Блог Медвежий угол

Десять главных фактов о фальсификации базы данных московской лаборатории

Ровно год назад (15 декабря 2018-го) я писал в этом блоге:

«Пока российские чиновники повторяли мантры про неадекватность Родченкова и терапевтические исключения, WADA разбиралось с уведённой из-под носа у Следственного Комитета базой данных Московской лаборатории.

Последствия могут настолько катастрофическими, что на их фоне несколько десятков наказанных триумфаторов Сочи покажутся пустяком».

Буквально через несколько дней Исполком WADA выскажется относительно рекомендаций Комитета по соответствию, и мы начнём узнавать, насколько пророческим оказался этот прогноз.

Есть несколько мыслей по поводу стратегии защиты, которую выберет в CAS российская сторона. Но последние новости всё никак не дают написать об этом пост.

Вот и сейчас хочется выделить самое интересное из того, что смогли обнаружить эксперты WADA. Три дня назад я переводил и выкладывал в комментариях отдельные фрагменты, но они нуждаются в некоторых комментариях.

1. Если верить информации The Sports Integrity Initiative, российские власти ещё весной знали о претензиях WADA относительно аутентичности базы. 19 апреля министр Колобков сообщил Агентству, что у него есть технический отчёт, однако 4 (!) письма WADA с просьбой ознакомиться с ним остались без ответа. Ответ был направлен только тогда, когда WADA запустило процесс признания РусАДА несоответствующим Кодексу – иными словами, российские чиновники тянули время до последнего.

Зачем они это сделали? Ответов может быть несколько: пытались договориться с международными чиновниками по-тихому, рассчитывали дотянуть до Токио и выступить там как полагается, с флагом (как это было в Рио, когда доклад Макларена просто не успел сыграть свою роль в отстранении). Наконец, это стандартная тактика любой стороны, не заинтересованной в установлении истины. Время в таких случаях работает на неё: противник психологически изматывается, факты собирать труднее, публичный интерес к расследованию ослабевает и т.п.

2. Следственный Комитет изъял из лаборатории три жёстких диска 21 июля 2016 года. При этом большая часть файлов была удалена в течение 5 дней – с 21 по 26 июля 2016 года. Это недвусмысленно указывает на то, что истинной целью силового захвата базы было не расследование уголовного дела, а заметание следов государственной допинговой системы.

Вспоминаем, кому непосредственно подчиняется Следственный Комитет РФ и делаем выводы, на каком уровне решался вопрос о судьбе базы.

3 .Россияне удалили из находившегося внутри базы чата несколько электронных сообщений, которые доказывали участие в манипуляциях с пробами Евгения Кудрявцева – бывшего начальника приема, хранения и аликвотирования московской и сочинской лабораторий.

Это очень любопытно: чем так важен Кудрявцев для российского спорта?

Открываем решение CAS по делу Легкова. Согласно версии МОК, именно Кудрявцев передавал пробы защищённых российских олимпийцев через знаменитую мышиную нору для подмены (п. 173-174 решения). Однако выступая в CAS посредством видеосвязи в качестве свидетеля, Кудрявцев утверждал (п. 342-354), что никакой схемы подмены проб не существовало, Блохина он не помнит, Родченков в лаборатории появлялся только пьяный, а электронные сообщения за него тоже писал Родченков, так как знал его логин и пароль в джимэйловской почте.

Понятное дело, что такого ценного и правдивого свидетеля нужно оберегать от любой скверны.

4. Специально для WADA российская сторона смонтировала короткометражный фильм, в котором собрала сфабрикованные ею же фейковые доказательства. В известном смысле, этот фильм значительно помог WADA, так как представляет собой наглядный и удобный перечень (опись) российских фальсификаций. 

5. В московской лаборатории по-прежнему работают сотрудники, трудившиеся в ней во время сочинской аферы. Этому есть простое объяснение, даже два: во-первых, никто лучше них не разбирается в устройстве базы. А во-вторых, только ударным трудом этот штрафбат мог искупить свою вину за допущенные ранее злоупотребления. Очень выгодно: государство прощает тебе старые грехи, если ты совершишь для него новые.

6. Манипуляции данными базы начались вскоре после того, как лабораторию покинули представители Британского антидопингового агентства. При англосаксах править базу стеснялись.

При этом, судя по всему, чёткого плана действий не было. Об этом говорит тот факт, что 20000 файлов были удалены из ЛИМС в период между 1 и 9 января, когда якобы решался вопрос с сертификацией оборудования экспертов WADA. Удаляли наспех, в пьяном новогоднем угаре.

7. Одно из сфабрикованных российской стороной писем Соболевского Родченкову выглядит так: «Предлагаю посвятить Кудрявцева в нашу схему с пробами. Нам нужно прямо и ясно сказать ему, что мы создаём признаки грязных проб, а спортсмены и тренеры приносят нам бонусы…». Подобный идиотизм наглядно показывает, какой кризис фантазии у людей, занимавшихся фальсификацией. Мало того, что один преступник зачем-то раскрывает суть преступной схемы другому преступнику (не достаточно ли было просто написать «предлагаю посвятить Кудпявцева»?), так еще и делает это письменно (не мог устно? по телефону?), а потом, имея удалённый доступ к базе, не стирает эту улику ко всем чертям.

8. Россияне удалили данные о так называемых «подозрительных» пробах – то есть пробах, первичный анализ которых содержал вывод о наличии запрещенных субстанций. Это существенно осложнило расследование в отношении 145 спортсменов.

Возможно, это самое главное из отчёта ведомства Гюнтера Юнгера. Российские власти сделали почти невозможной задачу, и без того требующую титанических усилий – задачу отделения чистых спортсменов от грязных. Чтобы вы понимали: 145 – это,  с учётом ранее дисквалифицированных, примерно каждый третий член сборной России по какому-либо виду спорта. Если предположить, что есть виды спорта, где допинга практически нет, то число 145 может означать, что в каких-то видах положительные пробы сдавали все сборники поголовно.

Вот блестящее тому доказательство: в период с 2012 по 2015 годы в базу было внесено всего 133 PDF-файла, относящихся к анализу проб. Из них подозрительными оказалась… 121 проба. 121 из 133.

9. Для решения вопроса о том, какие пробы удалять, российские мошенники использовали приложение к докладу Макларена. На это указывает тот факт, что они не трогали те подозрительные пробы, о которых в документах Макларена не упоминалось. Иными словами, россиянам было лень делать титаническую работу самим, они тупо воспользовались трудом канадца.

10. Следим за датами. 21 июля 2016 года из базы удаляются файлы, доказывающие наличие допинга в пробе российской биатлонистки. 27 августа 2018 года IBU уведомляет СБР о начавшемся расследовании возможного нарушения антидопинговых правил этой самой российской биатлонисткой. 25 сентября того же года неопознанный пользователь заходит в базу и в поисковой системе ищет в ЛИМС её пробы.

Иными словами, узнав, что расследование в отношении биатлонистки всё-таки начато, господин Драчёв не помогает этому расследованию (как должен согласно дорожной карте), а звонит в Минспорта и делится своей бедой. Минспорта срочно организует ревизию ЛИМС – не затерялся ли там ещё какой-то компромат на всенародную любимицу.

 

Я всегда утверждал, что сочинская афера – самое позорное событие в истории мирового спорта.

Нынешняя история с базой данных заставила меня изменить своё мнение.

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья