Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать
Блог Финишная прямая

Почему звезды автоспорта идут в «Формулу-Е»

Электрокары захватывают мир. 

Третий сезон «Формула-Е» штурмует экраны телевизоров и мониторов в стремлении отвоевать аудиторию у более эффектных автоспортивных серий. Бои идут с переменным успехом, однако проект электрокаров Алехандро Агага не просто удержался на плаву, но и занял определенную нишу в гоночном календаре, хотя скептики прочили соревнованию скорую смерть: скромные по сравнению с «королевским классом» скорости, смешная система пит-стопов с перебежками из болида в болид (батареи, «оживляющие» монокок, живут меньше бабочки), проложенные по городским улицам трассы без виражей для рисковых атак не складывались в затею, способную привлечь аудиторию или инвестиции. 

Тем не менее сегодня «Формула-Е» живее всех живых – и продолжает нести в массы идеи экологичного гоночного будущего. Проводниками же оных выступают пилоты, имеющие за плечами не только добротные карьеры в «миноре», но и элитное прошлое. Хайдфельд, Вернь, Пике-младший, Д‘Амброзио, Буэми, ди Грасси – добрая треть пелотона с разной степенью успеха еще совсем недавно была вовлечена в жизнь «Формулы-1». Если же собрать вообще всех героев «зеленых» Гран-при, то из них вовсе сформируется пусть небольшой, но Зал Славы ведущей серии планеты. Логичен вопрос: по какой причине эти спортсмены свернули с широкой автоспортивной дороги на непроторенную тропинку, проложенную электрокарами? 

Отсутствие нормальной фарм-серии 

Для того, чтобы попасть в «Формулу-1» или же туда вернуться, нужен трамплин. Репутация, связи, спонсоры нарабатываются и приобретаются в процессе восхождения к вершине. Обилие чемпионатов, разбросанных по планете, вроде бы предоставляет уйму шансов по-настоящему талантливым гонщикам проявить себя. Однако на практике это совсем не так. 

В иерархии высоких скоростей нет ни цельности, ни упорядоченности. Хуже того, мы с трудом можем понимать, где уровень конкуренции достаточно высок, чтобы рассуждать о потенциале спортсмена, а где техника отвечает требованиям, актуальным для проверки годности пилотов. Прежде все «волги» так или иначе впадали в «Каспийское море», в серию GP2. Там соискатели наград рассаживались по стандартизированным шасси, актуализировали все полученные ранее навыки – и по-взрослому «зарубались» за титул, «репетируя» реальные сражения на трассах «Формулы-1». Порой получалось фантастически эффектно (вспомните, каким бескомпромиссным получалось противостояние Нико Росберга и Хейкки Ковалайнена), порой просто давало обильную пищу для размышлений и повод увидеть в скромных спортсменах калибра Камуи Кобаяси или Нико Хюлькенберга скрытый потенциал, а временами Тимо Глок и Льюис Хэмилтон своим очевидным превосходством над соперниками давали понять, что они готовы к более серьезным вызовам. 

Сегодня же GP2 превратилась в дорогущее интерактивное шоу, где за рулем может оказаться любой, кто способен заплатить сумму с множеством нулей. Самородкам, пробующим открыть эти двери самостоятельно, банально не хватает средств опередить «папочкиных сынков» или очередной «спонсорский проект». Опять же, еще десяток лет назад вложиться в вундеркиндов готовы были топ-команды, чтобы растить смену лидерам. Сейчас же из молодежной академии в GP2 перспективного паренька готовы отдать только через «третьи руки» – «продав» состоятельным посредникам. Вы нам деньги, мы вам потенциально выгодный брендовый проект. Если же желающие раскошелиться отсутствуют, молодежь гонят обходными путями. Скажем, в японскую «Cупер-Формулу». Но там, как уже говорилось, и потеряться высока вероятность, и размыть на общем фоне свои сильные стороны. 

Минимизация тестов 

Давайте начистоту: единственный реальный аргумент, который прежде мотивировал болельщика следить за тестами, – это оценка потенциала молодых пилотов. Мы понимали, что до официального релиза (и уж тем более после него) машина еще изменится с полдесятка раз до неузнаваемости. Причем не только внутренне, но и внешне. Тогда как информация, приходившая от шинников, была столь же поверхностной, как и пресс-релизы команд. 

Тем не менее всякий раз, как за руль боевого кара садился кто-нибудь из молодых, в комментариях к новостям начинала бурлить жизнь. Изнуренные межсезоньем болельщики получали плацдарм для оценок, сравнений, споров о нюансах пилотажа и прогнозов относительно перспектив спортсмена. Для меня, как для автора Sports.ru, все это дело напоминало драфт НХЛ или НБА, где юные таланты получали характеристику спецов после «ворк-аутов» в тренировочных лагерях. Тогда как перспективным пилотам тесты давали шанс удивить владельцев конюшен – и повысить котировки своих акций в мире «Ф-1». Грубо говоря, это перспектива и себя показать, и в пул попасть третьим-четвертым пилотом, и даже на чей-нибудь бюджетный хвост сесть, чтобы сезон-другой маячить перед глазами. 

Сегодня тесты превратились в формальность. Жертвовать «этими самыми днями» на обкатку молодежи точно никто не хочет – слишком дорого время, слишком важна обратная связь. Поэтому зимой пилотам, желающим оставаться на виду, особо делать нечего. «Формула-Е» отчасти компенсирует данный дефицит, предлагая раз в месяц напрячься да поводить электрокары по живописным улицам красивых городов. Более того, в столь расслабленной атмосфере гонщики, не рискующие здоровьем, еще и зарабатывают, что добавляет шарма действу. 

К слову, безопасность электрокласса в сочетании с низкими скоростями делает серию привлекательной и для другого полюса участников – ветеранов. В гонки на выносливость готовы идти далеко не все. Состязания каров вне категории открытых колес требуют масштабной перестройки – и технической, и ментальной. Соответственно, пережить ее способны далеко не все. Да и подобным желанием гонщики в возрасте не всегда горят. Наконец, риск в смежных состязаниях не в пример выше, чем в «Формуле-Е», где даже внешне яркие аварии на самом деле далеки от чего-то фатального. Посему тряхнуть стариной и апробировать электрокар не чураются даже мастодонты калибра Жака Вильнева. 

Отсутствие закулисной борьбы 

На одном только примере российских пилотов их движения в эволюционной цепочке «Ф-1» можно писать диссертацию о меркантильности серии как таковой. Одно неловкое движение менеджера, данное в запале интервью, незначительный спад в выступлениях – и тайные пружины политики начинают скрипеть, приводя в движение механизм закулисной борьбы. В «пиранья-клубе» нет места джентльменству или гуманности. Зато деньги и умение вовремя набрать нужный номер решают все. Посему подавляющее большинство пилотов живет если не в страхе, то уж наверняка в неопределенности относительно своих долгосрочных перспектив. 

В «Формуле-Е», разумеется, кумовство тоже есть. Иначе не ездил бы Даниэль Абт в команде своего папаши, а Николя Прост – не сражался за честь семейной конюшни. Тем не менее здесь все куда менее коррумпировано и скомпрометировано. Если уж даже женщины здесь выходили на старт и вместе с мужчинами боролись за Гран-при, то, согласитесь, «Формулу-Е» впору называть демократичной. А ведь внутри серии есть еще и ротация, когда гонщиков можно без проблем менять прямо в разгар чемпионата. И пока не ввелись ограничения на рокировки, от перестановок в ряде команд даже в глазах рябило. 

Так что «электрокласс» пилотами определенно любим. Да и переходить из команды в команду здесь проще: шасси у конюшен одинаковое, поэтому адаптация занимает не так уж много времени. 

Отличная медийность 

Скептики, конечно, вновь возьмутся хохотать до колик. Мол, если уж телеправа вещателям организация отдает бесплатно (лишь бы показывали), о чем здесь может вообще идти речь. Однако «Формула-Е» максимально старается сблизиться со зрителями, стремится к интерактивности. А это, ясное дело, нравится инвесторам – со всеми вытекающими последствиями в виде поддержки класса и привлечения инвестиций с раскруткой пилотов. 

Промо на самом деле вызывает интерес, поскольку на фоне инертности «Ф-1» выглядит нестандартным поиском. Именно фаны решают, кто из пилотов в ходе Гран-при получит «буст» и сможет разок за счет бонуса существенно ускориться на фоне соперников. 

Именно с болельщиками постоянно работают соцсети и тематические парки развлечений, обслуживающие каждый этап. Именно для зрителей выбирается максимально широкая вещательная площадка в каждой стране, отчего о «Формуле-Е» люди узнают даже в отдаленных точках планеты. 

Внутри всей этой индустрии, заигрывающей с потребителем, скрыт глобальный пласт продакт плейсмента и прочий маркетинговый инструментарий. Естественно, быть его частью пилотам выгодно, равно как выгодно пожинать пиар-плоды от столь масштабной «раскрутки» серии. 

Поэтому даже те, кого судьба забросила на автоспортивные задворки, в последние полтора года так или иначе через прессу отвешивали комплименты «Формуле-Е». Они понимают: если правильно отзовешься о детище Агага сегодня, завтра будут отзываться уже о тебе. Так что не удивляйтесь какому-нибудь подзабытому герою «Формулы-1», случись ему уже в средине февраля в Мексике выйти на старт и пополнить без того богатую коллекцию «орденоносцев» электрической серии.

Фото: Gettyimages.ru/LAT Photographic/Formula E; globallookpress.com/imago/Crash Media Group (2)

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы