Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Блог редакции «БИЗНЕС Online»
Трибуна

Репортаж с родины Панарина: дороги убиты, стадион полуразрушен, угольная пыль в воздухе

Все развлечения Коркино.

От Sports.ru: это «Блог редакции «БИЗНЕС Online» – известного казанского медиа, которое уже давно вышло за пределы Татарстана. Поддержите его плюсами, подписками и комментариями, чтобы крутых постов о главных спортивных событиях стало еще больше.

Этим летом российский нападающий Артемий Панарин подписал семилетний контракт с «Рейнджерс» со средней годовой зарплатой в 11,64 млн долларов и стал самым высокооплачиваемым российским хоккеистом. Вскоре Sports.ru опубликовал его интервью, в котором Панарин заявил, что в России развиваются только Москва и Санкт-Петербург, а остальная страна застряла в 90-х годах. Другая суперзвезда российского хоккея, капитан «Вашингтона» Александр Овечкин, ответил ему: «Может быть, где он живет, ничего не изменилось. У меня изменилось».

Панарин каждое лето ездит в свой родной город Коркино в Челябинской области. Журналист «БИЗНЕС Online» Артур Хайруллин отправился туда и попытался понять, действительно ли там до сих пор 90-е.

«В 90-е в Коркино правили бандиты»

Автобус, отправляющийся в Коркино с челябинского автовокзала «Южные Ворота», выглядит намного лучше, чем весь общественный транспорт в Челябинске. По городу гоняют «газельки», а в Коркино людей возят новые «хендаи». Их закупили к чемпионату мира по дзюдо и после турнира пустили на межгород. За часовую поездку на удобных и чистых сиденьях берут 110 рублей.

По пути в Коркино автобус делает около 15 остановок. «Сигарет и алкоголя нет!» – большими буквами написано на придорожном ларьке на одной из остановок. Время съедает буквы на вывесках: «Поел Сак» вместо «Поселок Исаково». А после знака «Коркино» автобус еще минут пять петляет по бездорожью, прежде чем заехать в город. Площадь, на которую приезжают автобусы, встречает памятником шахтерам, горнякам и строителям.

 

Здесь и далее – фото автора

У здания администрации уничтожен асфальт – такое чувство, что дорогу здесь не ремонтировали со времен распада СССР, как раз с тех самых 90-х. Рядом с администрацией висит баннер: на нем – фотографии тех, кем гордится район. Панарина на них нет.

К администрации Коркинского района ведет улица 30 лет ВЛКСМ. Почти все дома на ней – двух- и трехэтажные, построенные еще пленными немцами.

В одном из таких зданий – редакция местной газеты «Горняцкая правда». Там работает журналист Юрий Сейидов – журналист, который писал про Артемия Панарина, когда хоккеист был еще ребенком. Причем в его публикации 2006 года Панарин упоминается как Артем – так его всегда звали бабушка и дедушка, да и вообще все в родном городе.

На стене в кабинете Сейидова – фото с боксером Майком Тайсоном. Кажется, что фотошоп, но Юрий опережает вопрос – оказывается, Тайсон приезжал в Коркино на открытие современного физкультурно-оздоровительного комплекса. Лучший журналист Челябинской области 2018 года сразу же ошарашивает меня: «Я принципиально его интервью не смотрел. Зачем вообще Тема полез в эту политику?». Сейидов не согласен с заявлением Панарина о том, что в Коркино до сих пор 90-е.

– Я прожил здесь всю жизнь. В 90-е здесь правили бандиты. На каждом углу продавался спирт, водка «Черная смерть» в жестяных баночках. Сигареты, мыло, порошок, все вещи получали по талонам. Шахтеры, бюджетники не получали зарплаты по полгода. У каждого в кладовках было по мешку сахара. Разве сейчас можно об этом говорить?

– Он же другое имел в виду. Уровень жизни людей, качество дорог, старые дома.

– А ты хочешь, чтобы они их разрушили? Это хорошие дома. Если в них сделать капитальный ремонт, то они будут еще долго стоять. Я отлично помню 90-е. И сейчас все намного лучше, это точно.

«Артемия там нет. И что нам делать?»

Первым делом Сейидов ведет на улицу Николая Панарина, прадедушки хоккеиста. Он был Героем Социалистического Труда, работал экскаваторщиком на угольном разрезе, а также избирался депутатом Челябинского областного совета. Артемий с прадедом знаком не был, Николай Фомич умер еще в 1980-м году.

Коркино хоть и город, но все друг друга знают. Это невозможно выдумать. Мы с Сейидовым сворачиваем с улицы Панарина и случайно встречаем дедушку Артемия, Владимира Ильича Левина. Он гуляет в кепке «Рейнджерс».

«Дед, а ты чего не в Питере?» – спрашивает его Сейидов. Панарин купил дедушке и бабушке квартиру в Санкт-Петербурге, но, немного пожив там, старики вернулись на родину.

«А что нам там делать? На хоккей нас возили пару раз, а Артемия там нет – неинтересно», – за последний год дед Панарина дал едва ли не больше интервью, чем сам Артемий. Владимир Ильич не стал обсуждать заявления внука и явно куда-то торопился.

Панарин приезжал в Коркино за неделю до меня. Останавливался у дедушки с бабушкой – в том же доме, где и вырос. «Отец у него пьющий был, вот его дедушка с бабушкой и забрали. Пока мать работала, они его воспитывали. У него [отца] теперь другая семья», – рассказывают мне местные. С отцом хоккеист встречается раз в год, когда приезжает на родину.

Дом Панарина ничем не выделяется среди остальных: обычная трехэтажная сталинка. Прямо во дворе – детский сад №11, в который ходил Панарин. Нет ни камер, ни замков – зайти в сад прямо с улицы может любой. «У нас обувь снимают», – уже внутри кричит мне одна из воспитательниц. Объясняю цель визита, и она не удивляется и провожает к заведующей Елене Вологдиной. 

– Когда Артемий выиграл золото молодежного чемпионата мира в 2011 году, он с золотой медалью приходил к нам в сад. Мы организовывали встречу с детьми. И в этом же году он привез плазменный телевизор в группу Валентины Николаевны – она была его воспитательницей. Я тоже его группу немного вела – до того, как ушла в декретный отпуск.

– Каким он был в детстве?

– Улыбка, которая у него есть сейчас… Вот таким улыбчивым он был с детства. Добрый, веселый. Шустрый, активный – как, наверное, все мальчики. Запомнился обаятельной улыбкой, в первую очередь.

– А кто его из садика забирал?

– Всегда его дед забирал. Когда все ложились на обеденный сон, он вез его на тренировки в Челябинск (Панарин занимался в хоккейной школе с пяти лет – ред.). Через «не хочу». Спал в машине.

– Часто Артемий бывает у вас?

– После золота МЧМ был еще один раз. Он приезжает раз в год и все время у него расписано, наверное. Дед заходил, мы передавали Артему рисунки от детей. Здесь все за него болеют.

Где начинал Панарин

Неподалеку от дома Панарина – тот самый ФОК, который Тайсон приезжал открывать прошлой осенью. Выбор гостя становится менее удивительным – здесь все обустроено для единоборств. Финансирование строительства полностью обеспечила РМК (Русская медная компания) – бойцы одного из подобных клубов защищали строительство храма в центре Екатеринбурга.

А рядом – муниципальный комплекс. Разумеется, в печальном состоянии. 

Меня встречает Олег Столбун, который отвечает за спорт в Коркино. Он рассказывает, как Панарин и Георгий Белоусов (также уроженец Коркино, ныне – форвард «Автомобилиста»), уже находясь на пути в основной состав «Витязя», выступали за местное «Коркино» на первенстве Челябинской области: «В тройке с ними играл Егор Дугин, который потом попал в «Трактор». Был сезон-2007/08, они приехали в Коркино на новогодние каникулы. И они всех разносили. Против них выходили взрослые мужики и не могли шайбу отобрать. Было три домашние игры подряд. Все на ушах стояли здесь, на трибунах с ума сходили. Тогда, кстати, мы думали, что скорее Белоусов звездой станет, он больше выделялся на льду».

Заходим на коробку, которая изменилась с того времени, как здесь играл звездный нападающий. Еще 10 лет назад борта были деревянными, сейчас – пластиковые. Но трибуны, кажется, ничуть не изменились – деревянные скамейки покосились и не выглядят так, чтобы на них можно было сидеть.

Сейидов же вспоминает, как дед Панарина просил у Столбуна суточные за игру Артемия в местной команде: «Они жили небогато. Помогло то, что Юру Белоусова родители увезли в Подольск до этого. И они узнали, что в интернате «Витязя» появилось одно место для иногородних. Тут Панарины деньги-то собрали и отправили Артема вместе с папой Белоусова в Подольск».

Столбун каждый год общается с Панариным, когда тот приезжает в Коркино: «Конечно, он сильно меняется. Сейчас это очень рассудительный парень».

«Уезжайте, пока мне *** не навешали!»

После этого отправляемся на Коркинский угольный разрез – крупнейшее месторождение угля в Евразии. Глубина разреза 492 метра, а диаметр – три с половиной километра. Но посмотреть на эту красоту не получается – смотровые площадки закрыты, а подъехать близко не разрешают. На карьере ведутся работы, и охранник пытается как можно быстрее отправить нас обратно: «Здесь все начальство сегодня. Уезжайте, пока мне *** не навешали!».

За минуту, что я нахожусь на улице в непосредственной близости от угольного разреза, становится тяжело дышать. Угольная пыль оседает в легких, и хочется быстрее уехать в город. В Коркино тебя всегда сопровождает легкий запах угля. Местные говорят, что зимой город накрывает дымкой.

Пока едем обратно, Сейидов рассказывает мне о том, что из-за сползания бортов разреза и разрушения почв за последние семь лет отсюда, из жилого поселка Роза (относится к Коркино), переселили уже 4000 человек. В Коркино новые дома не построили – нет места. В итоге переселенцы получили новое жилье в Копейске. В 50 километрах от предыдущего места жительства.

При этом добыча угля в месторождении прекращена. Разрез контролирует «РМК», которая разработала план по его рекультивации до 2042 года. К тому времени он будет представлять собой водоем с озелененными берегами, а чтобы Коркино не ушло под землю, борта разреза укрепят. Сейчас же в разрезе тушат эндогенные пожары, которые возникают из-за возгорания угля.

«Пусть лучше деточкам больным поможет»

В центре Коркино – небольшая площадь с памятником советскому солдату. Вечный огонь, правда, не горит.

Через дорогу – монумент в память коркинцам, погибшим в Афганистане и Чечне. А чуть в стороне – огромная площадь, на которой просто ничего нет. Только магазины где-то вдалеке.

У гастронома бабушки торгуют овощами, грибами и ягодами. На жизнь не жалуются.

Панарин в интервью заявил о том, что собирается финансово помогать местным старикам. Бабушки этого не знают. «Мы любим его. Он – молодец, мальчик такой хороший! Из-за него теперь весь мир про Коркино знает. Денег хочет нам прибавить? Ой, да пусть лучше себе оставит или деточкам больным поможет. Нам-то, старикам, разве много надо?», – причитает Тамара Петровна. До слез.

Через дорогу от магазина и стихийного рынка начинается улица Ленина – центральная в Коркино. Сворачиваю налево и иду дворами: мне говорят, что Панарин учился в школе №2. Здесь вовсю идет ремонт, а бдительная вахтерша требует у меня удостоверение, прежде чем пропустить наверх.

Оказалось, что я шел сюда зря. «Мы бы рады были, но он не у нас учился. Скорее всего, он был в девятой школе», – объясняет мне одна из учительниц.

Школа №9 находится в городском округе Тимофеевка – по улице 30 лет ВЛКСМ идти до нее минут 20. Дорога внезапно заканчивается. И кажется, что эта прогулка может стать последней. Около шиномонтажа сидят на корточках четверо парней в спортивных штанах. Один подрывается в мою сторону. Оказывается, что у него звонит телефон и он отходит поговорить. Ближе к Тимофеевке попадаются цыгане. Как мне потом объяснит местный житель, в последнее время они активно заселяют этот поселок. Но проблем из-за них пока нет.

Чтобы добраться до школы, приходится свернуть на проселочную дорогу. Собаки истошно лают, увидев проходящего мимо человека. Сразу вспоминается фраза Евгения Кузнецова: «Даже собаки на ЧТЗ лаяли мне: «Уезжай в НХЛ». Так вот, собаки Тимофеевки, похоже, лают мне: «Вали отсюда». Но вдруг показывается здание школы. Ура. Но и здесь Панарин не учился. «Мы бы знали, если бы он у нас учился. Ничем помочь не можем», – расстраивает меня завуч.

Искать его школу больше нет сил, коркинский воздух уже дает о себе знать. Неподготовленному человека довольно быстро становится плохо от угольной пыли в воздухе. Немного погуляв по городу, иду на автобусную остановку. И там встречаю парня в бейсболке «Рейнджерс». Оказывается, Никита играл вместе с Панариным в местной детской команде «Умка», хотя и на два года моложе Артемия.

«Да он не помнит меня наверное, уже. Тренеры соперников кричали: «Уберите его с поля!». Просто разрывал», – Никита просыпается рано утром, чтобы смотреть матчи НХЛ и верит в новую команду Артемия. «Кравцова они забрали, тоже может звездой стать. Плюс финн этот мощный (Каапо Какко – ред.)».

Вместе с женой и дочкой Никита собирается в Челябинск за канцтоварами. И, кажется, доволен тем, что живет в Коркино. «А ты что думаешь, в Челябинске лучше?». Он работает на складе в алкомаркете, а недавно купил трехкомнатную квартиру в ипотеку: «Нам повезло, взяли за полтора миллиона. А в Казани сколько стоят?».

Сажусь в автобус и понимаю, что Панарин был прав. В его родном городе до сих пор все так же, как было в его детстве, но может бандитов стало меньше. В кассе автостанции не принимают банковские карты. Самый высокий дом в Коркино – пятиэтажный. А дороги выглядят так, как будто их бомбили. Но удивительная открытость и доброжелательность всех, кого я встретил в этом городе, спасает от того, чтобы впасть в уныние. А помощь Артемия местным жителям действительно важна. Ведь здесь почти весь город встает в пять утра, чтобы посмотреть его игры.

Автор: Артур Хайруллин / БИЗНЕС Online

Фото: Артур Хайруллин

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья