Блог Про-Лига

«Левен» летом попал в чемпионат Бельгии и уже взлетел высоко. Все дело в четкой иерархии, тактической гибкости и доверии

17 лет назад Марк Брейс дебютировал в чемпионате Бельгии в качестве тренера клуба «Жерминаль Берсхот». Сейчас он работает в «Левене» – команде, которая летом поднялась в высший дивизион, а в середине декабря оказалась на третьей строчке. Впрочем, промежуточные достижения Брейса не волнуют: он не забывает, с какими трудностями клубу пришлось столкнуться еще до начала сезона.

«Мы оказались заложниками ситуации, – говорит Марк. – Ради финала плей-офф [против «Берсхота»] за выход в высшую лигу пришлось продлить контракты с десятью игроками – в ином случае мы бы не стали этого делать. Всего через шесть дней после этого мы играли в чемпионате Бельгии, а усилиться из-за всей этой неопределенности уже не могли. Что ж, иногда тренеру приходится проходить через такое. Просто не надо тратить энергию на то, что не можешь изменить. Тем не менее, хороший старт очень важен, ведь он вселяет уверенность в команду – особенно в ту, что шагнула в неизвестность.

Наше преимущество заключалось в том, что мы приступили к тренировкам на две недели раньше остальных, так что были свежее других команд. При этом нужно было разработать алгоритмы, которые помогли бы игрокам не нервничать: что мы делаем с мячом, когда им владеем, а что – когда его теряем. Кроме того, необходимо было установить связь между футболистами, которые знакомы уже давно, и совершенно новым тренерским штабом. Мне нужно было убедить игроков в том, что моя идея принесет успех».

– А насколько отличалась ваша футбольная философия от той, что команде привил предыдущий тренер?

– Я считал, что команда должна чаще атаковать и создавать больше моментов. Такие реформы нужно начинать с себя, потому что если ты сам не до конца во что-то веришь, то как ты обретешь единомышленников? Мотивировать и вывести команду из зоны комфорта – непростой процесс.

– Игроки противились?

– Да, поначалу я встретил некоторое сопротивление. Это был очень дружный коллектив, но, что примечательно, единства ему как раз не хватало. Легко дружить, когда все хорошо. По-настоящему друзья познаются в трудные моменты. Мне повезло, что команда оказалась тактически гибкой, и мы выработали сразу две системы, между которыми просто переключаться.

– Что почувствовали, когда «Левен» поднялся на третье место?

– Мы все еще растем. После трех лет в первом дивизионе мы не ставим перед собой цель закрепиться на третьем, четвертом или пятом месте в высшей лиге. Это я говорю и своим игрокам.

– А какая у вас цель?

– Избежать проблем. Когда видишь, насколько мал разрыв между первым и последним местом и как выступают конкуренты, нужно просто дальше набирать очки и не думать о чемпионском плей-офф. После каждого матча я проверяю, на сколько баллов мы опережаем аутсайдера. Мы предпочитаем двигаться медленно, но верно. У нас очень приземленный подход. Сперва нужно заложить фундамент.

– Не слишком ли вы осторожны?

– Дело в том, что сегодня можно выиграть у любой команды и проиграть любой команде. Раньше в чемпионате Бельгии такого не было. Я помню свой первый тренерский сезон в высшей лиге с клубом «Жерминаль Берсхот». Перед выездным матчем с «Андерлехтом» наш председатель Йос Верхаген спросил, как мы собираемся играть. Я восторженно ответил: «Будем активно прессинговать». Он покачал головой и сказал: «Я бы не стал этого делать, но как знаешь».

– И что вы сделали?

– Не отказался от затеи. Я был в ней уверен. Мы проиграли 0:4. Полный разгром. В те времена «Андерлехт» и «Брюгге» были просто гигантами, а теперь все клубы большой пятерки теряют очки. Не думаю, что какие-то команды сильно превосходят остальных в классе. Зачастую исход матча решает мастерство отдельного игрока.

– Не самый обнадеживающий вывод от человека, который выстраивает собственную систему.

– Зато честно. К тому же, один талантливый игрок может повысить уровень всей команды. Рядом с ним другие футболисты раскрываются и действуют смелее. В этом году у нас сразу несколько лидеров, как у «Берсхота». Мне нравится, что клубы все чаще привлекают молодежь, потому что нужно направлять и поддерживать подрастающее поколение. У тренера сборной [Бельгии Роберто Мартинеса] это отлично получается.

– Напомним читателям, что именно при вас дебютировал 16-летний Мусса Дембеле.

– Если бы все зависело от меня, он бы дебютировал еще раньше! Он очень впечатлил меня на тренировке молодежки. Я сказал менеджеру Эрику Верхувену, что хочу забрать его в первую команду, а он ответил: «Марк, это невозможно, ему еще нет шестнадцати». Пришлось подождать пару месяцев.

– Здесь у вас тоже есть молодой талант Соуа, но процветают и опытные игроки вроде Мерсье и Анри. Это вас удивляет?

– Раньше Ксавье [Мерсье] был моим соперником, и я завидовал его тренерам. Ему я тоже об этом говорил. Тем не менее, я считаю, что его карьера могла бы быть еще ярче. Ксавье не блистал ни на тренировках, ни во время матчей, а тут он вдруг стал вести команду за собой. Конечно, это оказало огромное влияние на остальных игроков. Про Тома [Анри] я знал меньше. Я открывал его качества постепенно. Теперь он показывает себя с новых, неожиданных сторон. Камалу [Соуа] всего 20 лет, но он уже очень толковый и быстрый. Хорошо читает игру, но ему пока не хватает опыта. Еще мы тепло приняли иорданца Мусу Аль-Тамари. Видите, у нас одни скромняги-работяги. Надо пригласить какого-нибудь высокомерного выскочку и посмотреть, как мы сработаемся.

– Вроде Ламкеля Зе? (нападающего «Антверпена», печально известного выходками на поле и за его пределами – прим. «Про-Лига»)

– Не думаю, что он бы нам подошел, но вообще интересно, справились бы мы с таким хулиганом или нет. Чем бы он запомнился: отличной игрой или ужасным поведением? Для меня это было бы интересным вызовом.

– Какие сейчас недостатки у «Левена»?

– Нам нужно лучше контролировать мяч. Пока что мы с трудом задаем темп. У моей команды большой потенциал, но не надо вешать на нее ярлыки. Мы ни претенденты на чемпионство, ни потенциальные аутсайдеры.

– Что вас больше всего поразило в вашей команде?

– Иерархия. Наши ключевые игроки – нападающие и капитан Фредерик Дюплю. Он пользуется авторитетом в раздевалке, умеет вовремя сказать подходящие слова. Я сразу попросил его продлить контракт. Другие игроки не пытаются перехватить у него лидерство, каждый знает свое место. Четкая иерархия облегчает тренерскую работу. Мы много времени уделяем физическим и тактическим аспектам, но от 60 до 70 процентов занимает психология. Игроки развиваются, только если в команде хорошая атмосфера. Благодаря этой самой иерархии налажено взаимопонимание. Футболисты знают, чего ждать друг от друга. Когда нужна замена, запасные понимают, что от требуется. Одна из наших сильных сторон – умение работать сообща.

– Что вам как тренеру доставляет наибольшее удовольствие?

– Видеть, как развивается игрок. Когда он открывает в себе дар, о котором даже не подозревал, и с умом его использует. Еще я в восторге, когда удается довести тяжелый матч до успешного исхода. Или когда команда доводит какую-нибудь комбинацию до автоматизма. Такие моменты надо ценить.

– Вы работали за границей пять лет. Что вам дал этот период?

– Больше узнал о разных тактиках. Особенно в Саудовской Аравии – там огромное разнообразие игровых стилей. Нужно было потратить много времени, чтобы найти оптимальное решение, зато теперь это драгоценный опыт.

– В Нидерландах почти все предпочитали 4-3-3. Вам понравилось там работать?

– Нет. Я искал преимущества в игре по-другому. Сама со себе схема 4-3-3 – одна из лучших, так как она подразумевает множество треугольников на поле, но футбол развился тактически, и сегодня эта расстановка требует гораздо больше движения. В Нидерландах это не учитывали. Вингеры все время пытались прорваться за счет дриблинга, а если им это удавалось, выполняли кросс. Скука.

– То есть вы разочарованы работой в Нидерландах?

– Да. Чемпионат Саудовской Аравии уступает по уровню, но там все тренеры пытаются друг друга удивить и перехитрить. Я многому там научился. Из-за языкового барьера приходится намного чаще доносить идеи жестами. Если не развиваешься, тебя быстро уволят. Там я стал лучше как тренер.

– В чем это выражается?

– Как говорят в Нидерландах, поменьше прет-а-порте, побольше от-кутюр. Все игроки разные, нужно искать индивидуальный подход. А раньше я относился ко всем одинаково и думал, что все делаю правильно. Система работала, и я не замечал, как снаружи развивается футбол. Но потом стал понемногу утрачивать влияние и понял, что пора внести коррективы. Это как раз произошло за рубежом.

– Там вы начали делегировать полномочия, хотя раньше были помешаны на контроле?

– Да, раньше я абсолютно все делал сам. После тренировок я забирал компакт-диски, ехал домой, сидел за компьютером до трех часов ночи: перематывал, резал, монтировал. Сейчас эти задачи в «Левене» выполняют семь человек. Тогда я не понимал, что из-за такого режима теряю наблюдательность, а это одно из важнейших качеств для тренера. А еще я раньше держал команду в ежовых рукавицах, не давал никому сделать шаг в сторону. Это тоже было неразумно.

– А почему вы так себя вели?

– Пресловутая зацикленность на контроле. Хотел быть готовым ко всему. В футболе много случайностей, и я старался по максимуму их исключить. Эти попытки отнимали много времени и сил.

– Теперь вы очень спокойно на все реагируете. Что-нибудь может заставить вас ликовать?

– Да, причем с возрастом я становлюсь чувствительнее. Недавно отводил сынишку в детский сад, и он там воскликнул: «Смотрите, это мой папа». Это, как говорят, сделало мой день. – А в футболе?

– А в футболе я не пишу историю. Просто стараюсь помочь игрокам раскрыться. Знаете, что для тренера наибольшее разочарование? Когда игрок, которого ты ставишь в стартовый состав, выходит на поле без уверенности в себе. Меня гложет, что я не могу залезть к нему в голову и понять, что не так.

– Вам нравится проводить время с игроками?

– Да. И каждый из них может позвонить мне в любое время суток. Я хочу доверительных отношений с командой. Футболисты должны знать, что могут на меня рассчитывать. Характер значения не имеет. Лучший будет играть, даже если он негодяй.

– Полтора месяца назад у вас была возможность возглавить «Генк» [после ухода Йесса Торупа], но вы решили остаться в «Левене». Не жалеете?

– Признаюсь, это решение далось мне нелегко, потому что я хотел бы побороться за титул. Но я не жалею. Я действительно хочу попасть в топ-клуб, но мне в то же время нравится строить. В «Генке» уже все налажено, а «Левену» есть куда расти. Думаю, что в данный момент этот клуб мне лучше всего подходит.

– Кажется, мы ничего не забыли спросить. Вам есть что добавить?

– Да. Я хочу подчеркнуть, насколько важен тренерский штаб в моей работе. Я очень благодарен коллегам, но я столь же благодарен и футболистам. Это ведь они исполнители, а не мы. Тренеры не должны об этом забывать.

***

Источник – Sport / Voetbalmagazine, фото – Belga Image, перевод с нидерландского – Артем Прожога.

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья