Hokejka
Блог

Легенда, которую обошел Овечкин: забросил 700 шайб, хотя почти не видел одним глазом

Больше года назад мы начали сериал про легенд НХЛ, которых Александр Овечкин обходит в исторической снайперской гонке. Первым его героем стал Люк Робитайл, а последним все еще может быть Уэйн Гретцки.

Если б прошлый сезон шел по намеченному графику, то текст о Майке Гартнере вышел бы примерно в середине марта 2020-го. Но вы знаете, что случилось – регулярку прервали, а новую назначили на январь. Но Овечкин посиделками в номере с партнерами еще на несколько игр оттянул погоню за величием – и только на прошлой неделе обошел другую легенду «Вашингтона».

Из всех героев «овечкинского цикла» Майк Гартнер – самый удивительный. Судите сами: за карьеру он не взял ни одного индивидуального трофея, даже в десятку голосования попадал лишь раз – и это был «Леди Бинг Трофи». В символические сборные лиги (в отличие от, например, нашего первого героя Люка Робитайла) Гартнера тоже не включали. Несмотря на восьмой результат в истории НХЛ по голам, Майк лишь раз пробивался в топ-5 снайперов отдельно взятого сезона.

До финала Кубка Стэнли он тоже ни разу не доходил: в 1994-м «Рейнджерс» стали чемпионами, но за несколько месяцев до этого Гартнера обменяли на дедлайне из Нью-Йорка в «Торонто». Единственное, в чем он был первым – самый быстрый круг на Матче звезд, да и тот рекорд пару лет назад отобрал Дилан Ларкин.

В общем, на фоне Лемье или Мессье легендарности Гартнеру явно не хватает. Зато в плане стабильности он король: в 17 из 18 своих полных сезонов в лиге Гартнер забивал не менее 30 шайб.  

И именно Гартнера выбрали в Зал славы уже через три года после окончания карьеры – это минимально возможный срок ожидания. В 2017-м его включили в список 100 лучших игроков в истории НХЛ (который в России запомнится отсутствием Малкина) – но автор журнала The Hockey News поставил именно Гартнера на первое место в списке имен, которые надо оттуда убрать. 

Тогда журналист Колин Флеминг писал: «Да, когда ты забиваешь 700 шайб, то просто обязан быть здесь, но Майк никогда не был элитным игроком – он был очень хорошим хоккеистом, который долго держал этот уровень. Лишь раз он забил больше 50 шайб, лишь раз набрал более 100 очков, хотя играл в невероятно результативную эру. Вряд ли соперники, игравшие против него, когда-то думали: «Черт, против нас выходит сам Гартнер, как же мы его остановим?». 

А вот люди, которые выходили с Майком на лед, считают совершенно иначе. «Я не помню ни одного игрока в этот период, который на полной скорости мог прорваться по правому флангу и нанести бросок такой силы, что он либо зашел бы в ворота, либо убил голкипера», – говорил одноклубник форварда Крэйг Лафлин. «Я боялся Гартнера. Он мог прошить тебя с 15 метров и был смертоносен на более близком расстоянии», – рассказывал бывший вратарь «Айлендерс» Гленн Хили.

Если б мы писали этот текст до 2018-го, наверняка припомнили бы Овечкину его бескубковую молодость, сравнив ее с бесфинальем Майка. Но у Овечкина и Гартнера все равно есть как минимум одно общее: оба – суперзвезды «Вашингтона», оказавшие огромное влияние на клуб. Овечкин привел «Кэпиталс» к первому кубку – Гартнер просто помог тонувшей организации начать нормальную жизнь. 

Гартнер не видел одним глазом, но прокачал невероятную скорость

За самый быстрый круг на Матче звезд не дают кубков или хотя бы блюдца, но это лишнее доказательство, что Гартнер – один из самых скоростных игроков в истории с прекрасным катанием. Вот как его стиль описывал один из фанатских сайтов: «Его техника была мощной и безупречной, катание было прекрасным с хорошо выделявшейся посадкой коленей. В целом его ноги работали словно настоящие поршни, которые и делали его одним из самых быстрых игроков в истории».

Эта техника появилась у Гартнера не просто так, из-за какого-то особого строения ног – она отрабатывалась. «Папа повел меня в школу катания то ли в 8, то ли в 9 лет. Я вынужденно нарезал круги на льду полтора часа, не играл с шайбой и просто ненавидел школу – но эти упражнения значительно улучшили мое катание. Важна техника – многие игроки недостаточно сильно сгибают колени, и это мешает им делать хорошие шаги; кроме этого, нужно использовать руки так, как это делают спринтеры на беговой дорожке», – делился секретами Майк.

Такое катание помогало компенсировать природные недостатки. Например, у Майка «ленивый глаз» – правый видит намного хуже левого. Гартнер не распространялся о своей проблеме со зрением во время игровой карьеры (по понятным, наверное, причинам), но сейчас об этом говорить можно. «Я идеально вижу левым глазом, но правым – процентов на 10. Если я закрою левый глаз, то не смогу даже водить машину. Это вскрылось лишь тогда, когда я подписал профессиональный контракт, когда я закрыл один глаз и просто сказал: «Я не могу читать». Когда я был ребенком, то просто передвигал эту лопаточку и называл буквы – когда я забивал много голов, доктора особо не обращали внимание», – рассказывал он год назад в большом интервью Пьеру Лебрюну. 

Это влияло еще и на его игровую позицию. Хотя Гартнер говорил, что на периферическом зрении это не отражается, «ленивый глаз» ограничивал его возможности на площадке. Майк мог играть только на правом фланге – и когда тренеры пытались двигать его на левый, он просто говорил, что на этом краю ему некомфортно. Опять же, даже тренерам он не рассказывал о своем секрете (а вдруг тренер уйдет в другую команду?).

Когда шайба неудачно прилетела в лицо и повредила глазной нерв, Гартнер стал одним из первых игроков, прикрутивших к шлему визор. «Я не играл три недели и был до смерти напуган, потому что не мог полноценно видеть. Когда зрение начало восстанавливаться, процесс шел очень медленно. Когда я впервые вышел на лед, зрение было немного затуманено. Удивительно, но уже в первой игре после возвращения я сделал хет-трик и все еще не могу понять, как такое случилось», – вспоминал он.

10 лет Гартнера в «Вашингтоне»: опять заколдованный второй раунд

Как и Гретцки, Гартнер свой первый взрослый сезон проводил в команде ВХА, но ситуации у них были разными: Великий формально даже не имел профессионального контракта на первых порах, а подписал с владельцем личное соглашение. Гартнер же не хотел ждать драфта: тогда выбирали не 18-летних, а 20-летних. «Я уже чувствовал, что был готов к НХЛ, но не мог там дебютировать. Оставались два варианта: играть за 75 долларов в неделю в юниорской команде или за 75 тысяч в год в ВХА. Согласитесь, это очень легкий выбор», – говорил Майк в интервью из 2020-го.

Гартнер мог бы выиграть свой единственный личный трофей в ВХА, но стал вторым после Гретцки в голосовании за новичка года. А там летом и ВХА прекратила существование: если «Эдмонтон» перешел в новую лигу и сохранил права на свою суперзвезду, то Гартнер достиг 20-летия и вышел на драфт-1979, где его выбрал «Вашингтон».  Команда, куда ехал Гартнер, была вообще не похожа на ту, к которой мы более-менее привыкли: «Кэпиталс» появились в НХЛ лишь в 1974-м, выиграли 19 матчей за два первых сезона и поставили примерно три десятка командных антирекордов, которые будет очень сложно побить.

К моменту появления молодого снайпера существование «Вашингтона» было уже не таким позорным, но он все равно считался аутсайдером и чуть не переехал в другой город. Гартнер вспоминал, что в свой дебютный сезон принимал участие в двухчасовой автограф-сессии в торговом центре – и к нему за это время вообще никто не подошел. Однако когда запахло жареным, спасали команду всем миром – и лишний раз прочитать о темной эре «Кэпиталс» вы можете здесь

Из-за кубкового бессилия «Кэпиталс» Гартнер постоянно ездил на чемпионаты мира, что повышало его шансы на участие в Кубке Канады (правда, советские журналисты в рассказах о матчах с канадцами нечасто упоминали молодого форварда). Сам Гартнер признался, что пролет мимо состава на Кубок Канады-1981 стал для него ударом, который предопредилил его худший по статистике сезон в НХЛ – зато попадание на турнир в 1984-м ему очень помогло. 

В первых сезонах в «Кэпиталс» Гартнера ограничивали оборонительные схемы главного тренера Брайана Мюррея, но потом он стал считаться звездой – и ему разрешили быть более агрессивным в атаке. Помимо этого, у Гартнера появился еще и достойный партнер по звену – центр Бобби Карпентер, которого внимательные болельщики могут помнить как главного тренера «Куньлуня» в сезоне-2017/18. 

Но в 1980-х Карпентер и подумать не мог, что через 30 лет поедет тренировать клуб в коммунистическую страну без единого китайца в составе – он просто качественно пасовал. «Нам обоим нужна была шайба – я вингер, которому надо часто пасовать, но и он был центром, который ждал от вингеров передач», – говорил Гартнер. В сезоне-1984/85 этот дуэт наколотил 103 шайбы – причем Карпентер забил на три гола больше. 

«Вашингтон» в сезоне-1985/86 был третьим в лиге по очкам (впереди только «Эдмонтон» и «Филадельфия»), но проиграл в финале дивизиона «Рейнджерс» (вел 2-1 в серии и 5:3 в четвертом матче). Через год клуб обменял Карпентера – «Кэпиталс» очень плохо начали сезон. В 1988-м они вели в финале дивизиона против «Нью-Джерси» 3-1, но снова проиграли серию (прослеживаются параллели с судьбой Овечкина, правда?). Через год Гартнера в команде уже не было.

Гартнера обменяли за три месяца до потенциального чемпионства: его не любил Кинэн

Осенью 1988-го главная звезда «Миннесоты» Дино Сиссарелли затребовал контракт на 5 лет и 2 млн долларов – клуб не хотел принимать эти условия и в пример сопоставимого игрока с меньшей зарплатой приводил Майка Гартнера. Через полгода их обменяли друг на друга. «Вашингтон» так и не смог пробиться в финал конференции. У «Миннесоты» дела в плей-офф шли лучше, но у нее было преимущество в виде полудохлого на тот момент дивизиона Норриса. 

Гартнер был не только лидером «Кэпиталс» по всем возможным категориям (игры, голы, очки), но еще и заметной фигурой в общественной жизни: участвовал в благотворительных кампаниях, даже вел свое собственное шоу на радио. В его эфире он и подвел итоги десяти лет в клубе: «Это был тяжелый год: из-за травмы я пропустил первые 11 игр сезона, у меня были контрактные споры и я не всегда был доволен тем, как меня используют на льду – но потом я понимаю, что это было отличное время. Мне нравится команда, город и все то время, что я тут жил».

Миннесотский период получился совсем коротким: еще в августе 1989-го Майк угрожал завершить карьеру, так как клуб нарушил обещание по новому контракту. Сделка Гартнера длилась до лета 1990-го, но весной «Норт Старс» обменяли форварда, который бы все равно не остался в северном штате, в «Рейнджерс» – так Гартнер оказался очень близко к своему любимому Вашингтону. 

«Когда до меня дошли слухи об интересе со стороны Нью-Йорка, я был приятно взволнован. Из-за контрактных споров я знал, что меня снова обменяют – так что шоком это не стало», – говорил он после обмена. На радостях Гартнер наколотил 11 шайб в 12 матчах после перехода – но в плей-офф его «Рейнджерс» вылетели как раз от «Кэпиталс» с уже совсем другими лидерами. Через год история повторилась – хотя перед стартом сезона-1990/91 «Рейнджерс» по прогнозам букмекеров были четвертыми в лиге. 

В Нью-Йорке Гартнер провел великолепные регулярки, где трижды подряд выбил 40+ шайб, а еще наладил прекрасные отношения с главным тренером Роджером Нельсоном. У них была одна общая черта: оба – ревностные христиане. «В те три моих года в Нью-Йорке Роджер был великолепным тренером. Я часто говорил, что он лучший, под чьим руководством я играл. Я работал со многими классными тренерами – и Пэтом Бернсом, и Брайаном Мюрреем, но Роджер идеально подходил мне, а я – ему».

Но у Нельсона были проблемы с другим лидером клуба – Марком Мессье: если Гартнер всегда отрабатывал в защите и не имел проблем с оборонительным стилем тренера, то капитан «Рейнджерс» не особо хотел отсиживаться сзади с тем составом, что имел клуб. Нельсон совершил роковую ошибку: провел встречу с тремя игроками, которым предложил забрать лидерство у Мессье. Первым был друг Мессье Адам Грэйвс, вторым – старинный одноклубник по «Эдмонтону» Кевин Лоу, третьим – собственно Гартнер. Легко угадать, кто слил инфу капитану, который был очень недоволен.  

Новым тренером «Рейнджерс» стал Майк Кинэн – и он разительно отличался от тихого Нельсона. Если у Мессье с новым тренером сложилась прекрасная связь, то Гартнера, говорят, Майк невзлюбил с первого дня – он не ценил его успехи в регулярках, ему нужен был игрок, который тащил бы в плей-офф. В феврале 1994-го, после поражения от «Далласа», Кинэн ворвался в раздевалку и спросил у Гартнера: «Да ты хоть чего-то вообще добился в жизни?». Обескураженный форвард спросил: «Что?» – и Кинэн ответил: «Да ты просто опозорился сегодня».

Показательная история о Кинэне: однажды он спросил у генерального менеджера «Рейнджерс» Нила Смита, обменял бы тот Зубова на тафгая Стю Гримсона, который когда-то играл в команде Железного Майка (для понимания: за всю карьеру в сумме Гримсон набрал в два раза меньше очков, чем Зубов за один полный сезон в Нью-Йорке). Тот ответил отказом – но Кинэн напирал: «А если бы это позволило нам выиграть кубок?». Смит ответил: «Я сделаю все ради победы в Кубке Стэнли».

Вряд ли Кинэн в здравом уме поменял бы ведущего защитника на среднего тафгая, но это было своеобразным тестированием Смита на принятие нужных тренеру решений. Кинэн не хотел видеть Гартнера в команде – и его обменяли в «Торонто» буквально за несколько минут до дедлайна. В «Рейнджерс» перешел Гленн Андерсон, у которого кубков с «Ойлерс» было завались.

И «Рейнджерс», и «Мэйпл Лифс» в том сезоне дошли до финала конференции – только конференции у них были разными. Старый клуб Гартнера героически пробился в главный финал, уступая «Девилс» по ходу серии (Мессье пообещал, что клуб возьмет решающую игру – и не обманул), а «Торонто» не навязал борьбу «Ванкуверу» Линдена и Буре. Гартнер опять остался без главного финала, в котором мог бы отомстить тренеру, не оценившему его.

В том плей-офф у Майка было два заметных момента: он спас «Торонто» от вылета еще во втором раунде, забив неожиданному андердогу «Сан-Хосе». В серии с «Ванкувером» его клюшка вылетела на трибуны – и фанат вернул ее обратно на лед. 

Закат: 700-й гол, которому все удивились

В «Торонто» у Гартнера прервалась серия из 15 сезонов подряд с 30+ шайбами – виной тому локаут. Правда, он принимал в нем непосредственное участие: именно Майк был президентом профсоюза игроков (не путать с исполнительным директором – президент NHLPA избирался из действующих хоккеистов). Но даже если спроецировать укороченный сезон-1994/95 на 82 матча, то 12 шайб Гартнера в 38 играх превратились бы только в 26 при стандартном расписании.

В единственном полном сезоне Гартнера в «Торонто» (1995/96) его окружало много звездных ветеранов: 33-летние Андрейчак и Гилмор (с ними он частенько выходил в одной тройке), а еще 35-летний Ларри Мерфи, с которым Гартнер играл еще в «Вашингтоне». Предсезонные прогнозы видели эту команду в финале конференции – но она вылетела уже в первом раунде. Андрейчака обменяли еще по ходу сезона, Гартнера, который снова забил 30 голов – уже в межсезонье. Только-только переехавшему «Финиксу» он стоил лишь пика четвертого раунда. 

На новом месте Гартнер ушел в тень по сравнению с другим суперснайпером Китом Ткачаком, зато забил 700-й гол в НХЛ – это случилось 14 декабря 1997-го в игре против «Детройта». Стив Айзерман тогда очень удивился: «Я не думал, что Гартнер был так близко к этой отметке». А ведь на тот момент Майк был лишь пятым игроком в истории, забросившим 700 шайб. При этом журнал The Hockey News за несколько месяцев до исторического гола поставил его лишь 89-м в списке лучших игроков в истории. 

Через несколько месяцев Гартнер отправился в запас и смотрел игры из пресс-ложи, соседствуя с третьим вратарем и седьмым защитником. Новый тренер «Койотис» предпочитал более молодых и сильных игроков – и нападающий, который обеспечил себе место в истории, но так и не выиграл кубок, ушел из хоккея летом 1998-го.  

Жизнь после хоккея: помогает игрокам становиться лучше и очень уважает Овечкина

После завершения игровой карьеры Гартнер запомнился общественности тем, что вместе с партнерами создал так называемые «Национальные тренировочные катки». Майк с друзьями выкупил пару катков уменьшенного размера, на которых можно отдельно прокачивать какие-то технические навыки или улучшать катание. В 2017-м Гартнер говорил, что в программах ежегодно участвует две тысячи человек. Более того, так как катки находились в районах с высокой долей китайского населения, для привлечения китайцев катки даже переводили рекламу на их язык. Ну а сам Гартнер все еще играет два раза в неделю – на уменьшенной площадке и стандартной энхаэловской. 

После 709-го гола Овечкина он обратился к новой легенде «Вашингтона»: «Я хочу поздравить тебя с тем, что ты обошел меня. Благодарю за то, что позволил мне занимать это место на пару месяцев дольше, чем я думал. Ты проделал отличную работу в «Вашингтоне», ты на пути к тому, чтобы стать величайшим снайпером в истории. Поздравляю с выходом на 7-е место. Не останавливайся, Ови». 

Еще год назад Гартнер отвечал на вопросы об Овечкине: «Сможет ли Овечкин поддерживать этот уровень еще пять лет? Вряд ли кто-то сможет, но он – вполне. Он вынослив. У него есть редкое сочетание потрясающих скорости и точности. Он все еще бросает по воротам 4 или 5 раз за игру. И он все еще голоден до побед, успехов и заброшенных шайб. Он просто обожает забивать».

И уж кто-то, а Майк Гартнер, который свой последний сезон с 30 шайбами выдал в 37 лет, знает, как можно оставаться классным снайпером на протяжении долгих лет.  

В предыдущих сериях:

Лучший левый вингер НХЛ до Овечкина: не считался талантом, конфликтовал с Гретцки, выиграл кубок в 36

Селянне заново родился в 35 лет: выиграл Кубок Стэнли, выкинул Россию с Олимпиады и сверкал почти до 44

На пике Лемье был лучше Гретцки. Даже рак и хроническая травма спины его не сломили

Айзерман много лет считался некубковым (как и Овечкин). После 32 – выиграл три раза

Мессье был в тени Гретцки, а без него выиграл два кубка. Его боготворят в Нью-Йорке и ненавидят в Ванкувере

Фото: East News/ASSOCIATED PRESS/East News; Gettyimages.ru/Bruce Bennett, Rick Stewart /Allsport; nhl.com

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья