helluo librorum
Блог

«Качество безумия. Жизнь Марсело Бьелсы»: Банда трех

Вступление

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: АМЕРИКА

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ЕВРОПА

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: ЙОРКШИР

***

Никто не знает, как все обернется. Есть история о двух статистах, бегущих по дешевому набору из бумаги папье-маше, которая, кажется, колеблется в такт их шагам. Камера останавливается; статисты снимают шлемы и кладут пластиковые пистолеты. «Это худший фильм, в котором ты когда-либо участвовал?» - спрашивает один из них другого. Фильм назывался «Звездные войны». Для Марсело Бьелсы «Лилль» был райскими вратами, чем-то, что обладало эпическим актерским составом, огромным бюджетом и признанным режиссером, но все это тянуло их вниз, всех вместе.

Актерский состав, собранный президентом «Лилля» Жераром Лопесом, выглядел исключительным. Луис Кампос, человек, чьи трансферные сделки позволили «Монако» разрушить монополию «Пари Сен-Жермен» во французской лиге, станет спортивным директором. Марк Ингла, человек, превративший «Барселону» в коммерческого гиганта, будет главным исполнительным директором, а Бьелса будет тренировать игроков. Целью будет финиш в первой пятерке.

Возможно, потому, что каждый из трех считает, что он должен быть единственным ответственным, триумвираты, как правило, разваливаются. Первый, состоявший из двух величайших полководцев Рима, Юлия Цезаря и Помпея, поддерживаемый самым богатым человеком империи, Крассом, закончился тем, что все они умерли насильственной смертью. Судьба Бьелсы была далеко не такой кровавой, но для него все закончилось в ресторане, где он сидел в одиночестве за столиком у холодильника с напитками и наблюдал за своей командой с ноутбука. Это тоже будет своего рода смертью.

Выше всех был Лопес, который родился в Люксембурге, учился в Майами и стал чрезвычайно успешным венчурным капиталистом. Он купил команду Рено в Формуле-1 и разрешил Владимиру Путину проехать на одной из его машин по аэродрому. Учитывая, что Лопес теперь имеет обширные деловые интересы в России, это был хитрый шаг. Лопес собрал одну из лучших коллекций автомобилей в мире, автомобили, которые выиграли Ле-Ман, Дейтону; у него были Интерсептор Дженсена, Кадиллак Флитвуд 1968 года. В январе 2017 года он купил ЛОСК «Лилль» и объявил, что создаст нечто, что он назвал ЛОСК Анлимитед (прим.пер.: «Лилль Олимпик Спортивный Клуб», а Анлимитед переводится как Безграничный, антитеза к Лимитед — Общество с Ограниченной Ответственностью).

На свои деньги Лопес купил один из самых зрелищных стадионов в Европе — Пьер Моруа, названный в честь человека, который двадцать восемь лет был мэром Лилля и занимал пост премьер-министра Франсуа Миттерана. Стадион Пьер Моруа имел выдвижную крышу и площадку, которую можно было поднимать и убирать, для того, чтобы устраивать баскетбольные, теннисные игры или проводить концерты. Это будет впечатляющие подмостки для амбиций Лопеса.

Через месяц после вступления в клуб Лопес сделал свой ход в пользу Бьелсы, который в феврале вылетел во Францию, пойдя на матч, в котором «Пари Сен– Жермен» переиграл «Барселону» со счетом 4:0 на Парк де Пренс. Победа, которая была эффектно затмлена на Камп Ноу. Это был результат, который предполагал, что все не следует принимать за чистую монету. Бьелса подписал контракт в День Святого Валентина, и этот роман, как и многие другие, должен был закончиться в суде.

Лопес сделал Бьелсу самым высокооплачиваемым тренером в Лиге 1. Его зарплата в размере €500 тыс. в месяц после уплаты налогов была, по данным Экип, на треть больше, чем то, что «Пари Сен-Жермен» платил Унаи Эмери. С ним были его давние соратники: Диего Рейес, Пабло Кирога, которые отвечали за видеоанализ, Диего Флорес и Габриэль Макайя, которые будут следить за физической подготовкой. На их первой пресс-конференции Бьелса выглядел бодрым, готовым обмениваться шутками с журналистами. «Мой первый совет был от жены», - сказал он. «Она велела мне улыбаться и смотреть вам, репортерам, в глаза. Я и сейчас пытаюсь это сделать. Это, безусловно, для меня шаг вперед в плане человеческих отношений.»

Кампос был одним из самых востребованных людей в профессии. В возрасте двадцати семи лет он перешел от работы физиотерапевта «Униао Лейрии» к руководству клубом и стал тренером ряда второстепенных португальских команд, включая команду родного города Жозе Моуринью, «Витория Сетубал». И Моуринью, и Карлуш Кейруш — люди, которые управляли «Реалом» — стали поклонниками его методов. Когда Моуринью прибыл в Мадрид после того, как выиграл Лигу Чемпионов с миланским «Интером», он попросил Кампоса присоединиться в его штаб. Однако наибольшего успеха Кампос добился в «Монако». Когда он покинул Бернабеу вместе с Моуринью в 2013 году, «Монако» только вернулся в Лигу 1. Клуб принадлежал российскому олигарху Дмитрию Рыболовлеву, который вырос в Перми, городе, где родился балетный импресарио Сергей Дягилев. Оба они проведут много времени на Французской Ривьере.

Сначала Рыболовлев сделал то, что традиционно делают российские олигархи. Он тратил большие суммы денег на известных игроков. Прибыли в княжество такие знаменитости как Радамель Фалькао, Хамес Родригес и Жоао Моутиньо. Под руководством Клаудио Раньери «Монако» занял второе место в Лиге 1. Потом Рыболовлев перестал тратить. Как и многие российские олигархи, он боялся сильного и холодного дыхания Москвы и считал, что монегаскский паспорт обеспечит ему дополнительную защиту. Когда власти Монако отказались предоставить ему такую возможность, Рыболовлев спросил себя, почему он должен тратить больше денег на их футбольную команду. Затем последовал очень дорогой развод с женой Еленой, который якобы привел к тому, что ему пришлось разделить свою коллекцию произведений искусства, включавшую работы Пикассо, Гогена и Климта.

Над всем этим и непосредственно влияющим на «Монако» были правила финансового фейр-плей УЕФА. «Монако», небольшой клуб, принадлежащий миллиардеру, который тратил большие деньги и имел относительно мало альтернативных источников дохода, был очевидной целью. Вот тогда-то Кампос и начал блистать. Он начал рыскать по футбольному миру в поисках новых талантов и продвигать их изнутри. Он создал команду из Килиана Мбаппе, Бернардо Сильвы и Бенжамена Менди, которая должна была выиграть титул чемпиона Франции и выйти в полуфинал Лиги чемпионов в 2017 году. Позже Мбаппе, Сильва и Менди были проданы «Пари Сен-Жермен» и «Манчестер Сити» за общую сумму в размере $290 млн.

Когда он переехал работать в «Лилль», Кампос предупредил «Монако», что если они не будут следовать этой программе скаутинга, а затем продажи игроков, «они быстро рухнут, потому что другие доходы — билеты, мерчендайзинг и телевизионные права — недостаточны». Это должно было стать пророчеством. В течение полутора лет «Монако» барахтался в зоне вылета, используя тренерский талант Тьерри Анри в тщетной попытке остановить кровотечение. У руля команды Анри продержался 104 дня. Его увольнение обошлось «Монако» примерно в €10 млн.

Отправляясь в «Лилль», Кампос также заметил: «Я не хочу показаться высокомерным, но уверяю вас, я создам еще один шедевр в своей карьере.» Это предсказание оказалось менее точным. Что Бьелса узнал только позже, так это то, что Кампос всегда был против его назначения тренером. Банда из трех человек будет расколота с самого начала.

Марк Ингла был третьим членом триумвирата, который, как полагалось, приведет «Лилль» к чемпионству, которое они выиграли совсем недавно в 2011 году. Он был близок к двум людям, которые должны были создать фундамент для «Манчестер Сити» Пепа Гвардиолы: Феррану Сориано и Чики Бегиристайну. Когда Ингла присоединился к Совету директоров «Барселоны» в 2003 году, они только-только заняли шестое место в Ла Лиге, отставая от «Реала» на двадцать два очка. Летом сэр Алекс Фергюсон предложил им Дэвида Бекхэма. Самый известный футболист мира публично отверг их и переехал на Бернабеу. Девизом «Барселоны» было «Больше, чем клуб», но в коммерческом плане они были гораздо менее успешны, чем казались. По уровню доходов «Барселона» занимала тринадцатое место в Европе. В течение пяти лет Ингла контролировал трансформацию коммерческих операций «Барселоны» и стал вице-президентом по футбольным делам, в качестве которого он назначил Гвардиолу главным тренером. Они с Сориано использовали методы ведения бизнеса, неизвестные даже в таком огромном клубе, как «Барселона». Он рассказал об этом репортеру Индепендент Джеку Питт-Бруку: «Мы экспортировали это в мир футбола, где даже в клубах с потрясающим брендом уровень профессионализма очень низок, а уровень дилетантства очень высок.» «Лилль», по его словам, нужно «встряхнуть по всем фронтам: спортивном, экономическом и имиджевом».

На тренерском фронте уже некоторое время царил беспорядок. Бьелса был шестым человеком, руководившим «Лиллем» за последние два года, или седьмым, если считать два срока Патрика Колло в качестве исполняющего обязанности. У них не было постоянного главного тренера с ноября 2016 года, когда был уволен Фредерик Антонетти, который спас клуб от вылета и вывел его в финал Кубка лиги. Поскольку ему оставалось еще три с половиной года по контракту, ему должны были выплатить компенсацию в размере €840 тыс. «Лилль» тогда шел вторым с конца турнирной таблицы. Под временным управлением Колло, который был тренером резервной команды клуба, «Лилль» поднялся до четырнадцатого места, когда в январе Лопес был назначен президентом. Они скользнули обратно в зону вылета. Колло был переведен обратно в резервную команду, а Франк Пасси был приглашен возглавить клуб до тех пор, пока Бьелса не сможет занять его место летом.

Пасси был предназначен для того, чтобы смягчить путь прихода Бьелсы. Когда Бьелса только прибыл в марсельский «Олимпик» в 2014 году, Пасси был помощником Хосе Аниго. Бьелса понятия не имел, кто он такой, пока не подозвал его к себе. «А что бы вы хотели здесь делать?»

«Я тренер. Если у вас есть для меня работа тренера, это было бы хорошо. Если у вас ее нет, то я пойду, повидаюсь с остальным персоналом и попрощаюсь с ними.»

«Нет», - ответил Бьелса. «Для тренера у меня всегда будет работа.»

Так начались отношения, которые, поначалу, хорошо работали в марсельском «Олимпике», и, возможно, для всех было бы лучше, если бы это повторилось и в «Лилле». Однако, приведя клуб к одиннадцатому месту и безопасности от вылета, Пасси подал в отставку и объявил, что уходит. В последний раз они долго беседовали на тренировочном базе в Лушан, которая напоминала сельскую гостиницу на собственной территории. Бьелса уже вносил изменения. Там была оборудована комната отдыха, а также построены бунгало для персонала и игроков. Предстояло резкое сокращение игрового состава «Лилля». 3 июля, через три дня после официального вступления в должность, он повидался с дюжиной игроков после того, как те закончили свое восстановление после тренировок, и сказал им, что у них нет будущего в клубе. Одним из тех, кому было указан на выход, был Эрик Ботеак, тридцатилетний атакующий полузащитник, подписанный из «Ниццы» два года назад. «Я никогда не встречал такого парня, как он», - задумчиво произнес Ботеак. «Он созвал нас и сказал по-испански: «Ладно, ребята, вы мне не нужны. Спасибо и до свидания». У двенадцати игроков было шесть недель до окончания трансферного окна 31 августа, чтобы найти себе другой клуб. «Это было немного похоже на телепередачу Большой Брат. Вначале нас было двенадцать человек, и каждую неделю кто-то уходил», - сказал Ботеак. «31 августа нас было семеро, если я правильно помню, но у пятерых контракты истекали в полночь. Я оказался одним из двух последних игроков, вместе с Винсентом Эньемой.» Вратарю, который провел за сборную Нигерии более ста матчей и принял участие в трех Чемпионатах мира, только что исполнилось тридцать пять. Он предпочел провести остаток своего контракта так и не сыграв больше за «Лилль». Ботеак отправился в Австралию, чтобы играть за «Брисбен Роар».

Летом 2017 года «Лилль» потратил €70 млн. — больше, чем любой другой клуб, кроме «Пари Сен-Жермен» и «Монако». Бьелса просмотрел видео каждой игры, в которой двадцатидвухлетний форвард Николя Пепе играл за «Анже». Полузащитник Тиаго Мендес прибыл из «Сан-Паулу»; Кевен Малькюи, атакующий полузащитник, приехал из «Сент-Этьена». Когда два года спустя Пепе переехал в «Арсенал» за $75 млн., все то летнее трансферное окно было оплачено одной сделкой. На Мендесе и Малькюи заработали еще €31 млн. Именно этим и должно было заниматься партнерство Бьелса-Кампос.

Приехав в Лушан, Пепе счел методы подготовки Бьелсы экстраординарными. «Тактически он был очень привередлив. Не было никаких игр, просто много тренировок, основанных на просмотре видео-записей. Это было что-то, чего мы раньше не видели. Для нас это было странным и откровенным.» Дебютный матч состоялся дома с «Нантом». На каждой из скамеек сидел «чудотворец». Бьелса с одной стороны, Раньери, тренер, который привел «Лестер» к титулу Премьер-лиги, с другой. «Лилль» комфортно выиграл со счетом 3:0. Заря прошла и это оказался совершенно ложный восход. Еще три месяца «Лилль» не выиграл ни одного матча. За все это время они забьют три гола.

Второй матч «Лилля» в сезоне стал предзнаменованием того, что должно было произойти. Они будут играть со «Страсбургом» на выезде, который будет играть свою первую игру в Лиге 1 с 2008 года. К тому времени, как в игре прошло всего 40 минут, Бьелса уже сделал все три замены. Тиаго Мендес и Кевен Малькюи ушли с поля из-за травм, а Фоде Балло-Туре был заменен по тактическим соображениям. Тем не менее, самое меньшее, что «Лилль» мог ожидать на Стад де ла Мено — это ничья, пока их голкипер Майк Меньян не решил бросить мяч в лицо сопернику. За это он был удален, а Бьелса, использовавший все замены, приказал своему центральному форварду Николя де Превилю встать в ворота. Как только «Страсбург» забил гол, Бьелса приказал де Превилю передать перчатки своему капитану Ибраиму Амаду и вернуться на острие атаки. «Страсбург» забил еще дважды; последний гол был забит игроком по имени Гримм.

Де Превиль, который был лучшим нападающим «Лилля» в предыдущем сезоне, начал в старте еще в одном матче, в котором «Лилль» сыграл вничью 1:1 с «Анже», а он в нем сравнял счет, и после был продан в «Бордо» за €10 млн. У клуба не было никаких логических причин продавать своего лучшего бомбардира, кроме срочного требования собрать деньги. Результаты ухудшились. В следующих шести матчах они забьют два гола и возьмут два очка.

Перед тем как 22 сентября они сыграли с «Монако», Бьелса набросился на журналистов, которые думали, что он может уйти в отставку и покинуть клуб, как он это уже сделал в «Марселе». «Проблема в том, что вы ничего не знаете», - парировал он. «Я не собираюсь уходить, я не собираюсь уходить ни по какой из причин. Единственная возможность, что меня здесь больше не будет — это если я буду освобожден от своих обязанностей, а произойдет ли это, зависит не от меня.» «Монако» выиграл матч со счетом 4:0.

Худшее было впереди. Неделю спустя «Лилль» играл на выезде с только что получившем повышение «Амьеном». Их стадион Ля Ликорн был небольшим, но впечатляющим. Трибуны были увешаны прозрачными пластиковыми стенами и крышами, которые создавали впечатление, что игра проходит между гигантскими автобусными остановками. На пятнадцатой минуте «Лилль» вырвался вперед, но когда Балло-Туре побежал к болельщикам «Лилля» за воротами и стал танцевать перед ними, они рванулись вперед. На Ля Ликорн были сиденья без спинок: это были просто куски пластика, привинченные к трибунам. Подкосившийся барьер рухнул, и десятки болельщиков упали на землю. Одни ударились о бетон, другие — о рекламные щиты. Двадцать девять человек получили ранения, семеро — серьезные, и игра была прекращена. Болельщики других клубов, в том числе «Ниццы» и «Марселя», жаловались на безопасность на стадионе «Амьена». Один из болельщиков «Лилля», Жорж Пенель, двадцати одного года от роду, получивший травмы ног и спины, рассказал: «Я даже не знаю, кто забил. Он [барьер] просто внезапно упал на меня. Я ничего не слышал, ничего не видел, а потом меня увезли спасатели.» Председатель «Амьена» Бернар Жоаннин обвинил наплыв «более чем 500 болельщиков «Лилля»» на барьер, который, по его словам, «был в идеальном состоянии». После протестов со стороны Жерара Лопеса обвинения были отозваны.

В октябре «Лилль», опустившийся до девятнадцатого места в Лиге 1, сыграл с «Валансьеном» в Кубке лиги и выиграл лишь по пенальти. Радиостанция РМС Спорт, базирующаяся в Монако, цитировала неназванного игрока «Лилля», который утверждал, что команде не нравится схема Бьелсы 3-3-1-3, что команда хочет чего-то менее жесткого и находится на грани бунта. «Некоторым игрокам надоело играть на не свойственных им позициях. Наша цель ясна — сказать тренеру, что мы больше не можем мириться с его тактикой. Мы должны сказать ему, иначе мы упадем с обрыва.» Тормозов у той машины не было, и водителей было больше, чем один. По мере того как отношения между Бьелсой и некоторыми из его игроков начали разрушаться, то же самое произошло между Бьелсой и Кампосом, который чувствовал, что должен был иметь гораздо больше контроля и повторил критику, сделанную президентом «Лиона» Жан-Мишелем Ола в отношении Бьелсы в «Марселе». Ему дали ключи от слишком многих комнат.

Было несколько прямых призывов к тому, чтобы Бьелса ушел в отставку. На стадионе имени Пьера Моруа некоторые болельщики развернули плакат, гласивший: «Наше терпение не Безгранично». Если говорить о лозунгах, то это было больше похоже на письмо в газету Дейли Телеграф, чем на явную угрозу. В начале ноября клуб принял решение провести открытую тренировку. Бьелса на ней не присутствовал, и те болельщики, которые пришли в Лушан, выразили свое разочарование лилльской газете Ля Во дю Нор. Они бы с удовольствием посмотрели, как он проверяет их команду на прочность. Там не так, чтобы много было чего-то тренировочного, но зато было много подписанных автографов, и еще один баннер, который говорил: ««Метц» — ваш последний шанс». Он был нацелен на игроков, а не на тренера.

Предупреждение было необходимо. «Метц», находящийся на дне турнирной таблицы Лиги 1, был обыгран со счетом 3:0. Еще три очка были взяты у «Сент-Этьена». Николя Пепе забил половину из этих шести мячей. Через три дня в Амьене состоялся матч-переигровка. И снова, было забито три гола. Однако «Лилль» не забил ни одного из них. Впервые болельщики Бьелсы в социальных сетях начали призывать к его отставке. Им не придется долго ждать. Пришло известие, что Луис Бонини, человек, проработавший бок о бок с Бьелсой более двадцати лет, умирает от рака желудка. Бьелса попросил у клуба разрешения слетать в Сантьяго, чтобы в последний раз побыть с ним. В просьбе было отказано. Бьелса сообщил клубу, что собирается встретиться со своим другом, и «они могут сделать то, что должны сделать».

Он прилетел в Сантьяго национальной авиакомпанией Чили ЛАТАМ, по билету эконом-класса. Стюардесса, узнав человека, который был главным тренером сборной Чили, предложила Бьелсе место в бизнес-классе. «Нет, спасибо», - как говорят, он ответил. «Я заплатил за эконом-класс и буду лететь эконом-классом.» Бонини умер 22 ноября 2017 года. В тот же день Марсело Бьелса был «отстранен» от должности главного тренера «Лилля». Новость была опубликована на клубном сайте в 22:15. «Лилль» объявил, что Луис Кампос возьмет на себя более серьезную роль в руководстве командой, которая сейчас находится глубоко в зоне вылета.

Один из протеже Кампоса, Жоао Сакраменто, был назначен руководить делами команды, наряду с Фернандо да Крусом, главой отдела подбора персонала клуба, Бенуа Делавалем, тренером по физической подготовке, который присоединится к Бьелсе в «Лидсе», и тренером вратарей Франком Манто. Сакраменто было двадцать восемь лет, и он был видеоаналитиком «Лилля». Однако, когда отношения между Кампосом и Бьелсой остыли, Сакраменто оказался не у дел. В сентябре он попросил у Бьелсы разрешения поехать в отпуск, но Бьелса ему отказал. В Ля Во дю Нор неназванный член штаба «Лилля» так высказался о Сакраменто: «Он обладает обширным количеством знаний, он гениален, но также очень амбициозен. Его амбиции не могли сочетаться с личностью Бьелсы, потому что он чувствовал, что Сакраменто — это глаза и уши Кампоса В ноябре 2019 года, когда «Тоттенхэм» уволил Маурисио Почеттино, Сакраменто стал там помощником Жозе Моуринью.

Первый матч «Лилля» без Бьелсы состоялся в Монпелье. Бьелса был сфотографирован в скромном ресторане, наблюдая за игрой на ноутбуке с чем-то похожим на хозяйственной сумки, стоящей у его ног. Он наблюдал, как схема 3-3-1-3, которую Кампос считал слишком хрупкой, была заменена на более стандартную 4-2-3-1. В результате изменений не было никаких: «Монпелье» выиграл 3:0. Клуб предпочел «отстранить от работы», а не уволить Бьелсу, потому что выплата по контракту, который действовал до июня 2019 года, обойдется в €14 млн., а «Лилль» всерьез беспокоился о деньгах. Их деятельность расследовало Национальное управление по борьбе с коррупцией, которое контролировало финансовый фейр-плей и защищало от финансовой коррупции во французском футболе. НУБК хотел знать источник летних трансферных расходов «Лилля» в размере €70 млн. Если они посчитают, что деньги поступили не из клубных фондов, «Лиллю» грозил бы штраф, трансферное эмбарго или, в серьезных случаях, понижение в дивизионе. Большую часть сезона казалось, что «Лилль» сделает эту работу за них, сам себя же и отправив во второй дивизион. «Лиллю» будет запрещено подписывать какие-либо контракты во время январского трансферного окна.

Через пять дней после увольнения Бьелса подал иск о взыскании остатка задолженности по контракту. Он действовал не только ради себя, но и за своих подчиненных. Как обычно, его жалованье в «Лилле» включало и тех, кто работал непосредственно под его руководством. Предварительный контракт, который Бьелса подписал в феврале, содержал «парашютное условие», гарантирующее ему полный выплату его контракта, «независимо от причин его разрыва». В полном контракте, подписанном 1 июля, такого пункта не было. Клуб ответил тем, что предъявил свое собственное законное требование «тяжкого проступка». Под этим они подразумевали, что они не должны будут полностью оплачивать Бьелсе его контракт из-за серьезных ошибок, которые он совершил, находясь на своем посту. В этом случае послематчевые пресс-конференции, на которых Бьелса неизменно брал на себя ответственность за поражение, будут считаться против него. В марте 2018 года промышленный трибунал вынес решение против Бьелсы, критикуя то, как был разыгран контрактный спор в средствах массовой информации, и обязал его выплатить €300 тыс. в качестве компенсации за возбуждение дела без должной причины, признав при этом, что он не имеет полномочий выносить решение об урегулировании его контракта.

Адвокат «Лилля» Бертран Вамбеке заметил: «Марсело Бьелса пытался играть в покер с финансами клуба и его сотрудниками и проиграл.» Если Вамбеке и «Лилль» думали, что на этом все и закончится, то они ошибались. В июне 2019 года, когда Бьелса уже год находился в «Лидсе», он объявил, что все еще будет судиться с «Лиллем» за ущерб, который составит €19 млн. для него самого и €4 млн. для его четырех помощников, трое из которых последовали за ним на Элланд Роуд. В основе его дела лежало то, что имя Бьелсы было ключом к набору игроков, таких как Пепе, которого «Лилль» затем продал, получив значительную прибыль. Его адвокат, Бенджамин Кабаго, сказал: «Приезд Марсело помог клубу получить необходимые взносы для финансирования бизнес-проекта, основанного на принципе купли/продажи игроков с целью быстрого возврата инвестиций.» Бьелса заявил, что он сам готов предстать перед судом.

В его отсутствие «Лилль» провел остаток сезона в ядовитой луже. Двести болельщиков прорвались в директорскую ложу во время матча с «Ниццей». За воротами развернули баннер, обвиняющий игроков и директоров в том, что они «Пачкают наш клуб». «Лилль», которому запретили проводить трансферы, попытался убедить своего южноафриканского нападающего Лебо Мотибу разорвать арендное соглашение с «Валансьеном» из Лиги 2, предложив ему продлить контракт и в пять раз увеличить его первоначальную зарплату. «Валансьен» сопротивлялся этому, обвиняя «Лилль» в том, что он «шантажирует нас». «Лилль» заплатил €1 млн. за то, чтобы вернуть Мотибу на Пьер Моруа, что доказало соотношение цены и качества. 28 апреля «Лилль», будучи на втором месте с конца, как раз там, где их и оставил Бьелса, столкнулся с «Метцем», занимающим последнее место.

За последние четыре с половиной месяца «Лилль» выиграл всего один матч. В тот день «Метц» был переигран со счетом 3:1. Два гола в последние десять минут помогли переиграть «Тулузу» — 3:2, а затем в заключительной игре ужасного сезона на Пьер Моруа они обыграли «Дижон» — 2:1, тем самым защитив себя от вылета. Оба гола забил Мотиба. Сезон закончился соответствующим образом — крупным поражением 5:0 в Сент-Этьене.

Вместе с «Клубом Америка» его четыре месяца в «Лилле» будут считаться самым недвусмысленным провалом в карьере Марсело Бьелсы. В последующих интервью Луис Кампос пытался доказать, что Бьелса получил слишком много власти и что его роковой ошибкой было избавление клуба от более опытных футболистов. Когда все начало портиться, в раздевалке было бы несколько закаленных в боях голосов, чтобы остановить это скольжение по наклонной. Это, а также отказ от смены тактики на что-то более гибкое, обрекли его на гибель.

Однако более вероятно, что на стадионе Пьера Моруа было слишком много громких голосов, а не слишком мало. Лопес, Кампос, Ингла и Бьелса все были всемогущими людьми и обладали уверенностью сильных людей. Временами было трудно понять, кто здесь главный и кто подписывает контракты — Кампос или Бьелса. В основе всего лежало осознание того, что проект Лопеса, по крайней мере на начальном этапе, не имел тех денег, о которых все думали. Через несколько месяцев после спасения «Лилля» от вылета был продан Мотиба, потому что клуб остро нуждался в гонораре в размере €4 млн.

На просьбу подвести итоги пребывания Марсело Бьелсы в северной Франции Жерар Лопес признался, что допустил «ошибку в подборе действующих лиц».

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные