Блог Под прицелом

Робин Шолковы: «Моих знаний русского хватает, чтобы объясниться с таксистом»

Пятикратный чемпион мира Робин Шолковы (в паре с Аленой Савченко) завершил карьеру в 2014-м и уже два года тренирует в группе Нины Мозер – его главные ученики Евгения Тарасова (21 год) и Владимир Морозов (23 года). На чемпионатах Европы они уже дважды попадали на пьедестал, а в этом году показали лучший результат на чемпионате мира – 5-е место. После прокатов с молодым тренером поговорила Светлана Векличева.

alt

– После произвольной программы Евгении и Владимира вы просто светились в кисс-энд-край, поэтому нет смысла спрашивать, довольны ли вы произвольной. Но как вы оцените в целом старт ваших учеников на чемпионате мира?

– Евгения и Владимир еще очень молоды в том смысле, что они находятся только в самом начале своего спортивного пути в топ парного катания. Принимая это внимание, я очень доволен. Я имею в виду, что у них еще достаточно времени. Они постоянно совершенствуют свое мастерство в разных аспектах катания, хорошо работают на тренировках, они хотят учиться и становиться лучше, поэтому я предпочел бы оценивать не конретно этот старт в Бостоне, а их прогресс в целом.

Мы двигаемся в правильную сторону, подготовка соответствует плану. Думаю, на этом уже втором старте чемпионата мира ребята хорошо показали себя, доказали, что не зря в качестве запасных сюда поехали именно они. То же самое я могу сказать и про чемпионат Европы – два раза они принимали участие и два раза привезли бронзовые медали. Поэтому жаловаться я не могу. Конечно, я доволен.

– Если посмотреть на сезон в целом, то на чемпионате России у ребят получилось не все.

– Может, это случилось, потому что я не приехал? Шучу, конечно. Проблема была в том, что чемпионат России пересекался с Рождеством. Я проверил абсолютно все способы, чтобы добраться до Екатеринбурга к старту, пусть и пропустив тренировки, но, учитывая все пересадки и разницу во времени, у меня не было никаких шансов.

– В этом году ситуация, наверное, будет не лучше.

– А где проводится чемпионат на этот раз?

– В Челябинске.

– Признаюсь, никогда не слышал этого названия, поэтому я пока не представляю, как туда добираться.

– Я знаю, что вы начали учить русский. Как обстоят дела?

– Я еще учусь, и я очень хочу выучить язык. Я заметил, что понимаю уже намного больше, например, когда ребята разговаривают между собой. Правда, сам я пока могу сказать только отдельные фразы вроде «Я хочу купить то-то и то-то» или «Я иду гулять в парк», но этого, конечно, еще недостаточно для настоящего разговора. Словом, все в порядке только до тех пор, пока говорю только я сам. Как только мне задают встречный вопрос, я ничего не понимаю. По крайней мере, моих знаний русского хватает для того, чтобы объяснить таксисту в Москве, куда он должен меня отвезти.

– На тренировках, соответственно, вы общаетесь на английском?

– Да, хотя, конечно, те вещи, которые я могу сказать по-русски и в которых я уверен на сто процентов, я говорю по-русски. Кроме того, все ведь еще зависит и от ситуации: например, на чемпионате мира я не могу позволить того, чтобы ребята во время тренировок еще и учили меня русскому. Здесь у нас совершенно другие задачи, поэтому тренировки проходят только на английском. Кстати, могу сказать, что и по-английски Евгения и Владимир теперь говорят намного лучше.

– В прошлом году ребятам, наверное, было легче выступать на чемпионате мира, ведь от дебютантов публика обычно не ждет чего-то особенного?

– Насколько я могу судить со стороны, как раз в этом году им было проще выступать. Может быть, дело было в том, что эту путевку на чемпионат мира ребята не отвоевали у кого-то, а получили как первые запасные. Возможно, поэтому это давление стало скорее случайным. Вы понимаете, что именно я имею в виду? Если бы Евгения и Владимир обошли в борьбе за место в сборной на чемпионат мира кого-то в очной борьбе на льду, то, может быть, они бы чувствовали бОльшую ответственность за результат. Но в данной ситуации можно было подходить к чемпионату мира с собственными целям и задачами.

alt

– В следующем сезоне вы так же будете работать в группе Нины Мозер?

– Надеюсь, что да. Что касается лично меня, то я с удовольствием продолжу это сотрудничество. Кроме того, Олимпиада тоже уже не так далеко, как кажется. У меня уже есть идеи на этот счет.

– Разумеется, вы не расскажете, какие именно идеи.

– Пока это довольно простые вещи: на что именно нам нужно обратить внимание, над чем следует поработать усерднее, чтобы продвинуться еще на шаг вперед и уже, так сказать, дышать в спину топ-парам. Есть ли у ребят шанс на медаль и смогут ли они сами ее завоевать – об этом пока еще рано говорить. В любом случае, мы можем гарантировать, что если кто-то из первой тройки допустит ошибку, мы сможем воспользоваться этим шансом.

– После чемпионата Европы ребята говорили, что попробуют продемонстрировать четверную подкрутку в Бостоне. Судя по заявленным элементам, четверная подкрутка на чемпионате мира все же не входила в план.

– Именно так, подкрутка даже не была запланированна на этот старт, и причина только в том, что ребята должны были показать красивый, уверенный, чистый прокат программы. Конечно, на тренировках ребята исполняют четверную подкрутку, но у нас есть и другие элементы, над которыми нужно поработать как следует. Я предпочитаю, чтобы все элементы были одинаково хорошо исполнены, а не так, что ты делаешь четверную подкрутку, но получаешь второй уровень за спирали.

– Но проблема не в травмах?

– Нет, со здоровьем у ребят все в порядке. Мы решили показать этот элемент, когда будем уверены в нем на сто процентов.

– Не знаю, захотите ли вы отвечать на мой последний вопрос, но я все же спрошу. На старте снова и Алена Савченко. Каково это – видеть ее здесь?

– Конечно, это особенное чувство, ведь мы катались вместе 11 лет и, пожалуй, до сих пор понимаем друг друга с полуслова, но я бы не сказал, что эта ситуация мне чем-то мешает или вообще как-то на меня влияет. Я видел несколько тренировок, посмотрел и короткую с произвольной.

– Можно ли представить, что вы обмениваетесь мнениями о старте при встрече?

– Нельзя забывать, что мы фактически не общались в последние два года, в первую очередь, потому, что Алена теперь живет в другом городе. Естественно, если мы вдруг столкнемся в лифте официального отеля на соревнованиях, например, то я вежливо поздороваюсь и действительно буду рад этой встрече, а не просто надену дежурную улыбку, но у нас осталось не так много общих тем для разговора.

Фото: instagram.com/robin_szolkowy; REUTERS/Brian Snyder

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья