Блог Аналитика Глебчика

Дюпин – король РПЛ, но попал в топ только в 30. Шаронов делал из него Нойера, Григорян отправлял на угловые, два сезона лучший по сэйвам

Сейчас тащит в «Рубине».

Юрий Дюпин появился в РПЛ в 2018-м – встал в ворота умирающего «Анжи» и ожидаемо был в центре внимания. В том сезоне команда из Махачкалы заняла предпоследнее место и пропустила 50 голов, но Дюпин стал тотальным красавчиком. 

60 сэйвов (у ближайшего конкурента 35), 132 отбитых удара (73%, у Беленова при том же проценте всего 88 отбитых), 56 раз Дюпин сыграл на выходе (больше всех, 97% успешно) – мощно даже с учетом того, что его ворота постоянно атаковали. 

Конечно же, Дюпин остался в РПЛ и нашел приличный клуб. В «Рубине» магия сохранилась: в прошлом сезоне он был первым по сухим матчам (13), сэйвам (47) и отбитым ударам (134).

Глеб Чернявский поговорил с Юрием Дюпиным, как так получилось – еще в 25 лет играть на КФК в депрессивном Новокузнецке, в 30 спасать самую дырявую оборону РПЛ, а в 32 маячить перед Черчесовым, который никак не расстанется в сборной с Джанаевым.

Мы тащимся от сэйвов Дюпина, но в душе он полевой. Обожает выходить до центрального круга и подключаться к атакам

Когда тренером «Рубина» был Роман Шаронов, мы иногда видели Юрия Дюпина ближе к чужой штрафной, чем к своей. «Возможно, в душе я действительно полевой игрок», – говорит Дюпин Sports.ru и сразу вспоминает, как бегал в поле и подключался к атакам почти всю карьеру.

Ярче всего было в 2015 году. Тогда Дюпин выбирался из подземелья и играл в ФНЛ за «СКА-Хабаровск». Команду тренировал Александр Григорян, который придумал для Дюпина особый аттракцион. На одной из тренировок нападающие отрабатывали завершение атак ударом головой, вратарям тоже дали попробовать. 

Подача – Дюпин забивает. Еще подача – снова забивает. Григорян сказал киперу: «Да ты прям как кувалдой его туда вбиваешь. Нападающие, видите, как надо, а то вы нежничаете». В ближайшей игре с «Томью» Дюпин получил установку – подключаться уже на втором угловом.

«Третья минута, первый угловой, – рассказывал Дюпин «Бизнес Online». – Я уже начал думать, что сейчас на седьмой минуте будет второй, бежать ли мне. Но до 64-й минуты ничего не было. Вдруг даже не угловой, а штрафной с фланга. Слышу, Григорян мне кричит: «Беги!» Пацаны со скамейки угорают, кричат тоже. Я побежал в штрафную, снова добрался до мяча. Четыре раза тогда сбегал и три раза добрался. Один раз с разворота даже пробил выше перекладины».

Правда, вскоре идею зарубили – СКА проигрывал «Енисею», Дюпин пошел спасать команду, но закончилось контратакой и голом. Больше Григорян его не вызывал в штрафную, хотя вратарю явно нравились такие движения. В армии (как и почему Юрий там оказался – чуть позже) он играл в полузащите и больше всех забивал. 

«Майор спросил, кто может сыграть в футбол, нас откликнулось двое, – рассказывал Дюпин в интервью Sport24. – Я сыграл центрального полузащитника, забил два – и стал ездить на матчи каждую неделю. На летнем турнире забил в 20 играх где-то 30 мячей, заняли третье место. По окончании сезона мы собрались на банкет в сауне, и я спросил: «Знаете вообще, что я вратарь?» 

Лучше всех тайные скиллы Дюпина рассмотрел Шаронов – при нем вратарь в начале атаки выходил до середины поля и становился третьим центральным защитником. Шаронов считал, что так команда получает преимущество для продвижения мяча в центральной зоне. И уточнял, что это не он заставляет Дюпина бежать в центр поля, а вратарь сам хорошо чувствует, где ему нужно находиться. 

«Я с кайфом играл максимально высоко, – говорит Дюпин. – Мы много работали ногами на тренировках, чтобы в центре поля чувствовать себя комфортно, чтобы спокойно продвигаться вперед и искать адресата, если даже нападающий сбоку прессингует. 

Тренировка игры ногами – это обычная школа, элементарные упражнения. Просто пасуешься с кем-то в два касания, просто бьешь с лета в одно касание. В «Кубани» у Калешина, например, мы моделировали ситуации, когда вратарю дают пас, а на него бежит нападающий. Нужно укрыть мяч и сделать точную передачу. Так это и тренируется.

Считаю, что вратарю нельзя обыгрывать соперника на замахе, хотя такое бывает даже в топ-лигах. Чаще всего обыгрыши случаются, когда вратарь совершил технический брак или затянул с передачей – обводкой он уже пытается исправить ситуацию. Так что если вратарь обыгрывает на замахе, то он не крут, а на самом деле перед этим ошибся. Я так обыгрывал один раз в карьере – плохо обработал, Дзюба меня чуть не накрыл, пришлось убирать мяч в сторону».

Дюпину уже 32, но он до сих пор учится: тренер вратарей «Рубина» включал тренировки сборной Англии и объяснял, как не пропускать между ног

Если вам до сих пор кажется, что вратари просто стоят в раме и не особо устают, то это громадное заблуждение. В прошлом году Гильерме нам рассказывал, как выматывают матчи даже без ударов по воротам. Дюпин после игр долго приходит в себя и тоже уверен: нагрузка на вратарей точно не меньше, чем на полевых. Восстановиться помогает сухое вино.

«Пробег вратаря за игру – около 5 км, а при Шаронове мой пробег вообще достигал 6,5 км, – говорит Дюпин. – Я не уставал, только когда по детям играли и разбирали соперника 18:0, а они один раз переходили центр поля.

В профессиональном футболе на вратаря в любом матче выпадает огромная нагрузка. Атаки, давление, эмоциональное напряжение, каждую секунду нужно подбирать идеальную позицию, мяч постоянно двигается, ты за ним постоянно двигаешься, надо сохранять максимальную концентрацию – все это отнимает кучу энергии. 

После игр себя очень разобранным чувствую. Иногда на следующий день нет сил пробежать даже восстановительную. Сразу после матча тоже особые ощущения – все ломит, а в голове игра продолжается, весь этот адреналин никуда не уходит. Чтобы успокоиться, включаю какой-нибудь фильм и наливаю бокальчик сухого вина – лучший способ сбросить адреналин». 

При Слуцком пробег Дюпина уменьшился – «Рубин» теперь играет иначе, а вратарю не нужно находиться в центре поля. 

«Леонид Викторович сразу донес до меня новые требования, но в первых товарищеских матчах еще прослеживалась рука Шаронова, – говорит Дюпин. – Дальше все же перестроился. Сейчас установка такая: отдавать только передачи, в которых уверен – никаких опасных пасов, которые могут перехватить. Слуцкий особо в работу вратарей не вмешивается, но на тренировках реагирует на сэйвы или ошибки. Потащишь, он всегда скажет: «Вау, какой сэйв». Накосячишь – «Ну что это».

Несмотря на возраст и опыт, Дюпин не стесняется задавать вопросы. Когда пришел в «Рубин», обратился к тренеру вратарей Сергею Козко – хотел лучше справляться с ударами между ног.

«Удары между – большая беда для вратарей, – говорит Дюпин. – Когда нападающий выходит один на один, между ног забить проще всего. Помню сезон за «Анжи»: нападающие выходят, ты вроде бы все перекрываешь, а они тебе раз – и между засовывают. В «Рубине» сразу сказал Козко, что над этим нужно поработать. 

Так мы начали отрабатывать этот момент на тренировках. На мой взгляд, эффективнее всего опускать колено к пятке. Только здесь нужно понимать, в каком моменте опускать правое колено, а в каком – левое. Козко включал мне тренировку сборной Англии, где это объясняли и показывали.

Когда нападающий перед ударом смещается чуть правее, а вратарь идет за ним чуть левее, то опускать нужно правое колено. Когда смещается левее, а вратарь правее – все наоборот. Кажется, что просто, но на самом деле нет – особенно в динамике момента. Даже в профессиональном футболе многие вратари путают ситуации и опускают не то колено, поэтому надо отрабатывать до автоматизма на тренировках.

Я вообще до Козко многого не знал. А когда ты разбираешь такие нюансы и отрабатываешь их, то тебе реально становится сложнее забить».

В 12 лет Дюпин бросал футбол на три года – надоело падать на жутких полях в Барнауле, пошел в волейбол и тусить на улицу

С 6 лет Дюпин занимался в школе барнаульского «Динамо», но в 12 взял паузу – условия для футбола были жуткими. 

«Ладно, когда ты полевой, вышел, побегал на этом каменном поле и ушел, – говорит Дюпин. – А я же вратарь, мне на этот бетон падать надо. И настолько все это надоело, что пошел играть в волейбол. Кстати, самое смешное, что как только ушел, через год постелили хорошее искусственное поле».

Волейболом Дюпин занимался в школе, а вообще провел три года на улице. В одном из древних интервью он назвал это время так: «Веселились, бухали, гуляли». После в интервью Sport24 он уточнял, что имел в виду: «Практически жил на улице, встречался с друзьями: посиделки с гитарой, алкоголем. Как-то предложили: «Давай выпьем». Решил попробовать по чуть-чуть. Не то что я как алкаш накидывался, но с жизнью такой дворовой соприкоснулся. С компанией – да, выпивали время от времени. В основном пиво, иногда водочку».

Дюпин вырос в опасном районе Барнаула, а однажды из-за разборки попал в милицию – и убежал оттуда.

«Было то ли 9 мая, то ли еще какой праздник, гуляли большой компанией с района, – говорит Дюпин. – И встретили какого-то здорового-здорового двухметрового шкафа – килограммов 100. Он что-то с кем-то из нашей компании не поделил. Мы на него чуть ли не вдесятером накинулись, а он как детишек нас раскидывал – будто в кино.

Вдруг смотрю, кто-то берет сухое большое полено и бьет по нему. Бревно пополам, а этому хоть бы чего. Появилась милиция, нас привезли в отделение. Милиционер что-то отвлекся, а я смотрю – автобус останавливается и едет дальше прямо на район обратно. Мы с пацаном рванули, сели и уехали. По-моему, милиционер даже не заметил.

Если честно, вспоминаю это все без особой ностальгии. Захотел бы сейчас на час очутиться в том времени? Нет, конечно. Мне сейчас жизнь нравится – надо наслаждаться и ловить момент».

В футбол Дюпин вернулся в 15 – знакомый позвал в команду «Сибсоцбанка». Сначала играл бесплатно, а потом проявил себя и получил зарплату – платили тысячу рублей в месяц (так накопил на Siemens A57, первый телефон в жизни). Там же выдали настоящую форму и перчатки – до этого Дюпин играл в строительных с черными точками.

Игры за банк заметили в барнаульском «Динамо» – Дюпина взяли в дубль, но особо не доверяли. Вратарь пошел играть на первенство города, а заодно поступил в институт – на государственное и муниципальное управление. Там не очень порадовало: Юрий бросил учебу и рванул в армию (в ВВС под Иркутстком) – хотел отслужить и больше об этом не думать.

А до армии Дюпин успел еще много где поработать:

🚜 На заводе при спортивных объектах – поливал поле, стриг траву, забивал листвой грузовики, чистил снег, заливал катки.

🔨 Занимался отделочными работами на стройке.

💳 Работал в агентстве ипотечного кредитования – перебирал бумаги, вносил в компьютер документы.

🚕 Таксовал – гонял на белой копейке с желтым литьем.

🍺 Был экспедитором – ездил на склад за пивом и развозил его по магазинам.

В 25 Дюпин еще играл в КФК, а в РПЛ оказался только в 30. Не думал о деньгах и пошел в нищий «Анжи» за мечтой 

В 22 года Дюпин впервые оказался в КФК и считал, что это топ-уровень. Там ему все начали говорить, что он минимум вратарь уровня ФНЛ. 

«Мне эти слова казались нереальными, – говорит Дюпин. – Но когда один сказал, второй, третий, то начинаешь верить и думать об этом. Так появилась уверенность, а за этим – приглашение в профессиональную команду второй лиги – в барнаульское «Динамо». Чуть поиграл – сразу мысли о первой лиге появились. Хотя смотрел на вратарей и видел, что они как-то техничнее, как-то двигаются правильнее. Но все это подмечал и переносил на себя». 

Из Барнаула Дюпина позвали в ФНЛ – в «Металлург-Кузбасс». Правда, случились финансовые проблемы, команду понизили до КФК, но при этом 25-летнему вратарю сохранили прежнюю зарплату. Он остался в «Металлурге», а команда вырвалась в ПФЛ и заняла третье место в своей зоне. Оттуда Дюпина позвали в Хабаровск (там платили 200 тысяч рублей в месяц), а после он провел несколько лет в «Кубани» с жуткими задержками зарплаты. 

Дальше – долгожданный дебют в РПЛ, но в совсем бедном «Анжи».

«Ситуация была такая: я подписал контракт с приложением – половина оклад и половина премиальные. На руки нам контракты долго не выдавали, а в итоге оказалось, что приложений с премиальными вообще не существует. В итоге в течение года нам заплатили за 5 месяцев только оклад (половину обещанного), а за 7 месяцев – вообще ничего. А оклад был примерно как в Хабаровске.

Постоянно занимал у друзей, доходило даже до того, что заканчивались люди, у которых можно занять, – говорит Дюпин. – Но я знал, на что иду. Мне сразу сказали: «Ты идешь в Премьер-лигу, но ты не будешь тут деньги зарабатывать». Пришлось, например, заморозить строительство дома в Краснодаре – для родителей его там начал строить». 

Еще раз пропишем статистику Дюпина в «Анжи» в дебютном сезоне в РПЛ: 60 сэйвов (у ближайшего конкурента 35), 132 отбитых удара (73%, у Беленова при том же проценте всего 88 отбитых), 56 раз Дюпин сыграл на выходе (больше всех, 97% успешно) – готовый оффер для клуба РПЛ. 

«Моментов, конечно, было очень много, – говорит Дюпин. – Иногда становилось очень грустно, когда полную кошелку набивали – чувствовал себя ниже плинтуса, будто опустили. К счастью, таких матчей было не так много, пацаны бились». 

Рост Дюпина – 187, но он роскошен на выходах. Научился в игре на первенство города – мужики бесились, если он застывал на линии

В прошлом сезоне за «Рубин» Дюпин 60 раз (95% удачно) сыграл на выходах – у него безумный отрыв от преследователей. Матвей Сафонов второй (36), Беленов третий (32). И это при том, что Дюпин достаточно низкий для вратаря – в википедии написано, что его рост всего 185 см. 

«Не знаю, почему там указан такой рост, на самом деле 187, – говорит Дюпин. – Почему так смело и часто иду на выходы? У нас в Алтайском крае развит любительский футбол, тысячи людей играют. Уровень – запредельный, люди с опытом первой и второй лиги бегают. Я там играл с 15 лет, когда в футбол вернулся. 

И вот играешь ты там молодой, а тебе дядьки говорят: «Чего на выход не идешь? Давай не стой на линии, выходи!» И своим авторитетом подталкивали, чтобы шел на выходы. Конечно, были ошибки, но именно в то время страх выходов пропал. Там и научился играть на выходах, потому что вариантов других не было. При том, что я тогда еще ниже был. 

При этом уверен, что будь я сейчас ростом 182, все равно бы на выходах нормально играл – тут главное не бояться и понимать, где в самой верхней точке можешь достать мяч». 

Дюпин говорит, что легче всего на выходах было играть в ПФЛ – потому что глобально все зависит от подачи. Чем лучше подача, тем сложнее на нее выйти.

«Просто есть такие бананчики, которые как орешки щелкаешь. А есть сложные подачи, силовые, низкие, на которые и не выйдешь. Алексей Миранчук раньше как раз выдавал такие. Он смещался с правого фланга под левую ногу и делал низкие забросы, которые летят на уровне головы и на которые вообще никак не выйти. Вот это очень тяжело для вратаря.

Что касается ударов, то в РПЛ самый сложный удар у Еременко. Он бьет без замаха, мяч летит очень непонятно. Помню, мы играли в Ростове, он вроде не собирался бить, а тут раз и вылетает – по непредсказуемой траектории, может прямо перед тобой вильнуть».

Последний самый сочный хайлайт – двойной сэйв Дюпина в игре против ЦСКА. Пока мы все пищали от восторга, Дюпин дал флэш-интервью и сказал, что ошибся в моменте с первым ударом и должен был отбивать получше.

Это прямо удивительная скромность – удар Бистровича был сумасшедшей силы, а еще летел по наклбольной траектории – вилял перед кипером. Конечно, отбить можно было лучше, но как Дюпин сориентировался дальше, как быстро встал и справился с добиванием – абсолютно космический уровень.

И как вообще получилось, что Дюпин ворвался в РПЛ только в 30?

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, Виталий Тимкив, Владимир Песня, Саид Царнаев; instagram.com/dyupa22

Интервью Гильерме и его тренера: учится прыжку тер Стегена, ждет пушку за 25 000 евро, объясняет голы между ног

🦅 Изучаем полеты вратарей: не больно падать даже на асфальт, теряют за тренировку до 4 кг, а техника Тер Стегена – за гранью (у нас так может Песьяков)

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья