Блог С миру по Нитке

Лучший из юниоров

Очередная глава книги Рене Штауффера «В поисках совершенства» посвящена юниорскому взлету Роджера Федерера и подготовке лучшего юниора 1998 года к переходу во взрослый тур. Первые серьезные успехи, работа над собой и некоторые знакомые имена – в блоге «С миру по Нитке».

Рене Штауффер «В поисках совершенства. История Роджера Федерера».

Пролог

Предисловие. Никто его не ждал

Из Кемптон-парка в Базель

Мальчик познает теннис

Экубленс. Тоска по дому

Лучший из юниоров

«Начало сезона 1998 года сложилось для Роджера Федерера вполне удачно. Сперва он выиграл Victorian Junior Championships в Австралии, а потом остановился в шаге от выхода в финал юниорского Australian Open – в полуфинале против Андреаса Винчигуэрры из Швеции он упустил матчбол.

Затем, весной и летом, Роджер показал, что он игрок универсальный и способен побеждать на любом покрытии. На международной арене он был на голову сильнее своих сверстников и без особых усилий конкурировал с игроками, которые были старше его на год-полтора, на престижнейших юниорских турнирах. Во время грунтового сезона он выиграл юниорский турнир во Флоренции, но на «Ролан Гаррос» вылетел в первом круге.

На «Уимблдоне» же Федерер праздновал крупнейший на тот момент успех в карьере. Пятого июля в решающем матче он обыграл Ираклия Лабадзе из Грузии со счетом 6:4, 6:4 и завоевал трофей юниорского «Уимблдона», став первым швейцарцем-обладателем этого титула с 1976 года, когда его выиграл Хайнц Гюнтхард. На самом деле, за ту неделю Федерер не отдал ни матча, потому что вдобавок к одиночной победе выиграл и парный турнир вместе с Оливье Рохусом из Бельгии. «Я был доволен, но не прыгал от радости», – вспоминал Федерер, который был удивительно спокоен после победы.  Зато Питер Картер, почти все время проводивший с швейцарцем, был в восторге: «Роджер играл с концентрацией профессионала. Теперь ему осталось только прибавить в игре слета».

Правда, эта большая победа слегка расстроила планы швейцарца. В качестве поощрения за триумф директор турнира Swiss Open в Гштааде Кёбе Херменьят предоставил Федереру wild card. Роджер получил первую в жизни возможность сыграть на турнире АТР несмотря на то, что стоял 702-м во взрослом рейтинге. Гштаадский грунтовый турнир традиционно проводится на неделе после «Уимблдона» в живописном местечке в Бернских Альпах. Это один из старейших турниров – начало его истории было положено в 1915 году. Игроки и зрители любят его за идиллическое месторасположение – деревушка с множеством коттеджей, а рядом – грандиозный отель «Палас», на кортах которого раньше проводился турнир. Все выглядит совершенно как на открытке. В свою очередь, Кёбе Херменьят был одним из старейших директоров турниров в АТР, и его знал весь теннисный мир. Он как бы олицетворял небольшой кусочек истории этого вида спорта. Когда ему было 11, он был болл-боем на гштаадском турнире, а с 1965 возглавлял его. Такие легенды, как Джон Ньюкомб, Тони Роч, Илие Настасе, Кен Роузвелл и Рой Эмерсон – в честь которого был назван центральный корт – выигрывали Swiss Open.

Федерер скрепя сердце отказался от участия в традиционном чемпионском бале «Уимблдона» и в воскресенье покинул Лондон. На самолете он долетел до Базеля, а потом на машине доехал до Бернских Альп. На роскошный курорт он прибыл далеко за полночь.

Дебют швейцарца на турнирах АТР оказался сложным. На «Уимблдоне» он играл на траве и почти на уровне моря. В Гштааде же он обнаружил под ногами скользкий грунт и высоту в 1 000 метров над уровнем моря. На «Уимблдоне» мяч отскакивал низко, а в Гштааде из-за разреженного воздуха – высоко и быстро. К тому же игра на грунте требовала совершенно другой техники передвижения, нежели на траве. На «Уимблдоне» он боролся с неопытными юниорами, а в сетке Гштаада подобралась команда игроков мирового класса. Без сомнений до уровня такого турнира Федереру было еще далековато. Но Роджер поставил перед собой цель набраться опыта и за счет внимания к этому крупному турниру показать себя большему числу швейцарских болельщиков.

Согласно жеребьевке, Федереру выпало играть во вторник с 41 ракеткой мира Томми Хаасом. В понедельник Роджеру по заявкам прессы предстояло дать пресс-конференцию – после победы на «Уимблдоне» и в преддверии дебюта в АТР его фигура вызывала большой интерес. «Я предпочел бы сыграть на центральном корте, а не на второстепенной площадке», – уверенно ответил Роджер на вопрос организаторов, где бы он хотел провести матч. Новоявленный победитель юниорского «Уимблдона» вызывал такой серьезный ажиотаж, что тысяча мест на трибунах Корта номер 1 не могла вместить всех желающих. К тому же оказалось, что Федереру не надо было играть с Хаасом – за несколько минут до матча немец снялся из-за проблем с животом. Его место в сетке занял лаки-лузер Лукас Арнольд. Аргентинский грунтовик, занимавший 88 место в мировой классификации, обыграл Федерера со счетом 6:4, 6:4, но после матча признал, что игра 16-летнего швейцарца его впечатлила: «Он играет, как Пит Сампрас. У него отличная подача».

Федерер был расстроен, но у него не было причин особенно сокрушаться. «Я боролся изо всех сил, но сыграл не достаточно хорошо. Если бы я показал высококлассную игру, я бы выиграл, – сказал он с оптимизмом в голосе, – В матчах с профессионалами надо больше бегать, к тому же профи не так много ошибаются, как юниоры».

За дебютом Федерера в АТР в Гштааде наблюдал и Стефан Оберер – капитан сборной в Кубке Дэвиса и технический директор теннисной федерации Швейцарии, долгое время тренировавший Марка Россе. Еще до этого Оберер увидел в Федерере талант и нажал на все доступные ему рычаги, чтобы взять над ним шефство. «Роджер здесь еще играл как юниор, – сказал Оберер на том турнире в Гштааде, – Он не придавал нужного значения каждому конкретному розыгрышу, но у него есть все для того, чтобы однажды стать большим чемпионом. Надо только проявить терпение, чтобы он не перегорел. Неважно, насколько силен он сейчас. Важно, чтобы он смог реализовать данный ему потенциал в ближайшие 4-6 лет».

Еще до дебюта в АТР Оберер дал Федереру возможность присоединиться к команде в Кубке Дэвиса. Роджер был спарринг-партнером перед апрельским матчем с Чехией в Цюрихе. После турнира в Гштааде Федерер снова поехал с командой – на этот раз в Ля Коруна на четвертьфинал Кубка Дэвиса против Испании. Несмотря на то, что у швейцарской команды не было ни шанса против испанской Армады во главе с Карлосом Моей и Алексом Корретхой, это был ценный опыт.

Роджер хотел закончить год первой ракеткой мира среди юниоров. После победы на «Уимблдоне» он был третьим – его опережали только француз Жюльен Жанпьер и чилиец Фернандо Гонсалес. Известно, что между первой и второй позицией по итогам года огромная разница. Как и профессиональных теннисистов, лучших юниоров вознаграждают непропорционально – первая ракетка получает лучшие контракты и больше wild card в сетки крупных турниров. Wild card избавляют избранных от сложной и непредсказуемой квалификации. Wild card дают молодым теннисистам возможность играть на крупных турнирах, куда они иначе не попали бы при своем низком рейтинге.

Федерер успешно двигался к поставленной цели. Летом на чемпионате Европы в Швейцарии он вышел в полуфинал, а на US Open – в финал. Там Давид Налбандян из Аргентины не дал ему выиграть второй подряд турнир «Большого шлема».

Но еще до того, как гонка за звание первой ракетки вошла в заключительную стадию, случилось неожиданное. Федереру удался первый прорыв в АТР-туре. Будучи 878 ракеткой мира, он в конце сентября съездил на турнир в Тулузе, Франция, где к собственному удивлению прошел квалификацию и вышел в основную сетку. Для 17-летнего теннисиста это был всего лишь второй турнир АТР в карьере, и в первом круге ему удалось сотворить сенсацию – он отдал всего 4 гейма 45 ракетке мира французу Гийому Рао. Для Роджера это была первая победа в АТР. В следующем круге он доказал, что это была не случайность, со счетом 6:1, 7:6, обыграв бывшую звезду Кубка Дэвиса австралийца Ричарда Фромберга. В четвертьфинале, который стал для Федерера шестым матчем на турнире, он проиграл Яну Симеринку 7:6, 6:2 – правда, по ходу матча его сильно беспокоила травма бедра. Голландец тогда был 20 ракеткой мира и через два дня стал победителем турнира. Но и Федерер был вознагражден по заслугам – он получил чек на 10 800 долларов и за один турнир перепрыгнул 482 ступеньки в рейтинге, став 396 ракеткой мира.

За успехи в Тулузе Роджер получил специальное приглашение в основную сетку Swiss Indoors от Роджера Бренвальда, директора этого крупнейшего теннисного турнира на территории Швейцарии. Выступление там гарантировало ему как минимум 9 800 долларов призовых. Соревнования проходили на юге Базеля в Санкт-Якобсхолле, откуда можно было пешком дойти до дома Федереров в Мюнхенштайне. Этот турнир, который изначально в 1970 проводился под брезентовым куполом, сейчас является одним из важнейших турниров в закрытых помещениях. Почти все великие теннисисты хоть раз принимали в нем участие. Когда почти неизвестный чех Иван Лендл в 1980 году обыграл в финале турнира легендарного Бьорна Борга, это стало громкой сенсацией. 34-я и последняя дуэль между Джоном Макинроем и Джимми Коннорсом состоялась именно в Базеле в 1991 году. Будущая первая ракетка мира Джим Курье выиграл свой первый турнир АТР также в Базеле, но в 1989. Эдберг выигрывал Swiss Indoors трижды, а Лендл – дважды. Вообще же чемпионами этого турнира в свое время становились Борг, Макинрой, Борис Беккер, Витас Герулайтис, Горан Иванишевич, Янник Ноа, Михаэль Штих, Пит Сампрас и Гильермо Вилас. 

Для Роджера Федерера Swiss Indoors сравним с турнирами «Большого шлема». Санкт-Якобсхолл  - это для него заповедное место, как и Центральный корт «Уимблдона». В 1994 он был болл-боем на этом турнире и подавал мячи таким теннисистам, как Россе, Эдберг и Уэйн Феррера, который тогда выиграл титул. А через четыре года он уже стал его участником. И в первом круге ему противостоял не кто иной, как Андре Агасси. Перед матчем Федерер в порыве юношеского максимализма ничтоже сумняшеся заявил: «Я прекрасно осознаю, с кем мне играть – в отличие от Агасси, который понятия не имеет, кто я такой. Я буду играть на победу».

Но бывшая первая ракетка мира Агасси, на тот момент стоявший восьмым в рейтинге, вне всяких сомнений был игроком совершенно другого калибра, нежели соперники Федерера на турнире в Тулузе. Американец отдал швейцарскому парню всего 5 геймов, а позже сказал, что игра нового любимца местных болельщиков не привела его в восторг. «Несколько раз по ходу игры он проявлял свой талант и показывал, что у него есть игровое чутье, – любезно отметил Агасси после игры, – Но для меня это был идеальный матч первого круга, в котором мне не пришлось особенно выкладываться, но удалось адаптироваться к условиям».

После участия в крупных турнирах в Тулузе и Базеле Федерер отправился на соревнования гораздо более низкого уровня – швейцарские сателлиты. Там он почувствовал себя главным героем плохого фильма. Только что он играл против одного из лучших теннисистов в истории на 9-тысячном стадионе, его показывали по телевизору на большую аудиторию, о нем писали во всех газетах. К тому же он только что подписал контракт с крупнейшим агентством в области спортивного менеджмента IMG и, как Пит Сампрас, начал сотрудничать с Nike и Wilson. И вот внезапно он оказался в восточной Швейцарии, в городке Кублис, на унылом теннисном стадионе, надежно упрятанным в долине среди гор. Там не было ни зрителей, ни линейных судей, ни болл-боев. И играл он не с Андре Агасси, а с 11 ракеткой Швейцарии Армандо Брунольдом, которого к тому моменту уже превосходил и по классу, и по рейтингу – Роджер в национальном рейтинге был шестым.

Матч первого круга оказался для Федерера настоящим культурным шоком, и он отреагировал на него апатией. Его безволие не ускользнуло от взора главного судьи турнира Клаудио Гретера: «Роджер просто стоял – он был полностью безразличен к игре и делал по две двойных в каждом гейме». После того, как Федерер проиграл Брунольду со счетом 6:7, 2:6, Гретер оштрафовал его на 100 долларов за то, что тот нарушил правило «максимальных усилий» – это правило гласит, что профессиональный игрок должен в каждом матче прикладывать все необходимые для победы усилия. «Я бы мог дисквалифицировать его, но он тогда бы не смог играть на остальных турнирах серии», – объяснил Гретер. Федерер принял приговор молча. За этот турнир он получил только 87 долларов призовых, так что уехал из Кублиса с дефицитом в 13 долларов. Видимо, этот сателлит окажется единственным профессиональным турниром в карьере Роджера, на котором он потерял деньги.

Но зато он получил урок. «Штраф был полностью оправдан», – признал он, а его реакция на ситуацию только показала его класс. На следующей неделе он выиграл второй турнир серии, а потом и всю серию. Его усилия оправдались, и, несмотря на небольшую заминку в начале, он обошел еще 100 человек в рейтинге и стал 303 ракеткой мира. Неплохо для паренька, которому едва исполнилось 17.

По мере приближения декабрьского Orange Bowl становилось ясно, что Федереру надо выигрывать этот турнир – один из крупнейших в юниорском туре – если он хочет обойти француза Жюльена Жанпьера (который на 17 месяцев старше швейцарца) и стать первой ракеткой по итогам года. Турнир проходит в одном из красивейших мест в туре – теннисном центре в Крандон-Парке, Ки-Бискейн. Это настоящий райский островок, спрятанный в тени Майами. Второй крупнейший турнир в США (после US Open) – Sony Ericsson Open – проходит в этом же комплексе, только на время его  проведения трибуны на центральном корте расширяют.

Турнир чуть было не начался для Роджера провалом. Он был в двух очках от проигрыша Раймонду Шпроге из Латвии – но в итоге избежал поражения в первом круге, победив со счетом 5:7, 7:6, 6:0. А вот Жанпьерру повезло меньше, и в первом круге его обидчиком стал Фелисиано Лопес из Испании. На следующий день, когда у Роджера был выходной, случилась еще одна почти катастрофа. «Мы занимались физической подготовкой, и Роджер начал дурачиться, – вспоминает Анна-Мария Руэгг, сопровождавшая швейцарскую команду на турнире, – Во время упражнений со скакалкой он вел себя, как обезьяна, скакал, как Тарзан. В какой-то момент он неудачно приземлился и подвернул ногу. Нога выглядела ужасно и опухла до гигантских размеров. Он был жестоко наказан за собственную глупость».

Другой человек в такой ситуации, наверное, сдался бы, бросил преследование этой цели и нашел бы новую – но не Федерер. «Роджер Федерер не сдается», – скажет он позже, но это было так еще в 1998. Он немедленно начал лечение, физиотерапию и вообще делал все возможное, чтобы сохранить шансы на исполнение задуманного. «Его метаморфоза меня поразила, – вспоминает Руэгг, – Только что он бесился, а через минуту уже был спокоен и собран. Я заметила, что когда он хочет, он может быть очень серьезным. Он понимал, что момент важный, что от этого турнира многое зависит, и если он хочет достичь своей цели, то должен приложить все силы. Именно тогда я впервые поняла, что он – чемпион. Ему это удалось».

Несмотря на больную и забинтованную ногу Федерер не проиграл ни сета в следующих трех матчах. В полуфинале, когда опухоль уже почти сошла, он взял реванш у Налбандяна за поражение в финале US Open – 6:4, 6:2. А в финале Роджер обыграл еще одного сильного аргентинца Гильермо Корию со счетом 7:5, 6:3. Федерер выиграл Orange Bowl и уехал из Майами с вазой, полной апельсинов – и пергидрольными блондинистыми волосами, которые заполучил благодаря спонтанному решению сменить прическу, обошедшемуся ему в 250 долларов.

21 декабря 1998 года фамилия «Федерер» впервые появилась на вершине юниорского рейтинга ITF. «Отличный рождественский подарок», – сказал довольный швейцарец. Однако ему пришлось пережить еще неделю, в течение которой судьба итогового первого места была под вопросом. Только когда никому не известный американец Энди Роддик обыграл Жанпьера в полуфинале последнего юниорского турнира года Yucatan Cup в Мексике, Федерер окончательно оформил первое место по итогам года.

