android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Финишная прямая

Команды «Формулы-1», которые любили менять пилотов

«Торо Россо» воскресила тренд.

Одна из самых веселых историй этого сезона «Формулы-1» – пилотские перестановки в «Торо Россо». Перед Гран-при Сингапура команда заменила Даниила Квята на Пьера Гасли. Нормальное решение, но с крошечным недостатком: француз борется за титул в японской «Супер-Формуле», и финал сезона совпадает с Гран-при США. 

Перед этим в «Рено» решили не дожидаться следующего года, чтобы посадить в кокпит взятого у «Ред Булл» в аренду Карлоса Сайнса, и потому «быкам» пришлось не только возвращать в основной состав Квята, но и срочно искать пилота на одну гонку вместо Гасли. Выбор пал на Брендона Хартли, бывшего партнера Марка Уэббера по «Ле-Ману». Иронии ситуации придают не только многочисленные и недальновидные перестановки (почему, скажем, нельзя было дождаться завершения сезона у Гасли), но и тот факт, что давным-давно Хартли участвовал в молодежной программе «Ред Булл» и был из нее отчислен. 

По современным меркам все это выглядит довольно смешно, но на самом деле «Торо Россо» не изобрела ничего нового. В эпоху обилия маленьких частных команд устраивать цирк с пилотским составом было нормой, и многие проявляли куда больше креативности, чем «тауриновые». 

«Уильямс» 

Увидеть в подобном списке одну из самых старых команд чемпионата неожиданно, но «Уильямс» менял пилотов исключительно по объективным причинам, так что история не стыдная. 

Ральф Шумахер – один из тех пилотов, у которого явно проявляются любимые и нелюбимые трассы. Индианаполис явно из числа последних. Согласно статистике, в США немец финишировал лишь один раз, да и то с отставанием в несколько кругов после стартового столкновения с Монтойей. Два года подряд Ральф на полном ходу врезался в стену при выходе на бэнкинг, и первая из таких аварий – в 2004-м – получила продолжение в виде травмы спины и пропуска трети сезона. 

Сначала немца заменил резервист Марк Жене, но оказался слишком медленным, поэтому две гонки спустя в машину сел второй тест-пилот «Уильямса» – Антонио Пиццония. Бразилец в то время выглядел перспективным парнем, пусть и не для топ-команды, и набрал несколько очков в командный зачет, хотя на фоне Монтойи тоже смотрелся слабо. 

«Прост»

В 2001 году команда четырехкратного чемпиона мира Алена Проста агонизировала, и чтобы понять это, достаточно было взглянуть на пилотский состав. Ни одна приличная конюшня не могла посадить за руль Гастона Маццакане, одного из символов рента-драйверского движения. От аргентинца удалось избавиться через четыре Гран-при после начала сезона, но заменил его Лучано Бурти, которого перед этим выгнали из «Ягуара». Партнером бразильца был Жан Алези, и эта пара держалась, пока из «Джордана» не уволили Хайнца-Харальда Френтцена, лучшего гонщика в своей истории. В итоге команды просто поменялись пилотами – Алези отправился на повышение, а его место в «Просте» занял немец. 

Френтцен успел подарить французам последнюю радость – 4-е место в квалификации перед Гран-при Бельгии, а на следующий день Бурти попал в серьезную аварию, из-за чего произошла последняя замена в истории «Проста»: травмированного бразильца заменил Томаш Энге. 

На этом история в «Формуле-1» закончилась практически для всех действующих лиц. Компания Алена Проста обанкротилась – и лучше так, чем медленно умирать на протяжении десятилетия, как «Минарди», – Энге, Бурти и Алези больше не выходили на старт, а Френтцен еще поездил пару лет в аутсайдерах перед уходом в ДТМ.

«Минарди» 

Коллектив из Фаэнцы не всегда был синонимом медленной, бедной команды, балансирующей на грани выживания, но к середине 90-х уже начал приспосабливаться к этой роли. 

Одна историческая заслуга у «Минарди» все-таки есть – итальянцы вырастили много хороших гонщиков, и современной «Формуле-1» явно не хватает гоночного аналога новокузнецкого «Металлурга». Из известных пилотов за «Минарди» ездили Алонсо, Трулли, Физикелла, Уэббер, Лука Бадоер. А еще были те, кто не взлетел, но в молодости смотрелся неплохо: Джастин Уилсон и Кристиан Альберс. 

Но с Физикеллой получилась забавная история. Посадить-то его посадили, но как только у команды заканчивались деньги, в «Минарди» брали пилота с кошельком. Сначала в таком качестве выступил Тарсо Маркес, гонщик относительно приличный. Но заканчивал сезон Джованни Лаваджи, о котором всегда вспоминают, когда речь заходит о худшем гонщике в истории «Формулы-1». 

Главным препятствием итальянского рента-драйвера по пути на старт было правило 107 процентов, которое он трижды проваливал. Тем не менее, в команде терпели его до конца года. В дальнейшем «Минарди» еще не раз сажала за руль гонщиков сомнительного уровня, но до Лаваджи им всем было далеко. 

«Джордан» 

Эту историю знают все, кто изучал карьеру Михаэля Шумахера, но не рассказать о ней хотя бы чуть-чуть невозможно. Франко-бельгийский гонщик Бертран Гашо пропустил часть сезона по необычной причине – подрался с таксистом и попал в тюрьму на два месяца. При помощи «Мерседеса» его место занял Шумахер и дебютировал настолько мощно, что уже после первой гонки его пригласили в более сильный «Бенеттон» вместо Роберто Морено. Эдди Джордан на пару гонок взял к себе уволенного бразильца, но вскоре предпочел ему сильного новичка из «Формулы-3000» Алессандро Дзанарди. 

Как уже ясно из истории с Френтценом, ирландский менеджер легко относился к пилотским перестановкам. Рекорд по количеству гонщиков за рулем одной машины он установил в 1993 году. В роли напарников Рубенса Баррикелло выступило сразу пять человек, два из которых проехали всего по одной гонке и были явными рента-драйверами. Чтобы обуздать наглость Эдди, ФИА пришлось менять правила и устанавливать лимит на количество гонщиков в сезоне, выступающих на одном болиде. 

«Пасифик» 

Есть команды, где иногда ездят рента-драйверы, а есть команды, специально созданные для них. «Пасифик» – самый яркий пример последних. За свою короткую историю он дал место в истории Полю Бельмондо, Джованни Лаваджи и Жану-Дени Делетразу. В 1995 году команда была в относительно приличной форме и проходила квалификацию, что позволяло гонщикам британской конюшни творить странные вещи на трассе.

А что касается пилотской эволюции, то там все было просто. Сначала в команде ездил Гашо, потом его заменяли Лаваджи и Делетраз, а в конце сезона бельгийца, знакомого всем по истории Михаэля Шумахера, вернули в команду перед ее исчезновением. 

«Лотус» 

Всего одно слово «Лотус» объединяет очень множество команд. Это и успешная команда Колина Чепмена, и первые победы Сенны на болиде в черно-золотой раскраске, и сразу два коллектива в начале нулевых, каждый из которых не хотел упускать маркетинговую составляющую легендарного бренда. 

Но самая позорная страница в истории – это 1994 год. По скорости «Лотус» опережал только явных аутсайдеров, и даже сносная для того времени надежность не помогла команде взять ни одного очка. Несмотря на отсутствие финансирования, британская конюшня по ходу сезона выпустила новое шасси, но все равно не могла тратить достаточно денег на его развитие. 

На протяжении большей части сезона лидером команды был Джонни Херберт, оставшийся с более радостных времени, а его партнеры менялись каждые несколько гонок. Всего за «Лотус» в том году проехало шесть пилотов, и команде удалось соблюсти лимит лишь за счет того, что замены происходили на обеих машинах команды. В результате этих уловок Алессандро Дзанарди формально поездил на каждой из них. 

Осенью команду продали брату Джеймса Ханта Дэвиду, и тот собирался выставить новую машину на старт следующего сезона, но в декабре разработка была остановлена, а история «Лотуса» в «Формуле-1» взяла 15-летнюю паузу.

Фото: REUTERS/Albert Gea, Eric Gaillard, Enrique Shore; Gettyimages.ru/Mark Thompson, Mike Hewitt/Allsport, Marcus Brandt/Bongarts

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы