Блог Автобиография Ледли Кинга

Глава двадцать четвертая. Эффект Реднаппа

 

Спустя три дня после игры с «Болтоном» пришло время Харри полностью приступить к обязанностям – в выездном матче против «Арсенала». Никакого давления.

Поскольку я играл всего три дня назад, было решено, что в этом матче мне лучше будет отдохнуть. Мы все еще не были уверены по поводу того, сколько времени нужно моему колену, чтобы восстановиться между играми. Прежде чем заявить о готовности к игре, я должен был чувствовать, что не сломаюсь. Когда у меня уже появился опыт такой игры, я мог чувствовать, что набирал достаточную форму для того, чтобы играть посреди недели – в дальнейшем именно так все и было. Но в то время я только начинал свое длительное восстановление, поэтому играл нерегулярно.

Хотя я и пропускал игру с «Арсеналом», я ни в коем случае не собирался упускать возможность быть там. Я выехал к «Эмирейтс», чтобы увидеться с парнями перед игрой, но повсюду были перекрыты дороги, и я никак не мог подъехать к стадиону, где у меня было зарезервировано место на парковке. Я покружился по округе, надеясь, что не буду замечен болельщиками «Арсенала», уже собирался припарковать машину и пройти пешком, но немного поразмыслив, решил, что это будет не очень разумно. Поэтому поехал обратно домой, слушая первый тайм по радио. Я вернулся домой к перерыву и смог посмотреть повторы основных моментов первого тайма, включая удивительный гол Дэвида Бентли, и весь второй тайм.

Увлекательнейшая игра для нейтральных болельщиков и большая игра для нас, ознаменовавшая наше возвращение. До игры в прессе выходило несколько статей, цитировавших одного из игроков «Арсенала», который говорил о том, что даже их женщины смогли бы обыграть нас, но эти слова лишь подогревали интерес к матчу. При счете 4:2 было видно, как игроки «Арсенала» начали чувствовать себя слишком спокойно и самоуверенно. Они стали возиться с мячом, пытаясь унизить нас. Перед нашим третьим голом Санья заигрался с мячом; мы обокрали его, Джей-Джей прошел вперед и забил. Понятно, что после этого игроки «Арсенала» занервничали, а когда на последних секундах наш хорватский полузащитник Лука Модрич ударил по воротам, и после отскока Аарон Леннон забил, трибуна болельщиков «шпор» просто сошла с ума. Не покидайте стадион до конца игры – нельзя предугадать, что может произойти!

Это было прекрасное выступление и прекрасный футбол. Я гордился продемонстрированной силой духа и теми усилиями, что приложили парни. Появилось чувство, что мы вернулись на верный путь.

В интервью после матча Бентли был счастлив, а я был счастлив за него, потому что у Дэвида был непростой старт карьеры в «Тоттенхэме» с тех пор, как он перешел к нам из «Блекберна» за большие деньги. Он сказал, что почувствовал будто умеет летать, как Супермэн. Такой вот был Бентс; приятный человек.

Некоторые болельщики «шпор» думают, что Дэвид Бентли терял из виду футбол, потому что поверил в свою известность. Я думаю, если бы он не был футболистом, он хотел бы стать рок-звездой, что очень отличается от того, о чем думает большинство футболистов. Он не хотел ограничиваться только футболом; играя в футбол, он хотел заниматься и другими вещами, которые делают его счастливым. Другие интересы и приоритеты не делают тебя плохим человеком, но они могут отвлечь от футбола.

Дэвид Бентли очень общительный человек с характером, говорил все как есть, и иногда мог пойти против тебя. И ему не очень везло. Хуанде Рамос пригласил его в клуб, а затем у него случилось несколько травм. Когда в команду пришел Харри, оказалось, что иногда репутация может опережать самого игрока. При Рамосе у нас многое не получалось, и Харри, очевидно, думал, что нам необходим полузащитник определенного типа – не такого как Бентли. И хотя он забил тот невероятный гол в ворота «Арсенала», впоследствии так и не получил своего шанса и оказался в безвыходной ситуации.

Несмотря на то, что мы потерпели случайные неудачи в ноябре, проиграв «Фулхэму» и «Эвертону», «эффект Реднаппа» показал нашу обновленную уверенность в своих силах, а также способность превращать желание побеждать в очки. Мы вытащили себя со дна турнирной таблицы и начали отдавать должное нашему командному таланту. Нам очень помогло возвращение в строй наших нападающих Джермейна Дефо и Робби Кина, которые были куплены Реднаппом в зимнее трансферное окно.

Кроме восхождения по турнирной таблице Премьер-лиги, мы также участвовали в Кубке УЕФА и защищали титул чемпионов Кубка Лиги. В обоих турнирах Харри противоположно изменил политику предыдущего тренера. В то время как при Рамосе я играл на ранних стадиях обоих кубков, и мы добивались хороших результатов, поскольку он был сильным кубковым тренером, Харри был склонен давать мне отдых среди недели, потому что он был сосредоточен на выборе своей лучшей команды для игр чемпионата, и я был частью его плана в этой кампании, которую он ставил выше всех остальных.

Итак, между моими двумя выступлениями в Кубке Лиги прошло пять месяцев. Я вышел на поле в первом раунде, когда мы на выезде обыграли «Ньюкасл», а затем, как и годом ранее с «Челси», мы отправились на «Уэмбли». Я был выбран в состав на игру за защиту титула чемпионов Кубка Лиги, на этот раз против «Манчестер Юнайтед».

Возвращение ощущалось уже совсем не так. Это было видно даже по болельщикам. По дороге на финал с «Челси», как и на самом стадионе, атмосфера была невероятная. Она ощущалась повсюду. Против «Манчестер Юнайтед» все было намного тусклее. Лондонское противостояние в любом матче приобретало более личный характер и усиливало намерение бороться и победить. «Манчестер Юнайтед» были командой, которая побывала на многих финалах, и намного чаще выигрывала, поэтому их болельщики привыкли бывать на «Уэмбли» и уже не создавали такой атмосферы. Но и наши болельщики также не слишком шумели; возможно на их боевой дух повлиял наш вылет из Кубка УЕФА в матче с донецким «Шахтером» двумя днями ранее. Более того, мы играли с командой, от которой обычно страдали, и если всего этого было недостаточно, чтобы подавить атмосферу, сама игра выдалась не самым увлекательным зрелищем.

«Ман Юнайтед» вышли не основным составом, с Эвансом, О'Ши, Гибсоном и Уэлбеком, но также стартовое построение включало в себя Эвра, Нани, Фердинанда, Скоулза, Тевеза и, конечно, Криштиану Роналду. Таким образом, это все еще была очень хорошая команда. Впрочем, как и у нас. Думаю, они были здесь только ради победы, и попадись нам кто-нибудь другой в этот день, мы бы смогли победить, как мне кажется. У нас было преимущество в лице Леннона, который накручивал Эвра как хотел, и доставлял этим множество проблем обороне соперника, но мы просто недостаточно поверили в свой успех. Если бы у нас была эта вера, мы бы наверняка победили в этот день.

Но случилось так, что мы вымучили нулевую ничью, перешли в дополнительное время и надеялись выиграть по пенальти. К тому же мы всегда испытывали трудности с «Ман Юнайтед» в открытой игре, поэтому возможно по пенальти у нас бы получилось. Но этого не произошло. Хотя финал не имел ничего общего с атмосферой финала прошлого года, и сама игра толком не началась, обидно было оказаться на проигравшей стороне.

Сразу после игры мы отправились обратно в отель для массажа, водных процедур, горячего чая и ледяных ванн, в которых одновременно умещалось три или четыре человека – не самая привычная процедура даже для тренировок под палящим солнцем Сардинии, где я впервые столкнулся с ней в составе английской сборной в 2004 году. У нас не было времени жалеть себя. Мы должны были готовиться к игре в лиге против «Мидлсбро» тремя днями позднее.

Хорошее турнирное положение было нашей целью, и мы гордились собой, поднимаясь по таблице. Так как мы провалили первые восемь игр сезона, нашей целью было изменить ситуацию (мы начали сезон настолько плохо, что некоторые даже заговорили о возможном вылете) и посмотреть, насколько высоко мы сможем финишировать в лиге, чтобы подготовиться к следующему сезону. Такая задача стояла перед нами. Мы показали, что она вполне нам по силам, расправившись с «Мидлсбро» со счетом 4:0.

В оставшихся матчах сезона мы показали почти чемпионскую игру, обыграв «Челси» и проиграв только «Блэкберну» и снова «Манчестер Юнайтед».

Любая команда, приехавшая на «Олд Траффорд» знает, что здесь ей придется выложиться на полную. Я даже не знаю, как долго мы не могли добиться здесь результата. Но «Ман Юнайтед» давали возможность играть, в отличии от команд вроде «Стока», когда приходиться постараться, чтобы связать два паса вместе, потому что они не позволят слишком долго контролировать мяч. С «Юнайтед» нужно играть уверенно и спокойно, пытаться держать мяч и создавать голевые моменты. Я видел, как команды, приезжавшие на «Олд Траффорд», имели перевес по владению мячом, но не выглядели так, будто собираются забить. Игроки «Ман Юнайтед» чувствуют, когда нет причин опасаться такой команды и быстро берут над ней верх. В этой игре мы хорошо удерживали мяч, занимали хорошие позиции и создавали им проблемы.

Но верили ли мы в победу? На 29-ой минуте Леннон делает кросс, Бент обрабатывает и пробивает под штангу. Наконец-то, приехав сюда, нам было за что зацепиться. Затем три минуты спустя забивает Модрич, и все как в сказке. Мы на высоте, мы в эйфории, мы хорошо играем и ведем 2:0. Где-то я уже это видел.

Это тот случай, когда перерыв совсем не нужен одной команде, а другой просто необходим. Я уверен, их тренер, сэр Алекс, повлиял на них, и они вышли на второй тайм во всеоружии. Когда они выходят в таком состоянии, им очень тяжело противостоять. Они бросают все силы в первые 15-20 минут второго тайма, и, если в этом промежутке удастся удержать их, они могут потерять уверенность и веру, а значит и концентрацию.

Но снова, через 12 минут после свистка, когда казалось, что мы сумеем удержать их, они заработали сомнительный пенальти. Мое личное мнение: нарушения там не было; наш бразильский голкипер Гомес, сыграл чисто в мяч. Но рефери Ховард Уэбб увидел иначе. Момент с пенальти привел нас в замешательство, и мы были почти уверены, что все идет к проигрышу: мы в гостях у «Ман Юнайтед», они штурмуют, и, к тому же, получают такой подарок в виде пенальти и гола, который их воодушевил. Болельщики понимали, что камбэк не за горами, и когда «Ман Юнайтед» не заботясь об осторожности устремлялись в атаку, толпа ревела, становясь дополнительным фактором давления.

Через три минуты они забили свой следующий гол, затем, спустя минуту, третий, а еще через три минуты счет стал 4:2. Наш бывший игрок Бербатов забил пятый. Когда в ворота влетел второй мяч, мы уже мысленно проиграли. И голы посыпались один за одним. Иногда игра может ускользать и непонятно, как и почему, поскольку все происходит слишком быстро. Люди говорят об опыте, и опыт в футболе действительно решает многое, но иногда ничего нельзя с этим поделать. Взять хотя бы «Милан», проигравший «Ливерпулю» в 2005-ом году в финале Лиги Чемпионов, при том, что к перерыву они вели 3-0; трудно найти более опытную команду чем у итальянцев. Но когда течение игры идет против твоей команды, это очень трудно изменить. Как и в случае с «Миланом», у «шпор» на «Олд Траффорде» игра очень быстро развалилась. Знаю, мы оглядываемся назад и виним судью, но не стоит забывать, что мы пропустили пять голов!

Хотя в той игре наш тренер, Харри Реднапп, и его ассистент, Джо Джордан, – оба выкрикивали инструкции из технической зоны, я, как капитан команды, чувствовал, что обязан успокоить игроков, успокоить ситуацию, когда она уже была на грани. Часто, когда мы пропускали гол, несмотря на то, что я сам был разочарован, я пытался воодушевить каждого, дать игрокам веру в то, что они смогут все изменить. Это некоторые из вещей, которые всегда должен делать капитан. Не важно, как трудно будет это сделать, капитан должен донести каждому, что они смогут это сделать. Но когда все происходит так быстро, как в той игре, с тремя голами за четыре минуты – это более чем непросто. Иногда подбадривание срабатывает, но в тот раз на нас обрушивалась атака за атакой, мы терпели бедствие, мы были загнаны.

Как лидер команды, я не испытывал никаких проблем с игроками, даже несмотря на то, что когда меня не было на поле, капитаном был Робби. Проблемой было то, что я не мог на постоянной основе тренироваться с командой. Тренируясь вместе с остальными парнями, я чувствовал, что мне легче исполнять свои капитанские обязанности в игре. Но это становилось все сложнее, когда я перестал находиться в окружении команды.

У клуба появился новый тренировочный комплекс с удивительными сооружениями – и он был настолько велик, что в нем можно было заблудиться. До этого «Сперс Лодж» был довольно маленьким, в нем точно негде было спрятаться, а в не слишком освещенном маленьком тренажерном зале было довольно тускло и серо. Я шутил о том, что это вгоняет меня в депрессию. Не всегда понимаешь, как может влиять на тебя определенная обстановка. Я не о том, что ты не видишься с другими игроками; я видел их каждый день, потому что комплекс был настолько мал, что невозможно было с ними не видеться, но мне приходилось покидать «Сперс Лодж» и отправляться на занятия в бассейн, что было частью моей индивидуальной физической подготовки. У нас не было своих водных сооружений, поэтому почти каждый день я ездил плавать в бассейн клуба «Вёрджин Эктив Хэлс» закрытого жилого комплекса в Рептон Парк.

Таким образом, даже несмотря на то, что я виделся с другими игроками, я пропускал все происходящее на тренировках веселье. Временами я чувствовал себя немного отчужденным, но так оно и было. Это было нелегко.

Я уже не общался с другими игроками так, как во времена молодежной команды. Все было циклично. Молодые игроки первой команды, вроде Леннона и Хаддлстоуна, общались между собой и были дружны. Затем ты переходил в разряд более взрослых, у которых могли быть жены, подруги, дети, и иногда они могли собраться вместе и сходить в ресторан.

Но я разошелся со своей бывшей, поэтому не подходил группе, где все были с парами, да и выходить куда-то с молодыми игроками мне также не хотелось. Я уже перерос такие прогулки. Я выходил куда-то лишь во время командных встреч. С травмами вдобавок ко всему остальному, для меня это был не очень приятный период. Тогда мне просто хотелось сделать свою работу и отправиться домой. Таким образом, я не только не тренировался с командой, а еще и не общался с ними за пределами тренировочной базы. У меня никогда не было проблем ни с одним из игроков, но постепенно обстоятельства, и моя реакция на них почти отдалили меня от команды.

Однако, как упоминалось выше, я общался с игроками, когда мы собирались командой пропустить пару стаканчиков, разумеется, в подходящее для этого время, в тех случаях, когда команде было что отпраздновать, например, победу в полуфинале над «Арсеналом» со счетом 5:1. Но когда мы праздновали победу в Кубке Лиги, я слишком увлекся. Тот финал был таким облегчением, такой тяжелый груз упал с моих плеч. Этим грузом были не только мои проблемы с коленом, но и слова людей о том, что оно больше никогда не станет прежним, и что я вскоре завершу карьеру. Все это внутреннее напряжение было высвобождено той ночью в клубе «Фэйсес» в Грантс Хиллс, Эссекс, где игроки и болельщики устроили грандиозное празднование. Я переусердствовал, и результатом того стали мои фотографии не в лучшем виде, появившиеся в газетах на следующий день. Но способ, которым все было преподнесено, был не так уж плох, даже несмотря на то, что я повздорил с вышибалой.

Несколько недель спустя я снова был смущен появлением фотографий, на которых я с затуманенным взглядом выхожу из клуба «Фанки Будда» в Вест-Энде. К тому времени я начал свое мировое турне в поисках решения проблем с коленом, возникших после процедуры микрофрактурирования 2007-го года, и новости не воодушевляли. Поэтому, полагаю, я пытался взбодрить себя.

В следующем сезоне, сыграв больше игр и имея причины на оптимизм, так как я ощущал, что мое колено позволит мне играть еще пару лет, я редко выходил куда-нибудь с командой без особого повода. Спустя две недели после поражения на «Олд Траффорд», мы сыграли домашнюю нулевую ничью с «Эвертоном», и, сам не знаю почему, но в ту самую ночь я отправился в Вест-Энд в клуб под названием «Панк», где мы сидели и выпивали. Я помню, как покидая заведение, понял, что забыл свой телефон, поэтому попытался вернуться, чтобы забрать его. А дальше провал.

У меня случилась перепалка с вышибалой. Очевидно, что я слишком перебрал с выпивкой, но я не признаю некоторых вещей, в которых он обвинил меня в СМИ. Любой, кто знает меня, подтвердит, какие слова я могу сказать, а какие нет – даже под влиянием алкоголя. Некоторые вещи, в которых я обвинялся, выставили меня в очень плохом свете (охранник заявил прессе, что во время перепалки Кинг назвал его «грязным паки» – прим.).

Так или иначе, меня доставили в полицейский участок и посадили в камеру. Полицейские вели себя уважительно. Они понимали, что это обычная ситуация с раздутой проблемой. Полицейские отвели меня в комнату, где я должен был ожидать кого-то, кто придет и поговорит со мной. Я очень устал и пока ждал, мне удалось немного поспать. Приблизительно через час я рассказал свою версию произошедшего и был освобожден.

Я вернулся домой около семи-восьми утра воскресенья и должен был пробираться сквозь ряды журналистов, окруживших мой дом. Ужасней всего то, что у меня не было телефона, и моя мама не могла до меня дозвониться. Оказавшись за дверью своего дома, мне просто хотелось спрятаться под одеялом и больше никогда не показываться.

Но я не мог прятаться. Мне нужно было разобраться с этим. Даже несмотря на то, что я был шокирован некоторыми высказываниями вышибалы в мой адрес, я хотел очистить свое имя. Я сам поставил себя в такое положение. Я был разочарован из-за того, что позволил себе вступить в конфронтацию, и понимал, что должен принести извинения клубу, тренеру и болельщикам за то, что подвел их. А затем мне нужно было просто жить с этим дальше.

После этого я не показывался на людях на протяжении трех месяцев. Я был разочарован и подавлен. Это было ужасное время, и, думаю, тот инцидент стал отражением моего состояния в тот период. Травма угнетала меня, но я должен был с ней справиться. Хуже всего было то, что я не виделся с командой неделями, и поэтому каждый раз, как мы встречались с ними, мне казалось, что я не в своей тарелке. Но мне просто нравилось находиться рядом с ними, веселиться с ними – это меня отвлекало.

Эта ситуация очень повлияла на меня, подавила любое желание выходить куда-нибудь в компании и быть дружелюбным, потому что хорошо проведенное время с друзьями легко могло превратиться в кошмар. Я практически перестал выходить куда-то с товарищами по команде, так как боялся, что в их компании, по которой я безумно скучал, меня снова может занести не туда. Поэтому даже когда унялась вся шумиха вокруг этого инцидента, я не мог позволить себе забыть, как мне хватило глупости так напиться и попасть в неприятности.

Но ничего сверхужасного не произошло. Нужно жить, учиться на своих ошибках и быть уверенным в том, что ничего подобного больше не произойдет.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья