android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview
Блог Блог редакции «БИЗНЕС Online»

«Tell me about the krysha». Феномен НХЛ и русской мафии

Спортивная редакция «БИЗНЕС Online» вспоминает период, когда североамериканские журналисты пытались установить связь между российскими хоккеистами и мафией.

«Говорят, тебе взорвали машину»

В 1992 году Игорь Ларионов покинул НХЛ и тем самым лишил государство 50% своей зарплаты по возможному контракту с «Ванкувером». За три года «Совинтерспорт», по словам хоккеиста, получил в общей сложности 1 млн 200 тысяч долларов и «ни разу даже по телефону не поинтересовался делами». К сожалению, в те времена не только государство собирало «дань» с российских игроков НХЛ.

В 1993-м североамериканская пресса наполнилась сообщениями о том, что хоккеистам из бывшего СССР поступают угрозы от преступного мира. Монреальская газета La Presse утверждала, что защитник «Нью-Джерси» Вячеслав Фетисов платил гангстерам за протекцию от других гангстеров. Сам Фетисов опроверг эту информацию («В НХЛ 60 россиян, и никто никому не платит»), но его агент все-таки подтвердил, что многим игрокам поступают угрозы.

– Насколько знаю, мафия просит 10 тысяч долларов за «защиту», – рассказал литовец Дарюс Каспарайтис, на тот момент хоккеист «Айлендерс». – Ко мне как-то тоже подходили со словами: «Не боишься мафию? Ты столько зарабатываешь, так поделись с нами».

– Почему вы отказали? – поинтересовался у Каспера New York Times.

– У меня есть пара знакомых-гангстеров. Они сказали, что мне не о чем волноваться.

Также стало известно о нападках на молодого защитника «Кингс» Алексея Житника. Темой заинтересовался Los Angeles Times. «Если ты заплатишь, в следующий раз они попросят больше. Полиция ничем не может помочь. Ни правил, ни законов. Хорошо, что меня спасли друзья», – сказал Житник LA Times. Калифорнийская газета в своей заметке утверждала, что игрокам угрожают «сломать ноги или разобраться с семьей», а скауты НХЛ боятся летать за океан, опасаясь коррумпированности российских клубов.

В декабре 93-го героем хроники стал форвард «Ванкувера» Павел Буре – до прибытия Сергея Федорова самый высокооплачиваемый российский хоккеист в НХЛ (930 тысяч долларов). The Vancouver Province сообщил о том, что Буре стал целью преступников и уже успел сделать несколько платежей за «крышу». В 1999-м он не подтвердил эту информацию, но рассказал, как в те времена ему взорвали машину.

– В один день мне поступило где-то 20 звонков от людей со всего мира, – вспомнил Буре в эфире американской программы Frontline, выходившей на PBS. – Все спрашивали, все ли у меня хорошо. Я отвечал: «Да, хорошо». «Говорят, тебе взорвали машину». Не понимал, какая еще машина? Через некоторое время я пошел обедать со своим другом. Попросил его подогнать машину с парковочного места. Он завел машину, и произошел взрыв.

«Люди задают вопросы, а вы не отвечаете»

Как считает Буре, после взрыва машины пресса старательно раскачивала тему угроз от мафии. И иногда дело доходило до пустых сенсаций. В том же интервью хоккеист рассказал, как однажды купил газету, где на первой странице было жирными буквами написано «Буре – цель русской мафии», а озаглавленный материал был посвящен Житнику и не содержал ни слова о самом Буре.

В 1996-м волна криминальных слухов вокруг Буре достигла ESPN. Журналист Боб Лэй восемь месяцев проводил расследование по поводу связей хоккеиста и установил, что он имеет дело с Анзором Кикалишвили. Лэй, ссылаясь на ФБР, назвал Кикалишвили «королем русской мафии» и утверждал, что его бизнес в «Ассоциации XXI век» построен на отмывании и вымогательстве денег. Буре рассказал, что Кикалишвили помог ему с открытием часовой компании, и не поверил в причастность друга к мафии.

«XXI век», как говорил Кикалишвили, был первой организацией в России, не находившейся под государственным контролем. Это было объединение нескольких десятков предприятий, созданных – по официальной версии – для благотворительных целей – в том числе для поддержки спортсменов и деятелей культуры. Буре уверял, что «много раз видел, как Анзор помогал актерам, певцам, бедным людям». В 2003 году литовский департамент госбезопасности называл Кикалишвили одним из лидеров преступного мира России, расследуя его связь с советником президента Литвы Ремигиюсом Ачасом.

– Ходит много разговоров о вашем бизнесе с Анзором. Можете рассказать, какую должность вы занимали в «XXI веке»? – интересовался у Буре журналист Frontline.

– Никакую. Я уже рассказывал об этом два или три года назад. Сейчас я играю в хоккей.

– Люди задают вопросы, а вы не отвечаете. У вас не было должности?

– Нет.

– Вы никак не связаны с этой компанией?

– Нет, это я и пытаюсь объяснить. Я хочу сконцентрироваться только на хоккее.

– Тогда почему вы даёте Анзору использовать свое имя в бизнесе?

– Он мой друг, я его уважаю как человека, но у нас нет никаких совместных проектов.

Frontline не поверил в последнее утверждение – по сети гуляли фотографии московских билбордов, где на совместной фотографии Буре и Кикалишвили располагалась надпись «Все вместе в XXI век!». Журналист стал расспрашивать Буре о событиях 1993 года и неожиданно попросил: «Tell me about the krysha».

«Сегодня ты президент, завтра – преступник»

Североамериканской прессе хотелось узнать, что же это такое – русская мафия, и почему именно в середине 90-х криминальный мир начал посягать на заработки хоккеистов. Стали появляться новые версии, классификации, подробности.

– Первая группа российских преступников – аппаратчики. Это советские бюрократы. Следующие группы основаны на этнических признаках. Это грузины и чеченцы, о которых так много говорят в последнее время. Последний тип – профессиональные воры, их называют «ворами в законе», – писал в 2002 году Деклан Хилл, журналист канадской программы The Fifth Estate.

По мнению Хилла, нападения на хоккеистов стали последствием создания в 1992 году Национального фонда спорта по инициативе Шамиля Тарпищева - на тот момент советника президента России по физической культуре и спорту. НФС, призванный финансировать спорт, когда государство не могло этого сделать, получил право беспошлинного ввоза в Россию табака и алкоголя. К середине 90-х НФС контролировал 95% импорта в отрасли. Учитывая, что в это время был убит ряд банковских функционеров, НФС стал объектом внимания преступного мира как беспошлинная зона. Через некоторое время дело дошло и до спортсменов.

Американский журналист Роберт Фридман в книге «Красная мафия» и чуть позже канадцы с The Fifth Estate опубликовали информацию, что Фетисов связан с мафией, и дело уже не казалось защиты от преступников. Утверждалось, что Фетисов сначала задолжал Отари Квантришвили, главе «Ассоциации XXI век» в начале 90-х, а после убийства Квантришвили основал компанию Slava Inc с Вячеславом «Япончиком» Иваньковым. По официальной версии Slava Inc занималась оформлением виз. В 1996 году, когда «Япончик» находился под арестом, Фетисов закрыл компанию.

– Почему вы отрицаете свою связь со Slava Inc? – спрашивал у Фетисова Frontline через три года после закрытия фирмы.

– Какую связь?

– Известно, что вы занимали там должность.

– Я отрицаю это.

– Как вы понимали этот бизнес?

– Не было у меня никакого бизнеса. Я всю жизнь играл в хоккей. В бизнесе был мой школьный друг, которому я доверяю. Знаю его на протяжении 20 лет. Сейчас очень часто можно встретить примеры совместных предприятий.

В начале карьеры Фетисова спрашивали о защите от гангстеров, по завершению карьеры – о «Япончике» и Slava Inc. Все время он отрицал какую-то связь с преступным миром, что также делал Буре. В 1999 году НХЛ отказалась от нейтральной позиции по вопросу мафии и тоже вступила на дорогу отрицания. Лига дала понять, что журналисты просто сотрясают воздух. Вице-президент по связям с общественностью Бернадетте Мансур назвала все сообщения о русской мафии «неудачным журналистским опытом» и упрекнула медиа в желании выпустить какую-нибудь сенсационную книжку или документалку.

Но что в действительности удалось сделать североамериканским журналистам – это рассказать, как была устроена Россия после развала СССР.

– Tell me more about the krysha. Вот вы говорите о русском менталитете, а это же часть вашего менталитета, – интересовался у Буре американец.

– Чего?

– Krysha, roof. Защита, другим словом.

– Защита от кого?

– Вот это мне и интересно.

– Я не могу объяснить, потому что лично у меня нет крыши. Мне не от кого защищаться. Вам будет трудно разобрать это понятие, потому что оно пришло из совершенно другого общества. Поживешь несколько лет в России – и все поймешь. Никто из вас не может судить, что в нашей стране хорошо, а что – плохо. Посмотрите на нашу историю на протяжении нескольких веков. Сегодня ты президент, а завтра – преступник.

Артур Валеев / БИЗНЕС Online

Фото: REUTERS/Shaun Best, Grigory Dukor; РИА Новости/Олег Ласточкин

Автор
  • gribovodoved

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы