Блог Под прицелом

«Я доверяю тренерам – только так можно что-то исправить». Цветков – о проблемах в биатлоне

До зимних Игр в Корее меньше месяца, а биатлонисты сборной России до сих пор не в порядке (всего 1 медаль за весь сезон).

Что происходит в команде? Где были допущены просчеты? Как работать дальше?

Вячеслав Самбур позвонил чемпиону мира-2017 Максиму Цветкову, который пропустил личные гонки в Рупольдинге, но приехал специально к эстафете. Другого шанса обкатать олимпийский состав уже не будет.

– Вчера вечером мы с Антоном Бабиковым приехали в Рупольдинг на эстафету. С Оберхофа мы поднялись в итальянский Мартелль, где провели 4 дня. Это высота 1500 метров, там у нас проходил летний сбор – так что место уже опробованное.

- Чтобы горы дали эффект, там надо задержаться хотя бы на пару недель. Что дадут 4 дня?

– Мы туда поехали не на 4 дня. После эстафеты вернемся обратно – в Рупольдинге проведем только сутки. Задумка с Мартеллем в том, что наша среднегорная подготовка к Олимпиаде начинается раньше.

План такой: финиширует эстафета – и мы уезжаем в Мартелль и потом одновременно с командой переезжаем в Антхольц. Со сбора мы спустились всего на один старт.

- Кто был с вами в Мартелле?

– В первый день – Андрей Викторович Падин. Постоянно – доктор, биохимик, сотрудник комплексно-научной группы и тренер по стрельбе Сергей Башкиров. Позавчера приезжал Рикко Гросс – то есть они с Падиным работали с нами по одному дню.

- Ранний выезд в горы – ваша инициатива в связи с проблемами в гонках?

– Это давно было в плане, независимо от нашего результата – все решили до старта сезона. Кого именно это касалось, не знаю. Относительно меня – да, такой план составили с Рикко еще на вкатке осенью. Он сразу предупредил, что я уеду на высоту и пропущу личные гонки в Рупольдинге. По остальным, думаю, обсуждалось так же – в индивидуальном порядке.

- Хочется понять, что творится с командой. Очевидно, что тренерский план не работает.

– Я продолжаю доверять тренерам – только в этом случае мы сможем что-то исправить. В одиночку ничего не получится. Когда думает не один человек, а группа, можно ждать более взвешенного решения. Сейчас важно не просто следовать плану, который был, а вносить индивидуальные изменения, если они нужны по аналитике.

Возможно, коррекция нужна не всем. Даже если два спортсмена бегут одинаково плохо, это не значит, что у них одинаковые проблемы. Поэтому важно общение с тренером, чтобы вы были на одной волне. У меня с этим нет проблем, я могу все обсудить и с Рикко, и с Падиным.

- Некоторые в команде сильно нервничают. Вы, кажется, нет.

– После интервью «Матч ТВ» люди зацепились за одну мою фразу: что наши результаты немного хуже, чем мы ожидали. Люди этого не поняли: немного? То есть вы планировали выступать только чуть-чуть лучше? Хотя я имел в виду другое: мы выступаем не так, как должны. Но мы и не говорили, что прямо сейчас будем хорошо себя чувствовать.

Я не особенно волнуюсь насчет самочувствия в данный момент. Я ожидал, что именно на этих этапах будет тяжело. Наверное, не так тяжело, как в итоге вышло. Возможно, мы не так переварили объем, как это предполагалось. Но таков план, ему надо верить.

Антхольц должен показать, в правильном направлении мы движемся или нет. Если там что-то не получится, то сильное волнение придет. Для меня это самый показательный этап.

- Бабиков говорил, что в порядке тот, кто меньше прислушивается к тренерам, а больше – к собственным ощущениям. Он имел в виду Логинова?

– Возможно. Надо понимать, что у нас с Логиновым разные планы – он менял свой, но тоже после обсуждения с тренерами. Он предложил, они согласились – была коррекция. Вероятно, это отразилось на его форме. Но мы так не делали, серьезных корректировок не было.

- Почему? Не хотелось прибавить, как Логинов?

– Я приболел в Анси, хотя, вероятно, там подходила нормальная форма. Скажем так, адекватная, а не как на первом этапе. В декабре я разгонялся, даже аналитика это показала. Перед Анси переживаний вообще не было, потому что форма была именно такая, какую мы ожидали. Из-за болезни там план скорректировали, поэтому мне уже не стоило делать это второй раз.

Я спокоен – не вижу смысла переживать и нагнетать. Зачем? Результат это никак не улучшит, а ухудшить может. Если мне что-то нужно, я не молчу – я говорю тренерам. Я знаю, что они меня услышат. Мне незачем нагнетать обстановку в интервью, потому что я могу спокойно поговорить лично.

- Видимо, не все реагируют на собственные результаты так же, как вы.

– Да, возможно.

- Каков план передвижений перед Олимпиадой, которая пройдет в Азии?

– Не буду называть места. После Антохольца мы останемся в горах, потом немного спустимся – все сборы будут в Европе. За 10 дней до старта переедем в Корею.

- Внутри команды есть понимание, кто там выступит, а кто нет?

– Есть понимание, что до февраля с олимпийской заявкой могут произойти определенные моменты – это от нас никак не зависит, только от МОК. Так что официального состава ждать еще долго. Вот по этому поводу как раз присутствует некоторое волнение.

Чемпион мира освоил YouTube. У Губерниева теперь сильный конкурент

Фото: РИА Новости/Александр Вильф

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.