Блог Российский хоккейный стиль

«После победы «Трактора» даже заводы работали лучше»

На RussianHockeyStyle интервью с куратором ХК «Трактор» в 1980-е годы.

Швырев Николай Дмитриевич – хозяйственный и партийный деятель, заслуженный строитель РФ (1996), лауреат премии Совета Министров СССР (1980), почетный гражданин г. Миасса (2001). В июне 1986-го года избран 1-м секретарем Челябинского обкома КПСС. В 1989 назначен заместителем министра строительства в районах Урала и Западной Сибири. Избирался депутатом Верховного Совета СССР. Награжден орденом Трудового Красного Знамени (1978), «Знак Почета» (1974), медалями.

Николай Швырев

– Когда вы впервые познакомились с хоккеем?

– Когда наша сборная играла с Канадой на Суперсерии, тогда я по-настоящему заболел хоккеем и стал следить за командами высшей лиги чемпионата СССР. С канадцами была отличная серия! Мы показали, что могут советские, русские хоккеисты. Ведь соперник считал себя лучшим в мире и думал, что все их должны бояться. Но наши ребята приехали и показали, что в России тоже умеют играть и биться, и показали отличный хоккей. Канадцы это тоже признали.

– А как насчет «Трактора»?

– На «Трактор» я периодически обращал внимание с 1980-го года. А когда переехал в Челябинск, c 1984-го уже не пропускал ни одной домашней игры команды.

– Вы были куратором «Трактора». Что означала эта неофициальная должность?

– В 1986-м году я стал первым секретарём челябинского обкома, «Трактор» выступал плохо и должен был вылететь из высшей лиги. Конечно, допустить этого было нельзя. Я позвонил председателю спорткомитета СССР Леониду Васильевичу Смирнову и посоветовался с ним, как же сохранить команду в чемпионате. Он тоже был сторонником «Трактора», хотя и не болел за него. Смирнов подумал и говорит: «Приняли решение увеличить количество команд в высшей лиге ещё на две». Таким образом, «Трактор» оставался. Но я понимал, что благодаря этому «Трактор» не станет играть лучше. Поэтому я посоветовался с Павлом Яковлевичем Ромаровским, он был директором дворца спорта «Юность», а до этого первым чемпионом России по фигурному катанию в одиночном разряде. Я спросил: «Вы всё время вращаетесь в спортивных кругах. Что нужно сделать, чтобы «Трактор» заиграл?» Он сказал, что первое – послушать ребят, что они скажут, второе – пригласить хорошего тренера, а именно Геннадия Цыгурова, который тогда уехал из Челябинска. Я так и сделал. Цыгуров заявил, что если удастся решить вопросы игроков, тогда он готов вернуться. Собрали мы команду, и я спрашиваю: «Что вам надо для того, чтобы играть как надо? Если мы дадим вам всё, то, соответственно, потом и спросим». Они говорят, что нужна база. Хоккеисты в то время ютились в профилактории тракторного завода. А там постоянно отдыхающие. Говорят, приходим в общую столовую, и если проиграли, то нам кричат: «Нахлебники!». Конечно, им было обидно и больно. А потом начались уже личные просьбы – машину, квартиру, мебель (тогда с ней были проблемы). Я позвонил директору ЧТЗ Николаю Родионовичу Ложченко – он не был ярым болельщиком, но хотел помочь команде, и рассказал о базе. Он предложил построить на озере Смолино, и мы договорились. Быстро был сделан проект, который согласовали с Цыгуровым и командой, и сразу началась стройка. Мы с Ложченко каждую неделю приезжали на стройку, и в течение лета база была готова. Там было всё – и место для тренировок, и столовая, и баня, и остальное. За это время мы также решили все личные вопросы. Встретились мы на базе осенью перед началом сезона, и хоккеисты сообщили: «Теперь мы обязаны хорошо играть перед болельщиками». И они играли честно и добросовестно.

Геннадий Цыгуров

– Вы считали, что вначале нужно создать условия игрокам, а потом спросить с них?

– В любом деле надо вначале создать человеку условия для того, чтобы он в них мог реализоваться.

– Говорят, Цыгуров был очень тяжёлым человеком.

– Мне с ним было легко. Хотя, наверное, ребятам тяжело. C хоккеистами он жестковат был. Но у меня с ним проблем не было, Цыгуров никогда не говорил ничего лишнего, всё по делу. Потом говорил, что нужно Валерия Белоусова подтягивать. Договорились, чтобы он прошёл школу тренеров. Белоусов работал в «Тракторе», дальше в Магнитогорске, Омске и снова в Челябинске.

– Валерий Константинович – интеллигентный тренер?

– Да, он спокойный был. Я помню и его, и Геннадия Цыгурова, когда они ещё играли. Цыгуров бы покруче, а Белоусов – лояльный. Но талантливыми были и тот, и другой. К сожалению, они оба ушли из жизни.

– В те времена вы вернули в Челябинск Андрея Зуева.

– Да, было такое. Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. Он уходил почему? Его здесь не понимали, не принимали. Мы поговорили с ним, и Зуев вернулся, когда условия создали и отношение изменили. Зуев – челябинский, хороший вратарь был. В те времена детско-юношеская школа серьезно готовила ребят, поэтому подпитка была хорошая. Когда я стал первым секретарём челябинского обкома, я позвал к себе трёх тренеров – «Трактора», челябинского «Металлурга» (прим. позже «Мечел») и магнитогорского «Металлурга». Каждый из них считал, что его команда в праве быть в высшей лиге. Тогда от области должен был быть только один клуб. «Магнитка» заявила, почему мы должны на «Трактор» работать? Челябинский «Металлург» – то же самое. Но мы поговорили и они согласились, что все вместе должны работать на «Трактор», чтобы одна команда региона занимала лидирующие места. И все сдержали своё слово. Правда, ЦСКА из «Трактора» вытаскивал ребят, но куда было деваться? Тогда была такая система, что игрок военнообязанного возраста рано или поздно должен был пойти служить. Но ничего – «Трактор» справлялся. Однако сейчас всё по-другому. Чужому тренеру наплевать, что будет с командой дальше. Цыгуров и Белоусов – местные и они переживали за родной клуб. А чужаки приходят – обыграют один-два сезона, получат деньги и уйдут. Они не заинтересованы в том, чтобы команда прогрессировала. На мой взгляд, в этом и заключаются все беды «Трактора» сейчас.

А какие были болельщики! Настоящие фанаты! Помню директора челябинского электрометаллургического комбината, героя соцтруда Владимира Гусарова, ему было уже 80 лет. Он ни одной игры не пропускал.

– Чем тогда отличались болельщики?

– Сейчас жестокие болельщики. Если команда проигрывает, готовы обругать, оплевать, что угодно сделать. А тогда были терпеливее, лояльнее. Не было такого грубого подхода, как сегодня. Хотя и тогда были фанаты, необузданные в своей положительной агрессии во время игры. Но главное – все были готовы поддержать в трудную минуту, с верой в лучшее. Агрессия никогда не была направлена на своих.

– Вы как узнавали результаты выездных матчей?

– Всегда звонили помощнику моему, который также был любитель хоккея. Один из моих водителей был фанатом, всегда всё знал. Начальник команды Марк Моисеевич Винницкий рассказывал не только, как сыграли, но и с каким настроением.

– Кто был вашим любимым игроком?

– Хоккей – это командная игра, я никогда никого не выделял отдельно. Любимчиков не было. Просто я с большим уважением относился к тренерам – и к Цыгурову, и к Белоусову. Когда я ещё жил в Миассе, видел их ещё как хоккеистов, но заслуженно – оба очень хорошо играли. Тогда же я видел Валерия Харламова, который играл за чебаркульскую «Звезду» и приехал на матч в Миасс. Конечно, он выделялся и тогда. Среднего роста, но такой боец был, ничего не боялся. Был шустрый, смелый.

Валерий Белоусов

– В те времена хоккеисты «Трактора» числились на заводе?

– Да, кто кем. Получали там зарплату и от игр премиальные. Вопросов по зарплате тогда никто не ставил, потому что получали прилично по меркам того времени. Если хорошо играли – то хорошо и получали.

– Но всё равно не сравнить с тем, что получают хоккеисты сейчас.

– Конечно! Сейчас они долларовые миллионеры. Но тогда зарплата была достойная, горя не знали.

– Не говорили тогда: «Плохо будешь играть – пойдешь на завод»?

– Нет, хотя может тренер так и говорил. С моей стороны и моего окружения таких слов не было. Но если хоккеист не тянет в высшей лиге, была группа Б, там была зарплата поменьше.

– Встречи с работниками завода были?

– Да, и не один раз. Часто были встречи с трудовыми коллективами, и не только ЧТЗ. Как говорили экономисты, после победы «Трактора» повышалась производительность труда на всех заводах.

– А если проигрывали, рабочие высказывали претензии хоккеистам?

– Да, было обидно, горько. Но после того как мы решили все вопросы игроков, серийных проигрышей не было, только одно-два поражения. Хоккеист не робот, а человек – может приболеть, или могут быть бытовые проблемы. Когда у него хорошее настроение – он хорошо играет, когда плохое – похуже.

– «Магнитка» в те времена начала набирать силу?

– «Магнитка» стала силой после 1991 года, когда СССР не стало, и появился собственник Виктор Рашников. Раньше всё решал спорткомитет, а потом стал решать владелец клуба.

– Переживали ли вы из-за «Трактора» в тяжёлые времена – после 1995 года?

– Конечно, и не только я, но и все болельщики Челябинской области. Как-то однажды встретил Валерия Белоусова, когда он работал в омском «Авангарде». Мы с ним в Челябинске жили друг напротив друга. Белоусов сказал, что если бы решили вопрос оплаты трём-четырём ведущим игрокам, то он бы с ними вернулся в «Трактор». Но в те времена внимания со стороны руководителей не было: губернатор Вадим Соловьёв был не болельщик, Пётр Сумин тоже особенно не обращал внимания, хотя его внук играл в хоккей. Белоусов мог ещё раньше вернуться в команду и привести с собой хороших игроков. Конечно, его смерть – удивительное дело. Такой спокойный был мужик, я думал, он доживёт до ста лет! Белоусов поднял «Магнитку», «Авангард», потом вернулся в Челябинск и снова «Трактор» поднял. Талантливый человек и был в большом авторитете.

– Потом вы продолжали следить за «Трактором»?

– Конечно, и сейчас продолжаю следить. На матчи не хожу, но по телевидению практически ни одной игры не пропускаю.

– Как вам игра «Трактора» сейчас?

– Плохая игра! У меня создаётся впечатление, что команда не понимает тренера, а он не чувствует игроков. Хотя у Владимира Юрзинова большой послужной список. На выезде команда обыгрывает СКА, а приезжает домой и проигрывает с разгромным счётом. Это говорит о том, что возможности есть, но они не могут раскрыться в игре. Значит, тренеры не могут найти ключи к ребятам. Я считаю, что должен быть свой тренер, который бы думал не об отъезде, а о будущем «Трактора». Такой наставник по-другому отнесётся к комплектации состава и к детской школе. Зря потеряли Анвара Гатиятулина! Его признавали ребята, и он мог показать игрой, на что они способны. Не зря Гатиятулин сейчас входит в тренерский штаб сборной России. Так что возглавлять «Трактор» должен обязательно местный специалист.

14 декабря Николаю Дмитриевичу исполняется 80 лет, желаем счастья, здоровья и долгих лет жизни!

Фото chelhockeyhistory.ru.comkp.ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья