Блог Блог еженедельника «Футбол»

Антон Заболотный: «Приехал в сборную, а там Акинфеев мне: «О! Привет, Балотелли!»

Как за два года пройти путь от малоизвестного игрока второго дивизиона до сборной? По каким принципам подбирает состав национальной команды Станислав Черчесов? Почему команда — дебютант Премьер-лиги отказалась от оборонительного футбола? Об этом Антон Заболотный рассказал еженедельнику «Футбол» за несколько дней до того, как официально стал игроком «Зенита». Когда еще не был уверен, что действительно переходит в команду Роберто Манчини.

Антон Заболотный

«Я думал, в ЦСКА наступает мое время»

— Вы стали настоящим открытием этого года. Но в 2009 году вы уже попадали в заявку ЦСКА на матчи Лиги чемпионов, зимой 2010-го тренировались с основой. Чувствовали тогда, что готовы уже играть?

— Мне казалось, что шанс получу. Вагнер тогда играл в аренде в Бразилии, Думбия в ЦСКА еще не пришел. Но возможности себя проявить я так и не получил. Это было решение Слуцкого. Да, потом я выбыл из-за травмы. Но и раньше много матчей отсидел на замене, на поле ни разу не вышел. В середине сезона отправился в свою первую аренду – в астраханский «Волгарь-Газпром».

— Надежду вернуться в ЦСКА тогда сохранили?

— Не просто надежду – закрепиться в ЦСКА оставалось моей целью. Ближе всего к ней я подошел спустя два года, после выступлений за «Урал» и брянское «Динамо». У ЦСКА тогда были кадровые проблемы в атаке: Вагнер снова играл в Бразилии, Думбия мучился со спиной, Нецид получил серьезную травму. Все вроде располагало к тому, что буду играть. Думал, мое время вот-вот настанет. Но Слуцкий снова решил по-другому. И винить здесь некого – значит, сам не смог убедить тренера в своей готовности играть на таком уровне.

— Откуда у вас появилось прозвище Балотелли?

— Сначала меня в ЦСКА звали Заба. А «Бало» первым произнес Мамаев. Не знаю почему, возможно, из-за того, что в прозвище тоже четыре буквы. Другие ребята это подхватили, Слуцкому тоже понравилось. Когда в сборную приехал, Акинфеев сразу про ту кличку вспомнил. Увидел меня: «О! Привет, Балотелли!» 

Сергей Ткачев: «Пока я лежал на поле без сознания, врачи пьяные спали в машине скорой»

Антон Заболотный

«Ибрагимович — мой кумир»

— Вы рассказывали, что езда по низшим дивизионам заставила пересмотреть отношение к футболу.

— Да. Полтора года в «Уфе» получились в целом неудачными. Играл мало, чаще сидел в запасе. Отношения с Игорем Колывановым не складывались. Позже понял, что вел тогда себя неправильно. После ЦСКА я морально надломился, стал впускать в себя негатив. Часто расстраивался из-за своих ошибок. Мог обидеться, что не выпускают на поле, да и к футболу относился недостаточно серьезно. Поэтому в какой-то степени отношение ко мне Колыванова понимаю. Наверное, он посмотрел на все это со стороны и убедился, что не готов я еще тянуть вперед команду.

— Какой момент стал переломным в вашем сознании?

— После перехода в «Факел» — он тогда во втором дивизионе играл. Пришлось уже посмотреть и оценить себя со стороны. Казалось, еще недавно был в ведущей команде Премьер-лиги, а докатился до второго дивизиона. Да и там не сразу все удачно стало получаться. Поэтому все пересмотрел в один вечер.

— Это как?

— Сел и, можно сказать, поговорил сам с собой. Поменял в себе в тот вечер очень многое – и рвение, и дисциплину. И понимание появилось, что профессиональный футбол требует полного погружения. И что играю я не только для себя, но и для благополучия своей семьи. От многого в тот момент я отказался, многое пересмотрел.

— Например?..

— В первую очередь стал гораздо больше внимания уделять восстановлению и подготовке к матчам. Закончилась тренировка – надо уже думать о следующей. Закончился матч – надо сразу восстанавливаться и готовиться к следующему. Тщательней стал относиться к медицинским процедурам, больше времени тратить на отдых, раньше ложиться спать. Лишние посиделки в компаниях и посещения клубов оставил в стороне. Раньше я это совмещал, признаю. Но когда отношение к делу пересматриваешь, ум проясняется и становишься совсем другим человеком. А еще я тогда начал читать книги. Автобиографии выдающихся спортсменов. Их рассказы тоже помогли мне стать тем, кто я есть сегодня.

— Чья автобиография впечатлила особенно?

— Златана Ибрагимовича. Это мой кумир. Очень ценными для меня стали его рассуждения о том, каким должен быть хороший футболист: как он должен вести себя на поле, а как – за его пределами. Мне автобиография Ибрагимовича очень помогла.

Евгений Чернов: «О вызове в сборную узнал из интернета»

Антон Заболотный

«На детских турнирах меня называли переростком»

— Вы считаетесь воспитанником ЦСКА. Но справочники говорят, что начинали заниматься футболом в родном Липецке.

— Да. Но было понятно, что для более серьезной подготовки нужно куда-то переезжать. Перед глазами стоял пример брата. Он старше на семь лет, занимался в школе тверской «Волги», ездил на просмотры в Москву. Но ни в «Локомотив», ни в «Спартак», ни в ЦСКА его не взяли. Для меня это стало дополнительным стимулом.

— Во сколько лет приехали в Москву вы?

— В одиннадцать. Но тоже не все оказалось просто. Приняли не с первого раза. Тренер не был полностью во мне уверен. Лишь через два месяца, после второго просмотра, меня зачислили в интернат и школу ЦСКА.

— Ваш путь в спорте начинался же с акробатики?

— Да, занимался ею с 5 до 7 лет. Но серьезными занятиями это нельзя было назвать. В основном прыгали на батуте и на дорожке упражнения выполняли.

— Но этого оказалось достаточно, чтобы теперь на поле исполнять кульбиты?

— Развил эти навыки я уже в школе ЦСКА. Там помимо футбольных был еще тренер, который учил нас правильно складываться, группироваться. Чтобы при падениях травмы не получали. Сказал ему, что раньше занимался акробатикой, вот с его помощью навыки восстановил и сальто освоил.

— С кем тогда жили в интернате?

— С нынешним вратарем «Амкара» Артуром Нигматуллиным. Дружим с тех пор. Он через пять дней после меня в интернат приехал. Еще с Александром Шевцовым, он сейчас детей тренирует.

— Это правда, что вы в интернате дрались с ровесниками из других видов спорта?

— Не только, кстати, с ровесниками, бывало, и с ребятами постарше. Там были и хоккеисты, и волейболисты, и баскетболисты. Все – армейцы. Дрались обычно за авторитет, за право считаться главными в интернате: кто круче – футболисты или волейболисты. Но то было скорее детскими шалостями.

— На какой позиции в детстве играли?

— Как и сейчас – в центре нападения. Никогда позицию не менял. В атаку меня поставили с первых ударов по мячу. Ростом я всегда выделялся, физическими кондициями – тоже, поэтому в борьбе чувствовал себя уверенно. Думаю, кстати, что научить вести борьбу невозможно – это или есть, или нет. Позже меня даже переростком из-за габаритов называли. Или «мазаным» — так говорили про детей, которых считали старше возраста, за который они играют. Но таких разговоров и про других ребят хватало.

— Кто в чемпионате Москвы по вашему возрасту был главной звездой?

— Кокорин. Он выделялся всегда. Его даже на просмотр в академию «Милана» приглашали. Алан Гатагов на очень хорошем счету был, Жора Щенников.

«Тосно» по расписанию. Что ждет клуб-фантом в Премьер-лиге

 — С кем в чемпионате Москвы матчи особенно жаркими получались?

— Со школой «Локомотива». У них было самое сильное нападение – Кокорин, Полоз и Ника Пилиев. Забивали они всегда много. За то время, что мы играли в чемпионате города, «Локомотив» побеждал чаще всех – по-моему, трижды. Мы и другие школы выигрывали только по разу.

Антон Заболотный

«Конкуренция с Дзюбой продолжается»

— Вы в обойме, которую Черчесов, похоже, для участия в чемпионате уже определил. Это добавляет в атмосферу сборной спокойствия?

— Спокойствия по этому поводу нет. И не будет ни у кого до момента объявления состава на турнир. Все предыдущие матчи и достижения ничего не гарантируют. И уж точно они ничего не будут значить, если кто-то перестанет прогрессировать и соответствовать требованиям сборной. Черчесов в этом смысле жесткий тренер, он прямо говорил: перестанете показывать футбол, который я хочу видеть, – вас здесь не будет.

— Тогда спрошу по-другому. Чувствуется, что у Кокорина со Смоловым в национальной команде сейчас особый статус? Что права на ошибки у них побольше, чем, возможно, у других.

— Так ребята этот статус заслужили и постоянно его подтверждают! Очевидно же, что они среди сильнейших нападающих страны. Думаю, никто не возьмется в этом сомневаться. Кокорин и Смолов – лидеры своих команд, постоянно на виду на поле, много создают, много забивают. Какие могут быть вопросы?

— Ваше появление в сборной воспринимается так, что вы потеснили Артема Дзюбу. Да и Черчесов говорил на эту тему без полутонов. Рассуждая об итогах Кубка конфедераций, главный тренер усомнился, что национальной команде нужны габаритные форварды. А когда за сборную дебютировали вы, он сказал, что вы хоть и габаритный, но подвижный.

— Мнение Станислава Саламовича я знаю. Его слова читаю, слушаю. Но не считаю, что вытеснил Артема. Он очень хороший нападающий, все знают, насколько сильно Дзюба может играть. Думаю, конкуренция между нами продолжается. Месяцы перед чемпионатом мира станут решающими – тогда и выяснится, кто лучше смог себя показать.

— Свой первый международный матч на высшем уровне вы сыграли против  Южной Кореи? Контраст большой?

— В сборной заметного отличия не увидел. Когда приезжаешь в национальную команду и конкурируешь c футболистами, которые тебя в чем-то сильнее, то сам постоянно подтягиваешься к их уровню. И уже через неделю чувствуешь, что заметно прогрессируешь. Поэтому, когда вышел впервые в футболке сборной, не было ощущения, что попал в другой мир. А вот после дебюта в Премьер-лиге разницу действительно замечал. После ФНЛ поначалу приходилось сложновато: скорости выше, команды техничней, защитники грамотней.

— Для вас как для нападающего кто самый тяжкий защитник в РФПЛ?

— Иванович. На футбольном сленге назвал бы его «противным». Всегда действует жестко, на грани фола. Вроде и не скоростной, но позицию так чувствует, что постоянно располагается перед тобой. Вроде не особенно высокий, но мощно сбит: корпусом действует очень умело, борьбу грамотно ведет. Под Ивановича попадаешь – и сразу бросается в глаза его многолетний опыт игры против лучших нападающих мира.

— Вы рассказывали, что некоторые защитники и плюются в соперников.

— Это практикуется там, где телевидения и СМИ меньше, чем в Премьер-лиге. И какие-то эпизоды могут остаться за кадром – в ФНЛ и особенно в ПФЛ. Да, встречал там защитников, которые и словами провоцируют, и плюнуть могут.

От Волги до «Енисея». Главные открытия первой части сезона ФНЛ

— Зачем?

— В надежде, что сорвешься, пнешь или ударишь в ответ и отправишься в раздевалку. Кстати, в ФНЛ такие провокаторы в командах-середняках обычно играли. Но я даже их фамилий не запомнил. Эти футболисты вообще в широком кругу не столь известны.

Антон Заболотный

«Секреты Бесчастных помогли прогрессировать»

— Когда болельщики перед началом чемпионата увидели календарь «Тосно», то поспешили определить команду в аутсайдеры: в первых же турах вас ожидали встречи с фаворитами. А как в клубе отнеслись к необходимости после «Краснодара» играть с «Зенитом», а вскоре – с «Локомотивом» и ЦСКА?

— Мы, наоборот, это восприняли как возможность быстро себя проверить по самому строгому счету. Это помогало скорее адаптироваться к Премьер-лиге и прибавлять. По ходу матчей с ведущими командами мы могли прочувствовать, как важна дисциплина и что концентрация требуется запредельная. Потому что одна ошибка грозит десятиминутной беготней без мяча. Победа над «Арсеналом», первая победа «Тосно» в РФПЛ, стала вовсе не подарком. Перед этим мы провели два матча с очень сильными командами и уже гораздо лучше были готовы к требованиям на этом уровне.

— Как тогда объяснить итоговые 0:11 в матчах с «Зенитом» и ЦСКА во втором круге?

— Стечение обстоятельств. Да, соперники, конечно, были сильнее. Но это были не те случаи, когда одной команде удается все, а другую не видно. Нет. У нас тоже порой и контригра получалась, и моменты появлялись. После разгрома от ЦСКА мы переломили трудный матч с «Арсеналом» и вырвали у него победу 3:2. Притом что туляки до того девять матчей прошли без поражений, обыграли «Краснодар», «Зенит» и ЦСКА. Вряд ли бы мы одолели «Арсенал», если бы настолько были плохи, как можно подумать по счету матчей с ЦСКА и «Зенитом».

— Дебютанта Премьер-лиги хвалили за достаточно открытый футбол даже в матчах с фаворитами, а Дмитрий Парфенов удивлялся, когда игру «Тосно» называли оборонительной. На вкусах тренера сказывается его спартаковское прошлое?

— Возможно, и сказывается. Но футбол Дмитрий Владимирович прививает практичный, эффективный. Не оборонительный или сверхатакующий, а тот, который приносит результат в современном футболе. С поправкой на возможности своих игроков, конечно. На стажировку, кстати, Парфенов в «Атлетико» ездил. А с тактикой «Тосно» как было? Гостевой матч с «Краснодаром» мы действительно играли от обороны. «Быки» нас возили так, что времени даже осмотреться и отдышаться не было. Потом они дважды забили. После того матча Парфенов созвал собрание и сообщил, что с явной ставкой на оборону мы больше не играем.

— Почему?

— Объяснил, что отдавать сопернику территорию и носиться весь матч без мяча – путь в никуда. До поры сил хватать будет, но раньше или позже так набегаешься, что концентрацию потеряешь и все равно получишь. Поэтому с тех пор во всех матчах мы боролись за территорию, стремились играть максимально мобильно и агрессивно. Отойти в оборону допускалось в тех случаях, когда забивали первыми.

— Зато Бесчастных с Щербаком после матча с «Зенитом» уволили. Как тогда это понять?

— Я до сих пор не знаю. Нам ничего не объяснили. О Владимире Бесчастных, который в «Тосно» с нападающими работал, могу сказать только хорошее. Как бывший форвард он много ценных нюансов подсказал, причем доносил их максимально доступно. Как борьбу за мяч выиграть, с какой стороны к мячу при простреле с фланга подойти, какую ногу и где выставлять — мне эти секреты от Владимира Евгеньевича помогали прогрессировать. Хорошую он провел работу.

— Главный секрет, который раскрыл вам Бесчастных?

— Нет, не скажу. Эти секреты – только для нападающих.

Антон Заболотный

«Влюбился в английский футбол»

— Вы говорили, что мечтаете играть в Англии. Это актуально?

— Да. В долгосрочной перспективе выступление в английской Премьер-лиге – цель моей жизни.

— Почему именно Англия?

— Я вырос на футболе этой страны. Слышал, что в Питере в 90-е годы регулярно Серию А показывали. А когда я в сознательном возрасте стал футбол смотреть, с экранов не сходила АПЛ. Впечатляли не только скорости этого чемпионата со звездными именами. Я очень и  атмосферой проникся. Уютные и всегда заполненные трибуны, которые к тому же слаженно поют, влюбляли в английский футбол.

Ближайшее окружение. Какие изменения произошли в тренерских штабах команд РФПЛ. Часть 4: «Арсенал», «Динамо», «Тосно», «СКА-Хабаровск»

— Бывали там на стадионах?

— Пока довелось только на матче Чемпионшипа побывать. Даже не помню, что за команды играли. А вот будоражащая атмосфера запомнилась. Со стадионами Премьер-лиги, надеюсь, еще предстоит лично познакомиться.

— По командам есть приоритеты?

— Раньше я больше «Ливерпуль» поддерживал. Но сейчас это непринципиально. Главный приоритет – английская Премьер-лига.

Санкт-Петербург

Текст: Максим Михалко

Фото: Сергей Дроняев, Global Look Press, пресс-служба «Тосно»

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.