Блог Горький на вкус

Он никогда не работал в бундеслиге, но перевернул немецкий футбол – и сделал из Клоппа тренера

История Вольфганга Франка.

Сезон-95/96 во второй бундеслиге «Майнц» начал с 7 поражений в 8 турах. В конце сентября генменеджер клуба Кристиан Хайдель со скандалом выгнал провалившегося тренера и очень долго искал замену – никто не хотел вписываться в проигрышный проект. Дошло до футбольных еженедельников – их вычитывали в надежде наткнуться на новость о том, что где-то освободился подходящий кандидат. Интернет в то время до Майнца еще не доехал.

С громадным трудом руководство клуба отобрало несколько человек. Ни один из них не устраивал Хайделя, но времени (и денег) искать приемлемый вариант уже не было. Генменеджер наугад ткнул пальцем в первую попавшуюся фамилию. Так в команде оказался 44-летний коренастый мужчина по имени Вольфганг Франк. За два следующих года этот человек, тренируя аутсайдера второй лиги, перепрошьет немецкий футбол, уничтожит либеро как амплуа и станет одним из самых важных тренеров в истории новой Германии.     

***

У «Майнца» был капитан, который регулярно нарушал режим, выкуривая по пачке в день у себя в номере. Его соседу по комнате Торстену Либеркнехту надоело задыхаться от табачного дыма, он сообщил об этом тренеру. Франк на следующий день отчитал курильщика перед одноклубниками, лишил повязки и выгнал с тактического занятия. Курящего капитана звали Юрген Клопп.

«Майнц» шел на последнем месте (Киккер перед зимним перерывом дал прогноз: вероятность вылета – 100%), потерял на какое-то время лидера, а новый коуч продолжал усугублять. Через пару недель после назначения Франк постучался в кабинет Хайделя с сумасшедшим предложением: «Мы будем играть без либеро. Четыре в линию. В этом наше спасение». 

Чтобы прочувствовать шок, который испытал генменеджер в этот момент, нужно окунуться в атмосферу футбольной Германии середины 90-х. В стране, которая придумала позицию чистильщика и довела ее до совершенства (Беккенбауэр-1974), играть без последнего защитника было преступлением. С ним были связаны все главные победы немецких клубов и сборной. Эта формация дефолтно устанавливалась на подавляющее большинство команд и абсолютно всех устраивала, а в стране уже нарождалось следующее поколение классных немецких свиперов. Через год Маттиас Заммер, играя последнего защитника, приведет немцев к победе на Евро и возьмет «Золотой мяч». Тренер бундестим Берти Фогтс, узнав об экспериментах Франка, уверял: «Система без свипера является разрушительной, и в бундеслиге ее никто и никогда не станет применять».

Хайдель опешил от такой дерзости. Он сам когда-то играл либеро, поэтому поначалу ему показалось, что Франк хочет избавиться и от него самого: «Ты сумасшедший! Ты вообще понимаешь, что ты предлагаешь? Это же самоубийство». Но потом успокоился: «Хорошо, делай, что хочешь. Все равно хуже уже не будет».

Революционными идеями Франка заразил Бранко Зебец, под чьим руководством он выступал за «Брауншвейг» в середине 70-х. Хорватскому специалисту тоже было плевать на мнение окружающих: пока вокруг процветала персональная опека, Зебец первым в Германии экспериментировал с зонной защитой. Стиль работы Бранко описывается одной фразой, которую он когда-то в «Гамбурге» сказал Кевину Кигану. «Засунь свой талант в задницу. Работать и еще раз работать», – прилетело в адрес двукратного обладателя обладателя «Золотого мяча». Франк забрал этот девиз в тренерскую работу. 

Команды, играющие с либеро, оставляли много пространства между обороной и полузащитой. Франк видел этот изъян, хотел играть компактнее и требовал от своих игроков постоянно двигаться в унисон. Цель – численное преимущество при отборе мяча. Отсутствие последнего защитника привело к тому, что у команды появился дополнительный игрок в полузащите.

Жесткий прессинг на чужой половине вынуждал соперника играть длинными передачами, которые без проблем снимали высокорослые защитники вроде Клоппа. «Каким бы гениальным ни был противник, ему не пройти вас, если вы вчетвером слаженно наброситесь на него в первые секунды владения мячом, – говорил Франк игрокам. – Он должен захотеть сбежать от вас в подтрибунное помещение и запереться в душе, только там я разрешаю вам не прессинговать наших оппонентов».

Что-то знакомое, да? Где-то тут начинался клопповский гегенпрессинг.

***

Для игры в линию и отработки взаимодействий Вольфганг связывал четверки защитников и полузащитников веревками (получалась человеческая гирлянда). Когда веревки надоедали, он приносил две длинных жерди, давал их игрокам в руки, расставлял по местам, а сам вставал между линиями и начинал носиться по полю, имитируя передвижения мяча.

Франк возвращал футболистов в детство. «Все дети начинают играть в футбол во дворе, бегая толпой за мячом без разделения на полузащитников, защитников и нападающих, – объяснял Вольфганг. – Я ничего не придумывал, просто попросил моих ребят вспомнить то самое чувство».

«Майнц» стал первой командой Германии, которая начинала прессинговать противника на его половине. Это была ориентированная на мяч зонная защита, тоже абсолютно новая концепция для Германии и крайне авантюрная. Часто форвард соперника оказывался в одиночестве на одном фланге, а вся четверка обороны – на другом. Но из-за того, что защитники действовали компактно и быстро перемещались, провалов в обороне и выходов один на один практически не было. Такой стиль игры требовал невероятной выносливости, и Франк активно привлекал в штаб физиологов и биологов, которые следили за формой игроков.

Франк ввел в распорядок дня каждого футболиста аутогенные тренировки. По задумке тренера, они должны были эффективно снимать физическое напряжение. Вольфганга, конечно, подняли на смех, но от своей идеи он не отказался. 

Тактические занятия у Франка первое время длились минимум 2 часа. Это много даже для современного футбола, а теперь перенеситесь на 20 лет назад. Многие игроки «Майнца» тогда вообще впервые столкнулись с тактикой как с явлением в футболе. Кристиан Хок, например, вспоминал, что когда он играл в «Менхенгладбахе», там вообще не уделяли времени теоретическому пониманию игры. «Спустя несколько лет я записался на тренерские курсы, и мне было скучно. Благодаря Вольфгангу Франку многое из того, что преподавалось в академии, я давно знал», – говорил он. 

«Мы смотрели видео с игрой Мальдини и Барези по 500 000 раз, – сокрушался Клопп. – Франк часами крутил эту пленку. Никакого монтажа не было. Он просто нажимал на «паузу», перематывал, еще раз показывал и еще раз перематывал. Он сходил с ума от тактики Арриго Сакки. Под конец занятия мне казалось, что если я закрою глаза, то видео продолжит воспроизводиться у меня в голове». 

По оценкам Франка, только после 150 часов теоретических занятий игроки могли усвоить работу новой системы. Случалось, команда неделями занималась вообще без мяча. «Было тяжело, но мы подумали, что если Гуллит и ван Бастен учили это в «Милане» и не возмущались, то кто мы такие, чтобы воротить нос?» – сказал за всех капитан. 

Сегодня активность футболистов на поле обсчитывает техника. На каждом спортсмене закреплен датчик, который передает все данные, и тренер может на лэптопе следить за успехами игроков (даже удаленно, если нужно). У Вольфганга Франка такого инструментария не было. Он придумал свою систему учета ТТД. Тренер набирал студентов из местных вузов, которые приходили на тренировки «Майнца» и в блокнот записывали количество передач, обводок, ударов и контактов с мячом,  совершенных футболистами (за символическую прибавку к стипендии, разумеется). Потом эти данные передавались в тренерский штаб.

Франк вообще использовал студенческий ресурс города по максимуму. Вольфганг подружился с доктором Дитером Аугустином, который преподавал спортивную науку в университете Майнца, и попросил его студентов готовить короткие ролики с игрой «Майнца» и разбором будущих соперников. Тогда в Германии никто этим не занимался. Одним из нанятых студентов был Петер Кравитц, который теперь работает в штабе Юргена Клоппа и готовит для него видеоаналитику.  

«Майнц» преобразился. На финише сезона-95/96 клуб было уже не остановить – 6 побед в 7 матчах. Рейнландцы весной набрали больше очков, чем любой другой клуб из двух главных лиг Германии (32). 

Идею Франка скопировали другие тренеры. Фолькер Финке снабдил зонной защитой свой «Фрайбург», Бенно Мельманн начал экспериментировать с «Фюртом», а Уве Рапольдер – с «Ваттеншайдом». Наибольшего успеха достиг нынешний патрон «Лейпцига» Ральф Рангник, который в сезоне-97/98 выиграл региональлигу после того, как перевел «Ульм» на игру в 4 защитника в линию и ромбом в центре поля. 

***

Клопп и Франк быстро помирились после инцидента с курением. Юргену нравилась новая тренерская эстетика, а Вольфгангу был крайне симпатичен защитник, за умными мыслями которого на поле, к сожалению, не поспевал его футбольный талант. Франк попросил капитана приходить на тренировки с блокнотом: «Делай заметки, записывай наши разговоры, конспектируй все, что видишь. Поверь, тебе это пригодится». Но, кажется, к тому времени об этом уже не надо было просить. Абсолютно все игроки «Майнца» после работы с Вольфгангом влюбились в профессию футбольного тренера, поэтому с блокнотом приходил не только капитан. 

Четверо лучших учеников Франка потом управляли клубами первой бундеслиги (в отличие от самого мастера), один из которых – Сандро Шварц – делает это прямо сейчас, тренируя родной «Майнц». Торстен Либеркнехт (тот самый сосед Клоппа), к примеру, за 6 лет поднял «Брауншвейг» из третьей лиги в первую.

Несмотря на сложный характер и назидательную манеру учителя, Франк относился к себе критически и очень много работал над собой. И делал он это тоже не как все. Сыновья Франка в книге Klopp. Bring the noise рассказывают, что отец каждое утро начинал с дыхательных упражнений, а потом тренировал на них свое красноречие: «Наша квартира была обклеена цитатами из любимой папиной книги – «Власть мотивации» Энкельманна». Позже тренер подсадил на нее многих футболистов. «Молодые парни, которые с трудом закончили школу, вдруг стали читать в автобусах книги, в которых я не мог понять даже название», – удивлялся Клопп.

На сборах Франк обучал игроков работе с речью, тренируя их голосовые связки. Обычно это происходило за обедом. Толпа мужиков в одинаковых костюмах, протяжно тянущих гласные звуки – это больше напоминало секту, чем футбольный клуб. На крики часто сбегались постояльцы отеля.  

«Тренировка  закончилась, и мы с парнями возвращались в раздевалку, – вспоминает Герберт Ильзанкер, один из вратарей «Майнца» (1998-2001). – Вдруг в пустой комнате мы слышим, как из сауны раздаются разные голоса. Было похоже, что там разговаривают два человека. Я решил туда заглянуть. Картина была впечатляющей: наш тренер сидел один, говорил разными голосами и, похоже, интервьюировал сам себя, готовясь к эфиру на телевидении. Я не стал ему мешать».

Франк ненавидел скучные пресс-конференции коллег, не любил отстреливаться банальностями и в таких беседах с самим собой искал свежую мысль, которой потом делился с журналистами. 

«В клубе Франк почти ни с кем не разговаривал, кроме меня, – говорит Хайдель. – С игроками он общался только по рабочим вопросам и ненавидел, когда к нему лезли с советами. Он был уверен, что его точка зрения – единственно верная и все должны следовать ей, не задавая лишних вопросов».  

***

В марте 97-го Франк неожиданно для всех оставил клуб, который в середине сезона претендовал на выход в бундеслигу, и на год уехал в венскую «Аустрию». Его подкосили два обидных поражения, после которых «Майнц» опустился в середину таблицы. Франк почему-то решил, что в них виноват только он, и на следующий день после выезда в Лейпциг позвонил руководству: «Кристиан, вам нужно найти нового тренера». Хайдель сказал, что до лета еще есть время. «Нет, ты не понял. Я ухожу прямо сейчас», – ответил Франк. 

Клуб стал похож на ребенка, которого бросила мать. В «Майнце» не все отчетливо понимали, как играть в четыре защитника, и еще меньше это понимали тренеры, которые приходили после Франка. Они пытались вернуть классическую тактику, но натыкались на полное непонимание. Тогда Райнхард Сафтиг, к примеру, вместо тактических занятий приглашал игроков на алкогольные вечеринки, пытаясь стать их добрым другом. Лидеры команды во главе с Клоппом принципиально избегали таких мероприятий.

Тем не менее «Майнц» мог выйти в высшую лигу уже в том сезоне, но уступил в последнем матче прямому конкуренту «Вольфсбургу» – 4:5. Юрген Клопп тогда забил в чужие ворота и допустил серьезную ошибку, позволив забить в свои.

Позже Франк назовет австрийскую командировку самой большой ошибкой в карьере и вернется в Рейнланд-Пфальц.

«Майнц» при нем укрепился в роли середняка, но на что-то большее у клуба не хватало ресурсов. В 2000-м Франк ушел в финансово более благополучный «Дуйсбург». Кристиан Хайдель на несколько лет затаил обиду на тренера и перестал с ним общаться. «Майнц» после ухода Франка жестко трясло, он свалился на 14-е место. Сам Франк продержался в «Дуйсбурге» всего несколько месяцев и был уволен. Потом он сменит еще 8 клубов, но счастья так больше нигде и не найдет.

«Майнц» после ухода Франка нанял Эрхарда Краутцуна, который уверял, что досконально разобрался в философии Франка и будет продолжать его дело. Хайдель поверил ему (все-таки Краутцун недавно выиграл Кубок Германии, должен разбираться в футболе). Спустя месяц совместной работы Юрген Клопп в бешенстве ворвался в офис Хайделя со словами: «Он ничего не понимает. Это, по-вашему, тренер? Он звонит мне чуть ли не каждый день и просит объяснить ему нашу тактику. Мне надоело по три часа говорить об одном и том же. И потом – мы же вроде отказались от игры с либеро, а он пытается снова ее вернуть. Что вообще происходит?». Хайдель возразил: «Вас невозможно тренировать, потому что то, во что мы хотим играть, в Германии никто не понимает. Франк нам больше не поможет, а ни с одним другим тренером это не сработает». И через паузу добавил: «Юрген, как ты думаешь, ты справишься с этой задачей?». «Да!» – мгновенно ответил Клопп.

Блокноты с записями действительно пригодились.

Через три года «Майнц» впервые в истории вышел в первую бундеслигу, играя в футбол Вольфганга Франка с головой Юргена Клоппа. К этому моменту в элитном дивизионе уже не было ни одного либеро.    

***  

«Мой отец полностью растворился в работе, – жаловался сын Себастьян. – Сомневаюсь, что он знал, сколько стоит батон хлеба. Его рабочий день начинался в 7 утра завтраком в клубной столовой и заканчивался после полуночи. Он сжигал себя, демонстрируя игрокам тот уровень отдачи, который хотел видеть у них. Дома у нас часто возникали споры, когда папа все свои премиальные отдавал кому-то из работников клуба. Он считал, что газонокосильщик и уборщица так же важны, как нападающие или защитники».

***

Франк говорил своим игрокам: «Когда вы станете большими тренерами, придите ко мне и расскажите о своих героических свершениях. Я хочу порадоваться за вас». В день финала Лиги чемпионов-2013 тренер «Боруссии» отправил своему уже серьезно болеющему другу сообщение: «Меня бы не было здесь, в Лондоне и на «Уэмбли», без тебя». Через три месяца Вольфганг Франк скончался от злокачественной опухоли мозга. Ему было 62.

«Когда случаются великие открытия, признание порой приходит слишком поздно, – сказал Клопп на церемонии прощания с учителем. – Ты так переживал, что не смог поработать в высшем дивизионе, но для нас ты всегда был тренером бундеслиги. Каждому футболисту, с которым я встречаюсь, я рассказываю о тебе. Людей, которые вдохновились тобой и твоей работой, уже больше тысячи и это число продолжает расти. Мы никогда тебя не забудем».  

Фото: Gettyimages.ru/Martin Rose/Bongarts, Christof Koepsel/Bongarts, Bongarts, Thomas Niedermueller/Bongarts, Thorsten Wagner/Bongarts; globallookpress.com/imago sportfotodienst, Ina Fassbender/dpa; REUTERS/Michael Kappeler

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья