Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать
Блог Под прицелом

В биатлоне до сих пор нет тренера. И дело в деньгах

В начале следующей недели сборная России по биатлону начнет подготовку к олимпийскому сезону, но тренировать женский состав по-прежнему некому.

И если полторы недели назад все можно было списать на пробуксовку с документами (согласования-утверждения-подписания), то теперь эту паузу не объяснить даже обычной чиновничьей бездарностью. Здесь кое-что интереснее.

Накануне «Известия» со ссылкой на источник в СБР сообщили, что вопрос по назначению Владимира Королькевича (который уже несколько недель просто ждет) – в основном вопрос денег.

«У СБР в данный момент нет средств на обеспечение заработной платы Королькевича. В Олимпийском комитете России (ОКР) отказались взять на себя финансирование контракта иностранного специалиста».

Почему заминка случилась именно по Королькевичу?

У специалиста два паспорта: белорусский и словенский. При желании пригласить иностранца федерация (в данном случае СБР) подает заявку в ОКР на оплату его работы. Это обычная практика, но каждую кандидатуру, хоть тренера, хоть сервисмена, важно защитить перед специальной комиссией – почему именно он, в чем польза etc.

Если с защитой порядок, то ОКР частенько берет расходы на себя. Тратиться на Королькевича в этот раз почему-то не согласились. И это очень странно, учитывая и его резюме (опыт, результаты, авторитет), и близость Олимпиады, и то, что в последние сезоны никто из других кандидатов на должность, мягко говоря, не блистал.

Отказ ОКР автоматически блокирует назначение?

Нет. Если конкретный специалист нужен, федерация может предложить компромиссные варианты: поделить расходы пополам, в соотношении 60/40, как угодно. Или вообще платить зарплату целиком из собственных запасов – если счета не на нуле.

Бывало по всякому, даже в биатлоне несколько лет назад: кому-то платили вскладчину с ОКР, кого-то СБР защищал, кого-то нет – и тогда приходилось доставать деньги из своего кошелька.

То есть с деньгами в СБР настолько туго?

Не первый год – и Sports.ru об этом периодически рассказывает. Есть объективные причины: сокращение спортивных бюджетов после Сочи-2014, кризис, изменение курса валют. Есть субъективные – усложнившаяся ситуация со спонсорами: конечно, когда-то они приходили под Игры в Сочи – и потом дружно ушли.

К президенту СБР Александру Кравцову относятся с опаской – кто более-менее в курсе биатлонных дел, наверное, уже понимает, почему. В последние годы денег от спонсоров (как и самих спонсоров) все меньше, и это точно не помогает команде.

Если уж существует вполне публичная установка пореже выезжать на зарубежные сборы, то представьте, сколько потеряно в не видимых с экрана мелочах: логистика, транспорт, обслуживание, премии, другие расходы. И так не только у биатлонистов – у всех.

Вот теперь банально неоткуда взять деньги на хорошего тренера.

Королькевич так много запросил?

Значительно меньше, чем в сезоне-2013/14, когда на кону стояла домашняя Олимпиада. И даже меньше, чем в сезоне-2014/15, когда в СБР уже не было богатого Прохорова, рос доллар и надвигался кризис.

Стойте, вы же сами говорили, что все из-за допинга?

Как аргумент со стороны ОКР это могло иметь значение. Вкладываться в тренера-иностранца, еще и с испорченной репутацией (для ОКР в нынешней ситуации неважно, справедливо или нет) не решились.

Так что, женская команда опять будет никакая?

Самое удивительное, что не обязательно. Биатлон в этом смысле непредсказуем: можно травмироваться летом или проболеть несколько месяцев, и здорово выступать на Кубке мира. Можно честно отработать с хорошим тренером семь месяцев и все равно не подобраться к достойным позициям.

Это не текст о том, как плохо все будет зимой, а очередное напоминание, что за деятели управляют русским биатлоном.

Фото: biathlonrus.com; РИА Новости/Екатерина Чеснокова, Константин Чалабов

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы