F1 - королева автоспорта!
Блог

9 случаев, когда исход чемпионата решило лишь 1 очко

До конца сезона-2021 остается два Гран-при. Льюис Хэмилтон благодаря победе в Катаре отыграл у Макса Ферстаппена шесть очков и теперь отстает от пилота «Ред Булл» на 8.

Чемпион определится уже в ближайшие две недели, а пока блогер Sports.ru вспомнил сразу 9 случаев, когда исход титула решало лишь одно очко (а однажды даже 0,5).

1958 год. Победа за счет стабильного попадания в тройку

Майк Хоторн («Феррари») – 42 очка

Стирлинг Мосс («Вануолл») – 41 очко

В начале 50-х британский промышленник и меценат Тони Вандервелл создал команду «Вануолл». Перед стартом сезона-1958 (в котором впервые разыгрывался Кубок конструкторов) ФИА запретила использование топлива, созданного на основе спирта. Больнее всего это сказалось на британских командах, которые использовали метанол для системы охлаждения. Двигатели «Вануолл» потеряли сразу порядка 30-40 л.с. Но потерю мощности инженеры «Вануолл» компенсировали новой пружинной подвеской и гоночными шинами Dunlop R5 с нейлоновым кордом. Пилоты команды продолжили доминировать.

Мосс выиграл в Голландии, Португалии и Марокко и финишировал вторым во Франции. Брукс победил в Бельгии, Италии и Германии. Однако надежность машины оставляла желать лучшего: пять сходов у Мосса и столько же у Брукса. В результате чемпионский титул с перевесом в один балл достался Хоторну из «Феррари», который выиграл только одну гонку, но стабильно финишировал в первой тройке почти на всех этапах.

Зато команда Вандервелла отпраздновала победу в Кубке конструкторов. Правда, успех омрачила гибель третьего пилота Стюарта Льюис-Эванса на финальном этапе в Марокко.

1961 год. Кровавая развязка в борьбе за титул, стоившая жизни 13 человек

Фил Хилл («Феррари») – 34 очка

Вольфганг фон Трипс («Феррари») – 33 очка

В 1961 году ввели новый регламент, ограничивающий объем двигателя 1,5 литрами. Уже с первых гонок сезона стало ясно, что титул разыграют между собой гонщики «Феррари». Единственный, кого следовало опасаться этим двум, был Стирлинг Мосс на «Лотусе». Как раз Мосс и смог побить «Феррари» на одной из самых сложных трасс – в Монако. Но через неделю последовал ответный удар: на Гран-При Голландии в Зандворте «Феррари» полностью доминировали – победителем в первый раз стал Вольфганг фон Трипс. Первую победу немецкого гонщика сопроводило редкое событие: единственнный раз в историии «Формулы-1» все 15 стартовавших машин добрались до финиша без неполадок и пит-стопов.

Через месяц на Гран-При Бельгии победил Фил Хилл.

«Феррари» доминировал сначала и в Реймсе, однако на этой скоростной трассе при 34 градусах жары в тени, заводское трио Хилл-Трипс-Гинтер оказалось поверженным. Лидерство совершенно неожиданно перехватил Джанкарло Багетти, который выступал на FISA-Ferrari в своем первом Гран-При «Ф-1». С тех пор он остается единственным гонщиком в мире, которому удалось победить в дебютной гонке «Формулы-1».

На этапе в Эйнтри фон Трипс разгромил конкурентов, несмотря на длительный дождь. Преимущество перед коллегой Хиллом на финише составило 45 секунд. Хилла на второе место без борьбы пропустил Гинтер. Так фон Трипс захватил лидерство в чемпионате.

На домашнем Гран-При в Нюрбургринге 300 тысяч зрителей наблюдали, как их идол на последних километрах обошел Хилла и пришел к финишу вторым. 33-летний немец провел великолепную гонку, но победителем стал Мосс. После этой гонки фон Трипс повел в чемпионате перед Хиллом – 33:29. Немец мог стать чемпионом уже в Монце.

В связи с такой ситуацией оба пилота просили Энцо Феррари прояснить вопрос с командной тактикой, но «Коммендаторе» молчал. И тогда произошло страшное.

Итальянский Гран-При в сентябре 1961 года очень много значил для «Феррари». Фон Трипс завоевал поул-позицию, но не в его пользу был тот факт, что в 1956 и 1958 годах именно здесь он пережил две тяжелые аварии. Возможно, эти мысли послужили причиной его излишней нервозности. Фон Трипс после первого круга оказался лишь шестым, откровенно проспав старт.

И все же немец настиг Брэбэма и Кларка на входе в «Параболику». На следующей связке фон Трипс был вынужден тормозить гораздо раньше, чем Кларк на легком «Лотусе», но не ушел с идеальной линии, что и привело к столкновению с шотландцем. «Феррари» влетел на откос и катапультировался оттуда в ряды зрителей. Вместе с гонщиком погибло 13 человек – самое большое число жертв на гонках «Формулы-1». Лишь два года спустя итальянский суд полностью оправдал Джима Кларка.

В Монце победил Фил Хилл и стал чемпионом мира. Победа 34-летнего американца позволила избежать неприятной процедуры – объявления чемпионом погибшего пилота. Для повторения подобной ситуации потребовалось 9 лет – на этой же трассе посмертно звание чемпиона получил Йохен Риндт.

1964 год. Единственный в истории чемпион мотогонок и автогонок

Джон Сертис («Феррари») – 40 очков

Грэм Хилл (BRM) – 39 (41) очков

В 1963 году конструкторский штаб Скудерии во главе с Мауро Форгьери поддержал наметившуюся тенденцию в «Формуле-1» и отказался от пространственной рамы в пользу несущего кузова. Правда, в отличие от Lotus 25, кузов новой «Феррари» представлял собой не монокок, а полумонокок: решетчатая структура из стальных труб с приваренными к ней алюминиевыми панелями. Все было по последней моде, заданной Колином Чэмпеном в 1962 году: сигарообразный кузов, топливные баки по бокам, полулежачее положение пилота. Из особенностей машины еще можно отметить задние тормоза, спрятанные в кузове. Мощность мотора составляла 210 л.с.

Дебют Ferrari 158 состоялся на Гран-При Монако 1964 года, где Сертис стартовал четвертым, но сошел из-за отказа коробки передач. В Голландии британец финишировал вторым, а потом дважды отказал двигатель. Ничто не предвещало успеха, но затем проблемы начались у соперников.

Сертис выиграл в Германии и Италии, вторым финишировал в США и третьим в Великобритании. Судьба титула решилась на финальном этапе в Мексике: Грэхэм Хилл и Джим Кларк сошли с дистанции, а пилот «Феррари» благодаря командной тактике приехал вторым и стал чемпионом с перевесом всего в одно очко.

Интересно, что две последние гонки в США и Мексике «Феррари» провела на машинах, выкрашенных в сине-белые цвета и под названием North American Racing Team. Так Энцо Феррари выразил протест против действий ФИА, отказавшихся омологировать среднемоторную спортивную машину Ferrari 250 LM.

1976 год. Легендарное противостояние Лауды и Ханта

Джеймс Хант («Макларен») – 69 очков

Ники Лауда («Феррари») – 68 очков

Всем известное возвращение Лауды из ада в Монце завершилось тем, что перед последней гонкой сезона отрыв австрийца от Ханта составлял всего три очка. Стартовое поле первого в истории чемпионата Гран-при Японии дополнили местными гонщиками: Норитаке Такахара вывел на старт второй «Сертис», Кацуеси Хосино участвовал на старом «Тиррелле», а Масахиро Хасеми — на шасси «Кодзима» местного производства, на котором использовались покрышки «Данлоп» (почти все команды использовали резину «Гудьир»).

В квалификации Марио Андретти опередил Ханта и Лауду, расположившихся на втором и третьем местах. Перед стартом пошел сильный дождь и уже после первого круга Ларри Перкинс свернул в боксы и отказался продолжать гонку из-за почти нулевой видимости. Его примеру вскоре последовали Лауда, Карлус Пасе и Эмерсон Фиттипальди.

В гонке лидировал Джеймс Хант, но на 61-м круге ему пришлось заехать в боксы для замены проколотого колеса. За пять кругов до финиша Хант вновь заехал в боксы и вернулся на трассу на пятом месте, которое приносило титул чемпиона Лауде. За оставшееся до финиша время Хант сумел обогнать идущих впереди Алана Джонса и Клея Регаццони, финишировать третьим и завоевать чемпионский титул.

Гонку выиграл Марио Андретти, для которого эта победа стала второй в карьере и первой с 1970 года. Быстрейший круг показал Масахиро Хасеми, который выдал хороший темп в начале гонки за счет специально подготовленых шин, но их быстрый износ отбросил его на финише за пределы первой десятки.

1981 год. Развязка чемпионата на парковке у казино в Лас-Вегасе

Нельсон Пике («Брэбем») – 50 очков

Карлос Ройтеман («Уильямс») – 49 очков

Алан Джонс («Уильямс») – 46 очков

Жак Лаффит («Лижье») – 44 очка

Ален Прост («Рено») – 43 очка

Гран-при в Лас-Вегасе создали, чтобы улучшить имидж города, подпорченнный мафиозными связями. Однако оно просуществовало всего два года, поскольку гонки привлекали крохотное количество зрителей. Трасса, проложенная по огромной парковке рядом с казино Сизарс-пэлас, не пользовалась популярностью среди гонщиков из-за места расположения, конфигурации и пустынной жары.

Вот слова гонщика Марка Зурера: «Это самое ужасное место, в котором когда-либо бывала «Ф-1». И вспоминать не хочется. Они разбросали шины и бетонные блоки на парковке позади отеля. Это невозможно назвать трассой. У меня просто нет слов».

В то же время трасса на удивление была хорошо сделана для временной: достаточно широкая для обгонов, зоны вылета покрыты песком, а поверхность гладкая как стекло.

Квалификация ничего не прояснила. Джонс и Ройтеманн проехали быстрее всех и вновь расположились рядом. Никто толком не знает, что случилось с лидером чемпионата Ройтеманом в ночь накануне гонки. Но за руль сел какой-то другой Карлос – безвольный, безынициативный, нерешительный. В то время, как гонка крутилась фантастической каруселью аварий, обгонов и пит-стопов, он лишь неспешно катился вперед, пропуская все новые и новые машины.

Пике тоже не блистал, но после неудачного старта хотя бы смог пробиться на третье место и держаться в очковой зоне.

Под конец Нельсону стало совсем скверно. Он пропустил к единственному в карьере подиуму Бруно Джакомелли из «Альфа Ромео», а затем отдал и четвертое место Найджелу Мэнселлу. Больше того – следом за сине-белым «Брэбем» стремительно неслись «Лижье» Жака Лаффита (француз долго занимал второе место и при известном везении мог даже завоевать титул, но стершиеся шины поставили крест на его надеждах) и «Макларен» Джона Уотсона. Но бразильцу повезло. В полуобморочном состоянии он все же пересек финишную черту пятым и стал чемпионом мира.

1984 год. Самый маленький разрыв в истории – 0,5 очка

Ники Лауда («Макларен») – 72 очка

Ален Прост («Макларен») – 71.5 очко

Ники на финальном этапе в Португалии: «Остальные нервничают. Совсем не обязательно нервничать еще и самому, это ничего не даст. Программа на день такова: сделать все, что в моих силах, сконцентрироваться, не делать ошибок и все это как можно быстрее. Все остальное не в моей власти и поэтому сейчас не важно. Оптимизируй собственные усилия, забудь обо всем вокруг, не давай давлению со стороны победы или поражения в чемпионате подчинить тебя себе. Будь самим собой, так хорошо, как только ты это умеешь.

Я еду так жестко, как только могу. Постоянно выдаю рекорды круга, что означает по одной или полторы секунды выигрыша по отношению к Мэнселлу. Должно хватить, хотя и с трудом.

Я сражаюсь, как и задумано, приближаясь, но потом натыкаюсь на ужасно медленную группу гонщиков, которых обходят на круг. Только Бергер уступил место, все остальные надулись от собственной важности и показали, как они могут повлиять на результаты чемпионата. Мне снова и снова приходится съезжать с идеальной траектории, я теряю шесть секунд и очень зол. Теперь я еду агрессивней и жестче, чем задумывал.

Неожиданно я вижу перед собой «Лотус», думаю, что это де Анджелис, которого обошли на круг, потому что то, что это мог быть Мэнселл, мне и в голову не пришло, он ведь далеко впереди. Но потом я вижу, как при торможении у него блокируется переднее колесо, и понимаю, что тут у кого-то проблемы, и что это Мэнселл, и тут же его обогнал.

Я второй, второй, второй, большего мне не надо, большего я и не хочу, осталось только финишировать. Мысль о временном повышении давления наддува постоянно сидит у меня в голове, я знаю, что потратил слишком много топлива.

Я немедленно снизил давление до 1,8 бар, но потом пришлось снова повысить его до обычных 2,2, потому что Сенна начал давить сзади. Я подстраиваю свою скорость под него — что там впереди делает Прост, мне безразлично.

Замечаю, что обойденный на круг Пике постоянно остается у меня за спиной, даже на сниженной скорости. Это в некотором роде трогательно, как будто бы он в случае чего подтолкнет меня к финишной линии, пусть это и ничего не даст, так как запрещено. Но его сопровождение успокаивает. Моя машина молодец и ведет себя хорошо, она меня не бросит, пожалуйста, пожалуйста, еще парочка поворотов, и я ускоряюсь в последний раз и знаю, что в любом случае перекачусь через финишную линию, даже без бензина.

Финиш.

Большая суматоха, когда я остановился. Они хотят как можно быстрее затянуть меня к подиуму, не обращая внимания на потери, но я не даю себя торопить, спокойно снимаю шлем. Спокойно вздохнуть.

Теперь к подиуму. Ален Прост уже стоит наверху. По его лицу я понимаю, что он чувствует, какой это для него удар, он борется со слезами. Я говорю: «Забудь, забудь про это как можно быстрее. Говорю тебе — это был мой год, следующий будет твой. Забудь про все остальное, радуйся будущему году». Он жадно слушает и благодарен за эти слова (я действительно честно так думал), и я замечаю, как светлеет его лицо.

Радость от победы, именно в тот момент, когда ты ее достиг, требует тишины. Было бы чудесно выиграть гонку или стать чемпионом, спокойно вылезти из машины и присесть куда-нибудь, где нет ни души. Вместо этого у тебя все болит, ты потеешь как свинья, люди давят на тебя физически, тебя тянут на подиум, как скот на пастбище. Потом начинают играть гимн, а ты совершенно к этому не готов, ничего не чувствуешь. Я стою там, как марионетка с пустыми мозгами и сердцем. Чтобы отвлечься, я заговариваю с другими двумя стоящими там наверху, они еще живут в твоем мире, они на твоей волне.

Отсюда это огромное желание сбежать сразу после гонки. Сначала к вертолету, потом — к собственному самолету и прочь отсюда. А на следующее утро ты встаешь и радуешься чему-то чудесному, тебя никто не толкает и не принуждает. Каждую победу ты по-настоящему осознаешь только на следующее утро.

В отель я прибыл довольно трезвым и подумал: вот и хорошо, завтра тебе лететь, а вечером надо быть на телевидении.

Так спокойно и закончился этот день».

1994 год. Через тернии к звездам

Михаэль Шумахер («Бенеттон») – 92 очка

Деймон Хилл («Уильямс») – 91 очко

Гонка в Австралии стала решающей в обоих чемпионатах. Первое место на стартовой решетке завоевал Мэнселл, за ним расположились Шумахер, Хилл, Хаккинен, Баррикелло и Ирвайн. На старте Мэнселл, как обычно, откатился назад, а Ирвайн прошел Баррикелло. Впереди шли Шумахер, Хилл, Хаккинен, Ирвайн, Мэнселл и Баррикелло. Шумахер и Хилл, между которыми была всего секунда, начали с огромной скоростью отрываться от остального пелетона.

На 10-м круге Мэнселл обогнал Ирвайна и стал четвертым, а шестью кругами спустя Ирвайн вылетел в стену и сошел. Вскоре Мэнселл прошел Хаккинена, но даже он шел на секунду медленнее Шумахера и Хилла.

На 35-м круге Шумахер широко вошел в поворот East Terrace и задел стену. Он потерял время, но в тот момент было непонятно, повреждена его машина или нет. Хилл оказался прямо позади него и тут же бросился в атаку, заняв в следующем повороте внутренний радиус. Когда «Уильямс» Хилла проходил мимо «Бенеттона», Шумахер слишком сильно повернул внутрь поворота и машины двух соперников столкнулись. «Бенеттон» взлетел в воздух и при приземлении был сильно поврежден, что означало сход Шумахера. Машина Хилла на первый взгляд не пострадала, но вскоре выяснилось, что на ней сломан передний левый рычаг подвески. Хилл медленно вернулся в боксы, и, после отчаянных попыток исправить поломку, вынужден был сойти.

Была ли эта авария намеренно вызвана Шумахером — особенно если он знал, что его машина была повреждена после контакта со стеной в повороте East Terrace — до сих пор предмет споров. Однако в результате Михаэль Шумахер завоевал первый чемпионский титул «Формулы-1».

Мэнселл и две «Феррари» боролись за лидерство, но во время второго пит-стопа у Алези сначала не могли закрепить колесо, а затем его машина заглохла на выезде. Он отстал на целый круг и вернулся в гонку восьмым. На 77-м круге у Хаккинена отказали тормоза. Мэнселл одержал 31-ю победу в карьере, за ним финишировали Бергер, Брандл, Баррикелло, Панис и Алези.

По итогам сезона Шумахер набрал 92 очка и обошел Хилла всего на одно. Несмотря на противоречивое столкновение в последней гонке, никаких санкций от ФИА не последовало. «Уильямс» тоже не стал подавать протест.

2007 год. Райкконен неожиданно для всех стал чемпионом мира

Кими Райкконен («Феррари») – 110 очков

Льюис Хэмилтон («Макларен») – 109 очков

Фернандо Алонсо («Макларен») – 109 очков

В Бразилию Льюис Хэмилтон приехал, имея отрыв в четыре очка от Алонсо и семь — от Райкконена. Чтобы стать чемпионом, Алонсо требовалось финишировать минимум на две-три позиции выше партнера, при равенстве очков и побед судьбу титула могло решить число пятых мест. Финну, чтобы стать чемпионом, нужно было побеждать при финише Алонсо не выше третьего места, а Хэмилтона — не выше шестого. Накал страстей подогревался слухами, что после внутрикомандного скандала команда «Макларен» может подыгрывать Хэмилтону. Сами гонщики и члены команды отрицали это.

На старте Масса заблокировал Хэмилтона, позволив Райкконену выйти на второе, а Алонсо — на третье место. Хэмилтон атаковал Алонсо в Subida dos Lagos, но вылетел с трассы. Вернувшись девятым, британец отыграл несколько позиций, но затем на его машине отключился бортовой компьютер, и это отбросило его на последнее место.

Пара «Феррари» вскоре далеко оторвалась от преследователей, Масса показал несколько лучших кругов. Шедший третьим Алонсо отставал, но математически стал основным претендентом на титул. Для Хэмилтона, которому предстояло прорываться через весь пелетон, команда перешла на тактику трех дозаправок, дававшую большое преимущество в скорости. Благодаря этому Льюис смог отыграть большую часть потерянных мест и вернуться в очковую восьмерку.

На второй серии пит-стопов команда оттянула дозаправку Райкконена, позволив ему проехать несколько более быстрых кругов. За счет этого после остановки он вернулся на трассу впереди Массы. Это позволило ему, финишировав первым, на одно очко опередить как Алонсо, так и отставшего на круг Хэмилтона и стать чемпионом.

Болиды Росберга, Кубицы и Хайдфельда, финишировавших четвертым, пятым и шестым соответственно, при послефинишном досмотре показали слишком низкую температуру топлива, что частично нарушало регламент. По инициативе «Макларен» было организовано послегоночное разбирательство, однако судьи не наказали троих гонщиков, ограничившись устным предупреждением. Основанием послужило то обстоятельство, что используемые по регламенту датчики температуры топлива не всегда проходят должную калибровку. Если бы все трое получили дисквалификации, Льюис Хэмилтон оказался бы на четвертом месте и выиграл чемпионский титул постфактум. Немедленно после этого «Макларен» подал протест в международный апелляционный суд на это решение стюардов, который был отклонен.

Удовлетворение протеста, и как следствие, передача чемпионского титула Хэмилтону, нанесло бы сильнейший удар по имиджу «Формулы-1». Фактический руководитель «Ф-1» Берни Экклстоун даже заявил, что в случае подобного решения подумает об отставке.

2008 год. Легендарные 40 секунд чемпионства Фелипе Массы

Льюис Хэмилтон («Макларен») – 98 очков

Фелипе Масса («Феррари») – 97 очков

За несколько минут до официального начала гонки в Сан-Паулу прошел короткий ливень и намочил всю трассу. Руководство гонки отложило старт прогревочного круга на 10 минут, а все команды поменяли резину с сухой на промежуточную. Роберт Кубица стартовал с пит-лейн, из-за просчета команды ему поставили псевдослики, но проехав прогревочный круг он заехал на пит-стоп, чтобы сменить резину. На старте влажной трассы в лидирующей четверке ситуация не поменялась. Позади Ковалайнен откатился на две позиции, его обошли Феттель и Алонсо. Во втором десятке произошел контакт, где развернуло Култхарда, после чего в него врезался Накадзима. Шотландец сошел. На следующем повороте из гонки также выбыл Пике.

Через несколько кругов на подсыхающей трассе все пилоты начали менять резину на сухую. Несколько улучшили позиции те, кто сделал это немного раньше остальных. Алонсо поднялся с шестой на третью строчку, обошел Райкконена и шел третьим за Феттелем, который затем совершил ранний второй пит-стоп и планировал идти на тактику трех дозаправок. За несколько кругов до финиша опять пошел дождь и практически все поехали менять сухую резину обратно на промежуточную. За два круга до финиша Феттель смог обогнать Хэмилтона и вышел на пятую позицию.

Шестая строчка Хэмилтона не устраивала, так как в этом случае он терял чемпионский титул. Судьба чемпионства решилась на предпоследнем повороте последнего круга, когда пара Феттель и Хэмилтон обогнала Тимо Глока, который не менял резину на дождевую, в результате чего прошел последний круг по сырой трассе почти на 20 секунд медленнее остальных.

Масса выиграл гонку и при пятом месте Хэмилтона его отставание в чемпионате составило лишь одно очко. Третье место Райкконена в Бразилии позволило ему подняться на строчку в чемпионате и он стал третьим в сезоне при равенстве очков с Кубицей, но с большим числом побед.

А какой чемпионат понравился вам? Ждете повторения подобных битв в декабре?

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные