на которых ожидали своей очереди желающие поиграть. Владимир Зельдин предпочитает старую школу боления, и для него остался актуальным выкрик «судью на мыло». Зельдину не слишком нравится современный футбол, он четко сформулировал свои прензии к нему – слишком много в командах «гастролеров» (театральное определение легионеров), а футбол из игры превратился в бизнес.

Владимира Михайловича огорчает, что на современном футбольном поле процветает хулиганство – хватание за майки и трусы, грязные подкаты, которые не всякий футболист умеет провести чисто и от того травмирует соперника.

Эталонный футбол для актера Зельдина – это бразильский футбол, в котором преобладает техника, а футболисты, как советские хоккеисты в стародавние времена, наслаждаются соперничеством и играют с улыбкой на лице.

Владимир Михайлович в свои 94 года помнит наизусть один из своих любимых довоенных составов команды ЦДКА. А вы помните хотя бы тех, кто играл в вашей любимой команде лет пять назад?

Далее публику удивил своим заявлением специалист Севидов, он взялся классифицировать болельщиков и заявил, что 20% из них лучше всех понимают футбол и потому болеют за те команды, которые в данный момент играют лучше всех и побеждают. Глорихантеров, а именно так можно определить таких «болельщиков», бывший тренер Севидов назвал правильными и нормальными болельщиками. К другой категории Юрий Севидов отнес тех, кто идет на стадион и со стадиона как из церкви, а самую активную часть любителей футбола обозначил словом «Ультра». Эти люди берут пример с определенной части английских болельщиков, но в самой Англии, по словам Севидова, так уже не болеют.

В пылу споров и обвинений болельщиков Юрий Севидов обидел самых активных из них, вставив в нарисованный им образ типичного болельщика дудку! Эти дудки еще всплывут чуть позже, но уже с другой стороны баррикад.

Актер Александр Самойлов, который взял слово следующим, проживает в районе станции метро «Спортивная» и потому каждые выходные сталкивается со следами и последствиями боления – в ближайших ларьках и магазинах не продают пиво, повсюду валяется лошадиное дерьмо и битое стекло пивных бутылок. За эти некрасивые вещи Александр Владимирович ненавидит футбол. Но признался он в своей ненависти с доброй улыбкой в усы. Болельщики любят усы. А зрителям в студии очень понравилось добродушное выступление актера Самойлова.

Следующее слово досталось жесткому человеку – Александру Шпрыгину. Александр говорил без обиняков и прямо обвинил в беспорядках на манежной площади режиссера Беляковича с его японцами. Высмеял колкими фразами тех «кто тридцать лет после армии не интересуется футболом, а потом вдруг с флагами, дудками и японцами идет болеть за сборную» – не дословно, но суть примерно такая. Товарищ Шпрыгин жестко попросил всех, кто не понимает темы, не лезть со своим уставом в чужой монастырь и назвал активных болельщиков здоровыми и правильными людьми. На этот раз пришла очередь простых и далеких от футбола людей в зале снисходительно улыбаться, одному только режиссеру Беляковичу было не до улыбок, он как будто всерьез обиделся из-за обвинений.

Режиссер Ольга Погодина снимает фильм о Светлане Мастерковой. У Ольги собственный взгляд на болельщиков – она ценит тех, кто любит легкую атлетику. Ей нравится, что шестидесятитысячный стадион может радоваться победам и огорчаться поражениям без капли агрессии. Ольга, как многие женщины, страшно боится тех мест, где не бывала, но что-то страшное о которых слышала. Стадион во время футбольного матча она сравнила с рок-концертом, а болельщиков – с управляемой толпой. Тут же прозвучали имена странным образом не упомянутых до того Гитлера и Муссолини. Но тема не получила развития.

Много шутивший в этот вечер и чувствовавший себя душой компании актер Баринов рассказал занимательную историю о временах, когда у «Локомотива» было 35(!) болельщиков, и как автобус с игроками после матча мог остановиться у этой толпы и всех отблагодарить за поддержку. Нынче не те времена – болельщиков стало значительно больше, но при этом вырос процент брака. Валерия Александровича возмущает скандирование «Русские, вперед!». Ему больще нравится, когда с балкона в театре во время «Коварства и Любви» ему кричат «Локо, Локо!» – бывало и такое.

Когда съемки програмы уже перевалили за экватор, слово взял Георгий Черданцев, который до того молчал и слушал. Георгий похвалил футбол за универсализм и доступность, призвал не обвинять наших болельщиков в том, что только они одни во всем мире хулиганят, и привел пример Италии. Речь Черданцева, как и речь Шпрыгина, выделялась на общем фоне, было видно, что человек знает проблему изнутри, а не из новостей «Первого канала» на кухне.

«Кухонным» знатоком показал себя Гия Саралидзе, даром что спортивный журналист. Мужчина заявил, что «там» в Интернете, легче найти видео драки фанатов, чем видео забитых голов. Это большая-пребольшая неправда, видео голов очень легко найти, а драки даже не бросаются в глаза. Гия считает, что из хулиганов делают героев, и ему это не по душе. А случись война, кто, по-вашему, пойдет в партизаны, если не хулиганы нынешние, Гия?

Еще один представитель «дудочных» болельщиков, певец Владимир Ефимов, рассказал о своей поездке в Милан на матч «Спартака» с какой-то из миланских команд. Сначала речь шла об «Интере», потом о «Милане», история вышла запутанная. Суть ее была в том, что в баре около стадиона их группу из нескольких человек в спартаковских футболках обслужили в отдельной кассе и уважили за смелость тем, что не тронули. Владимир Ефимов посчитал, что в России такое невозможно, это его мнение выглядело твердым, окрепшим в результате частых пересказов данной истории друзьям и поклонникам и одобрительных киваний в ответ. Возможно, женщины, когда слышат такой рассказ, умиляются смелости этой гордой спартаковской стайки на чужбине и с радостью соглашаются – даа, у нас-то, бесы, точно побили бы, у нас такое невозможно.

На рассказ откликнулся Черданцев и здорово осадил певца, задав резонный вопрос: а пробовали вы у нас-то так? А чего тогда боитесь и зверей рисуете заранее? – не дословно, но суть примерно такая. Певец сел в лужу.

За шутками-прибаутками да разговорами о болельщиках прошло уже больше часа, разговор катился к титрам, а ответа на вопрос «болельщик – это диагноз?» так и не было. Тогда микрофон взял директор Института реабилитации Национального научного центра наркологии Росздрава, доктор медицинских наук Тарас Дудко. Судя по поиску Яндекса он борется с игроманией и потому не любит болельщиков, которые ставят футбол выше жизни на земле. Тарас Дудко рассказал историю про «сукиного сына», у которого жена рожает, а он смотрит футбол. Это была история из жизни. Тарасу Николаевичу не нравятся те болельщики, что мешают жить другим, академик предложил профилактическими мерами воспитывать нормативного болельщика.

Это не самое политкорректное слово, однако, осталось незамеченным гостями. Актер Баринов тут же развлек всех очередной историей из прошлого. На этот раз на дворе стоял 1976 год, а Баринов оказался в Красноярске, куда почему-то приехал играть «Спартак». Нашего рассказчика с другом-актером пустили тогда на скамейку московской команды, и он был очень рад. Может быть, тогда актер Баринов еще не болел за «Локомотив»?

Настало время, и Михаил Швыдкой принялся подводить итоги и изучать мнение оппонентов после состоявшейся дискуссии. Вышло так, что режиссер Белякович поменял свою точку зрения, что бывает в «Культурной революции» не часто. Теперь он не станет слепо верить народной молве, а постарается глубже разобраться в сути боления. Обвинения Шпрыгина не прошли даром.

Актер Баринов остался при своем – он за болельщиков, за их энергию, но предлагает больше внимания уделять болению за собственную команду, а не оскорблениям в адрес гостей.

Без байки на прощание не обошлось, и Валерий Аександрович пересказал историю жены писателя Трифонова о том, как писатель Трифонов застыл при виде Гаврилова и Черенкова. Вот какой силой футбол обладает.

Михаил Швыдкой заключил, что все люди разные, и любое общество состоит из спокойных и не очень спокойных людей.

Люди культуры поговорили о болельщиках, вопрос «болельщик – это диагноз?», непонятным образом сформулированный, ожидаемо остался без ответа. Воз и ныне там, но поговорить о проблеме никогда не бывает лишним.

Смотрите программу «Культурная революция» на телеканале «Культура» после 22.00 по четвергам и днем по пятницам.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.