В конце сезона-1998 в комнате отдыха сателлита в Дипольдзау Федерер дал развернутое интервью журналу Tages-Anzeiger. Любопытствующие игроки постоянно вертелись неподалеку, пытаясь услышать, о чем идет речь. А некоторые приятели Федерера даже вставляли остроты в этот серьезный разговор.

Роджер Федерер четко понимал, что его жизнь в качестве профессионала уже почти началась. В юниорах он превзошел всеобщие ожидания, и у него больше не было никаких причин оставаться в юниорском туре или играть сателлиты. Он был недалек от третьей сотни рейтинга АТР, а капитан сборной в Кубке Дэвиса Стефан Оберер совершенно недвусмысленно заявил, что рассчитывает на него в наступающем году.

Федерер спокойно воспринимал столь резкое изменение своего положения. Он был немного удивлен своими успехами, но при этом не витал в облаках и вообще выглядел удивительно обычным. «Забавно – когда я захожу в отель, люди говорят: «Привет, мистер Федерер». Некоторые, кажется, гордятся тем, что могут со мной поговорить. А еще я заметил, что чем известнее человек, тем меньше ему надо платить. Все хотят пригласить меня куда-то, все хотят сделать мне что-то приятное просто потому, что я хорошо играю в теннис».

Но, по его же словам, он понимал, что эти люди – не настоящие друзья. «Я не очень-то изменился. Я довольно известен в Швейцарии, но я не чувствую себя звездой». А когда Роджера попросили описать себя, он спокойно ответил: «Я честный, уравновешенный. По-моему, я спортивный, приятный и веселый».

Тогда Федерер был ростом 186 сантиметров и весил 80 килограммов. Он считал, что это слишком много. «У меня есть брюшко. Мне надо больше работать над мышцами живота». С конфет и сухомятки он перешел к нормальному питанию. «Я начал есть мясо. Раньше я ел только колбасу, гамбургеры и все такое. Теперь мне больше не надо думать о том, что я буду есть, если меня пригласят в гости».

А еще он рассказал, что гордится недавно обретенным умением управлять эмоциями на корте. Инцидент на US Open оказался в какой-то степени поворотным моментом. Тогда Роджера провоцировал один из традиционно голосистых американских болельщиков. Федерер не смог сдержаться и в гневе раскрошил ракетку. Но на осенних турнирах он хранил спокойствие, и это вылилось в хорошие результаты. «Ни в Тулузе, ни в Базеле я не заводился. Все было на уровне. Мне раньше и в голову бы не пришло, что такое возможно. Не знаю, может быть, дело в больших стадионах. Наверное, мне просто стыдно терять контроль на глазах у стольких людей».

В это же время снизилось и количество гневных монологов. «Я часто спрашивал себя: «Почему ты такой дурак, почему так заводишься?» Ведь когда человек играет хорошо и не выходит из себя – это лучшее, что может быть». Роджер говорит – видимо, все дело в том, что он перфекционист. «Я не прощаю себе ошибок в простых ситуациях, пусть даже они – дело обычное, пусть ими грешат и профессионалы».

Питер Картер подстегивал этот психологический прогресс. «Если он хочет добиться успеха на профессиональном уровне, ему надо быть сдержаннее».

Картер и Федерер постоянно были вместе – неделю за неделей они вместе тренировались и ездили по турнирам. Иногда это приводило к стычкам. «Если я целый месяц провожу только с Питером, мы начинаем действовать друг другу на нервы. Я скучаю по семье, по своей девушке. Поэтому для меня важно общаться с другими юниорами. Мне нравится, когда рядом есть другие швейцарские игроки или тренеры. Мне нравится смена обстановки».

Первого сезона в профессиональном туре Роджер ждал с уверенность и надеждой. В своей игре он больше не видел серьезных провалов. «Я постепенно наладил все удары. Конечно, я, наверное, могу прибавить в игре слета или в движении, но это уже детали».

Да и о чем ему было беспокоиться? Ведь он, в конце концов, обыграл в Тулузе двух игроков Топ-50. «Это показало мне, что я могу бороться с профессионалами, если у меня идет игра. Теперь мне надо работать над тем, чтобы она всегда шла без сбоев. И тогда движение наверх начнется само собой».

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья