Блог Newsweek-блог

Попали не целясь

На чемпионате мира по биатлону младший лейтенант ФСБ Максим Чудов ощутил себя полноценным защитником отечества. Серебряный призер в гонке преследования Чудов все свободное время тратил на то, чтобы защищать своих партнеров по команде, которых уличили в употреблении допинга. После замечания, что, мол, немецкие спортсмены «тоже не на одних колбасках бегают», на Чудова набросился лидер сборной Германии Михаэль Грайс. Едва не дошло до драки. «Нужно отстаивать свои права и доказывать, что мы сильнее и можем биться», – говорил биатлонист корреспонденту Newsweek. Чудов предложил немцу извиниться. Тот отказался.

Чудова такое отношение к сборной России удивляет. Еще недавно российских биатлонистов уважали и даже побаивались. Он рассказал Newsweek, как в прошлом году заставил норвежца Эмиля-Хегле Сведсона принести публичные извинения за случайно брошенное в адрес сборной «fuckin Russians». Тогда российские биатлонисты постоянно жаловались на бытовые проблемы: не могли нормально вылететь на сборы, заклеивали пластырем название спонсора – и все, как говорили, из-за плохой работы Союза биатлонистов России (СБР) и его президента Александра Тихонова. При этом медали брали регулярно.

Прошлогодний чемпионат мира в Швеции и вовсе стал триумфальным: 11 наград, из них 3 – золотые. Осенью 2008 года Тихонова понизили в вице-президенты, а СБР возглавил миллиардер Михаил Прохоров, который мгновенно решил все бытовые проблемы. Но эффект получился обратный: в Корее сборная провалилась по всем статьям – взяла минимум медалей и оказалась в центре громкого допингового скандала. Все это серьезно ослабило позиции России в международном биатлонном сообществе. И поправить имидж будет очень сложно.

Международное право

Искать виновника неудач сразу стали на стороне: российские телеканалы в унисон твердили о заговоре против России, в который были замешаны Международная федерация биатлона (IBU), Международное антидопинговое агентство (WADA) и несколько особо недружественных сборных – немецкая, шведская и норвежская. Иностранные биатлонисты попали под подозрение, потому что жестко отреагировали на отстранение Альбины Ахатовой, Екатерины Юрьевой и Дмитрия Ярошенко. У всех троих нашли допинг. Немцы сразу дали несколько ярких интервью, в которых стыдились своего знакомства с нарушителями, а тренер шведов Вольфганг Пихлер вообще предложил снять всю российскую сборную с чемпионата мира.

Российская команда с удовольствием ввязалась в информационную войну и отчаянно защищалась. Болельщики написали письмо президенту Медведеву с просьбой разобраться в ситуации, а вице-президент Российской федерации биатлона Дмитрий Алексашин чуть было не побил самого Пихлера. На обвинения в применении допинга некоторые российские функционеры отвечали: мол, все принимают, а ловят только русских.

Главные враги, естественно, обнаружились в антидопинговом агентстве WADA, которое и выявило наличие эритропоэтина (EPO) в тестах спортсменов. Говорили, что именно иностранные недоброжелатели «сдали» российских биатлонистов. Впрочем, в теорию заговора верят не все. «Там работают абсолютно нейтральные и надежные с точки зрения репутации и непредвзятости люди», – заверил Newsweek Николай Дурманов, известный специалист по борьбе с допингом.

Либо WADA получает информацию о возможном использовании ЕРО, либо видит изменение в анализе крови у спортсменов

Проверка спортсменов на ЕРО, признает Дурманов, очень дорогое удовольствие, поэтому берут пробы не у всех. Выбирают по двум параметрам: либо WADA получает информацию о возможном использовании ЕРО, либо видит изменение в анализе крови у спортсменов – кровь они сдают примерно раз в неделю и каждый день во время соревнований. С российскими биатлонистами произошел как раз второй случай: антидопинговые специалисты увидели разницу между тестами в начале и в конце ноября прошлого года.

24 ноября вся сборная проходила обследование в сертифицированной WADA российской лаборатории, и там с анализами все было нормально. «Таких лабораторий в мире всего 35. И этот сертификат выдается на основании жестких критериев, – объясняет Дурманов. – Стандарты касаются качества оборудования, квалификации людей. По этим показателям наша лаборатория – одна из лучших в мире». По его словам, об ошибке российских медиков речи быть не может.

5 декабря, через 11 дней после российского теста, на этапе Кубка мира в шведском Эстерсунде у российских спортсменов нашли допинг. «Нужно учитывать, что ЕРО очень быстро выводится из организма: за два, максимум три дня, – добавляет Дурманов. – Поэтому поймать можно только свежеуколотого человека». Как рассказал в интервью Newsweek Дмитрий Ярошенко, непосредственный участник скандала, представители WADA разбудили его в 8.30 утра и повели сдавать анализ. «Я даже зубы почистить не успел», – пожаловался биатлонист. Так же поступили с Юрьевой и Ахатовой.

Свой среди своих

В начале февраля результаты тестов Ярошенко, Юрьевой и Ахатовой стали известны – из-за утечки информации, которая была только у WADA и в СБР. Это были только результаты проб «А», а их еще надо проверять с помощью проб «B», если спортсмены отказываются признать вину. Потом пошла волна слухов, изобличающих российских спортсменов, и распространявшие их агентства ссылались на СБР: будто они принимали китайский допинг или даже кустарный российский. А на прошлой неделе «Советский спорт» рассказал, что это даже не ЕРО, а новейшая российская разработка – назальное средство, спектрограмма которого не совпадает с ЕРО. «Чушь собачья, – отрезал Николай Дурманов. – Я видел результаты анализа – это ЕРО».

Вице-президент СБР Александр Тихонов сказал Newsweek, что во всем виноват расформированный еще в прошлом году Росспорт, который вел странную антидопинговую политику. Виновен, по словам Тихонова, один человек, вот только не уточнил, кто именно. Российская лаборатория WADA, в которой 24 ноября брали пробы у спортсменов, находится в ведении РУСАДА, российской антидопинговой службы, оставшейся после упразднения Росспорта. Тихонов, вероятно, имел в виду, что во всем виноват бывший глава Росспорта Вячеслав Фетисов. Известно, что у них напряженные отношения и, когда в прошлом году спортсмены в очередной раз пожаловались на Тихонова, Росспорт пригрозил лишить СБР лицензии.

После того как СБР возглавил Михаил Прохоров, Александр Тихонов несколько ушел в тень. Хотя, вероятно, планировал продолжить карьеру: Тихонов, по совместительству и первый вице-президент Международной федерации биатлона, не раз говорил, что хочет ее возглавить. А 5 ноября ее руководитель норвежец Андерс Бессеберг заявил, что в 2010 году уйдет. К этому моменту он будет возглавлять IBU уже 18 лет. Скандал с допингом повредил в итоге и Тихонову: даже несловоохотливые норвежцы заговорили в прессе о том, что шансов на президентство у него практически нет.

Осенью WADA опубликовало новый список запрещенных препаратов на 2009 год – он сильно увеличился

WADA от этого скандала только выиграет: громкое допинговое разбирательство серьезно укрепит пострадавший за последнее время имидж агентства. В прошлом году пошли разговоры, что борцы с допингом не слишком тщательно следят за спортсменами и многие уходят от ответственности. Глава информационного отдела антидопингового агентства Дании доктор Расмус Дамсгаард провел интересный эксперимент: отправил в пару лицензированных WADA лабораторий 100 положительных эритропоэтиновых проб. В одной ЕРО нашли, в другой – нет.

Осенью WADA опубликовало новый список запрещенных препаратов на 2009 год – он сильно увеличился. Если в списке-2008 фигурировал именно эритропоэтин, то в новой версии появились стимуляторы эритропоэза. «Это очень широкий класс веществ – поле поиска существенно расширяется», – объяснил Дурманов. Пробы российских спортсменов, взятые в декабре, анализировали уже по новым правилам. Впрочем, по словам Дурманова, роли это не сыграло – биатлонистов дисквалифицировали бы даже по старым правилам. «Глупо думать, что WADA затягивало с анализом – всю свою работу они провели в срок», – считает Дурманов.

Михаил Прохоров пообещал спортсменам провести тщательное расследование того, как у них в крови появился допинг. Самим биатлонистам оно вряд ли поможет – согласно уставу WADA, спортсмены лично отвечают за результаты тестов. А значит, длительной дисквалификации не избежать. Понимают это и сами биатлонисты – и поэтому всерьез думают о своем будущем. «Я, может, школу по биатлону открою или в бизнес пойду. Или найду новую профессию и поеду учиться куда-нибудь. Есть и тяга, и предрасположенность», – сказал Дмитрий Ярошенко Newsweek.

В подготовке материала принимал участие Александр Бедарев, корреспондент телеканала «Спорт»

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.